Архив категории Книга Предание – читать! »»

Повелители Снов.

 

Нам всем снятся сны….
Красивые и яркие, полные событий или бессмысленные, мы видим их каждую ночь, не зависимо от нашего желания.
А быть может, сны это не только цепь случайных картинок?
Быть может, есть кто-то, кто знает о них куда больше, чем мы можем себе представить….

 

Книга первая.  Предание.

 


Мир Грез. Страна, где начинаются Сны…

 -Родион, я не могу. Ты просишь слишком много.
На подобное сил не хватит ни у меня, ни у Ардалиона.
 
Виринея растерянно покачала головой, не зная, что сказать. Молодой человек уронил голову на руки, даже не посмотрев на сидящую перед ним девушку. Они разговаривали уже не первый раз на эту тему, и как всегда не могли найти никакого решения.
     Повисла тишина. 
Повелительница прикрыла необычайно изумрудные глаза. Таких глаз не могло быть ни у одного человека, и именно они отличали Повелителей Снов от остальных жителей Мира Грез.

 Мир Грез.
Неведомый мир, неизвестный ни одному человеку, для них он был  домом. Ребята уже свыклись со своей необычной жизнью, так же как и с тем, что теперь они сами не видели снов. Никогда.
 Зато они ежедневно создавали их, помогая людям разобраться в себе, ведь только во сне человек остается один на один с собой.
Но сейчас речь шла совсем о другом. Виринея не знала, как поступить. Родион просил ее о  невыполнимом…. На этот раз речь шла не о Сне для человека…, Родион  был жителем Мира Грез, и сегодня он снова просил о невозможном.

Девушка вздрогнула, когда темные пронзительные глаза вновь посмотрели на нее. В них было отчаяние и непреодолимое желание  жить.
– Виринея, я хочу жить нормально! Мы устали от бесцельного скитания во времени. Я устал убивать. Разве это так много, просто отпустите нас!?
  Девушка заломила руки.
– Ты же знаешь, это не в моей власти…
– Но у тебя поразительные способности. Те знания, на которые у других повелителей уходят
годы, ты постигаешь за несколько недель. Девай, попробуем, хотя бы попытаемся.
  Виринея задумчиво смотрела на экран, на котором шел чей-то сон, мелькали события, казалось бы, беспорядочные и путаные, на самом же деле тщательно продуманные и подобранные
девушкой.
    Она перевела взгляд на молодого человека.
 Она знала его и его друзей  уже много лет, и все эти годы они были бесспорными лидерами в борьбе
с кошмарами, помощниками в их нелегком деле. Странники!
 Путешествуя по снам, они уничтожали кошмары, мучившие людей.  Но наступает такой момент, когда человек устает, как устали эти отважные воины. Они, как и следовало, подготовили себе замену, Правитель Страны Снов подписал свое согласие, они могли вернуться в Мир Людей в любой момент…., но уходить им было просто некуда….

– Родион, ты прекрасно понимаешь вашу ситуацию. Вы не люди в полном смысле этого слова, в настоящем Мире Людей вам нет места, так как ваш род закончился много веков назад. Что ты хочешь от меня?
– Дай нам шанс выжить…- просто ответил парень.
– Как?
– Верни нас в прошлое во сне…
– А-а. – Девушка покачала головой, необыкновенно яркие рыжие кудряшки запрыгали по спине.  –
Так нельзя. Вас не было и в помине в те времена, я не могу перемешать два разных века, и отправить вас к вашему прадеду.
– Но должен же быть выход! – в сердцах воскликнул Родион.
   Виринея поднялась и, смотря на входящего Ардалиона, который как всегда появился неслышно, ответила:
– Я подумаю. Завтра попробуем что-нибудь сделать, только не сегодня, хорошо.
– Спасибо.
Ребята  пожали друг другу руки.
   Ардалион молча смотрел вслед уходящему молодому человеку.
– Ты ведь все знаешь, зачем было посылать его ко мне? – с упреком произнесла Виринея. – Их положение безнадежно…
– Я так не думаю. – он сел на диван, повелительно провел рукой по экрану, который тут же  показал  другую картинку: пять молодых красивых девушек, идущих по дороге.
– Кто они? – уже с интересом в голосе проговорила девушка, присаживаясь рядом.
– Скоро узнаешь…
– Так ты уже начал действовать, тогда зачем  тебе понадобилась я?
– Виринея, мне не справиться одному. Здесь придется поднапрячься, и использовать все наши способности…
– Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь. Все это может закончиться очень…, очень плачевно, если мы ошибемся. Странники потеряются во времени, а   Нас могут исключить…
– Ты же знаешь, Призраки Кошмаров наступают, повелители все слишком заняты, у них есть дела поважнее.  Потому у  нас с тобой полная свобода действий. – молодой повелитель посмотрел на помощницу, его лицо было серьезно. – Я очень хочу помочь этим ребятам, и, думаю, сейчас самое время попробовать. Миргрез одобрил идею.
Виринея вновь посмотрела на экран. Одобрение Властелина говорило о многом, значит можно рискнуть, а вдруг получится!
– Так кто эти девушки?
– Скоро сама все поймешь.

Глава 1.

 

Все-таки 18 лет , это очень странный возраст. 
Вроде уже не мало, но с другой стороны еще вся жизнь впереди. Пора бы уже задумываться о серьезных отношениях, но в то же время как-то страшновато, так именно они ведут к свадьбе, мужу, детям…. Бррр, о таком даже думать страшно.
   Эти мысли начали меня одолевать сразу после дня рождения.
Не то, чтобы я очень часто об этом думала, нет, конечно. Но все же, периодически мой мозг начинал штурмовать эту непосильную пока для меня задачу, в очередной раз приходя в тупик.
 Этим утром, когда я спешно собирала сумки, кидая туда все, что может пригодиться 18 летней девушке на отдыхе в небольшой деревеньке, мой ум снова «глодал» старую кость.
  Мама в очередной раз напомнила из кухни, какие мы с сестрой копуши, раз за неделю не смогли собраться. Я не стала ей напоминать, что помимо деревенских подруг у нас есть еще и здешние, с которыми мы расставались аж на три месяца. А значит нам требовалось много времени, чтобы со всеми попрощаться.
  Поэтому сегодня мы бегали по комнатам, запихивая в сумки все подряд.
– Ольга, совсем с ума сошла! – я не выдержала, когда младшая сестрица приперла ролики. – Ну где ты там будешь на них кататься?
  Мой вопрос она как всегда встретила в штыки, показав мне язык.
– А что такого, может где и покатаемся.
– Да, конечно, по деревенским то дорогам. Ну вперед! Только я бинтовать тебя потом не буду, так и знай.
  Ольга на миг задумалась, в уме просчитав, что для нее будет безопаснее.
Ролики тут же полетели назад в шкаф, а она тайфуном понеслась в ванную, сгребая оттуда все подряд.
– Олесь, как думаешь, девчонки уже там без нас гуляют?
  Послышался ее звонкий голосок из ванной.
– Не думаю, они планировали сами приехать в начале недели. Наверное, вещи раскладывают. Сегодня проверим.
– Ой, как я по ним соскучилась! Даже представить сложно, что целый год прошел.
– Да, год…, вот и новое лето…., а мне уже 18.
  Тихо отозвалась я, говоря скорее с собой, чем с Олей.

                         *           *           *
         Новое лето.
 Я всегда любила проводить лето у бабушки.
Кто-то может сказать – фу, как скучно! А я отвечу, вот и нет! Это очень даже увлекательно, главное, чтобы у тебя были подруги. Те люди, с которыми всегда весело, и которые с тобой  в любой ситуации.
  И я могла похвастаться, что у меня таких целых четыре. Нет, три, плюс моя сестра. Ольга проходила у меня всегда по отдельной категории, потому что бывали моменты, когда я ее очень любила, а случались такие, когда была готова прибить.
  Я очень любила просыпаться утром на своем любимом диване.
Когда в окно лился яркий солнечный свет, и можно было валяться сколько влезет, ведь не нужно рано вставать ни в школу, ни в  институт. Бабушка хлопотала на кухне, а я слушала, как петухи кричат на улице.
Обожаю это чувство! Оно замечательное, и такое теплое.
   Но в первое утро летней жизни поваляться не удалось.
Открыв глаза, я разглядела ужасный бардак, который меня окружал. Не удивительно, ведь наши сумки так и стояли не  распакованными, так как приехали мы поздно ночью. Нас хватило только на то, чтобы вытряхнуть все посередине террасы, проверив, все ли мы привезли, попить чаю и упасть спать. Ах, нет, еще выслушать нагоняй отца, за свои долгие сборы, и что нам пришлось ехать в ночь.
 Но настроение от этого не  испортилось.
 Я растолкала спящую Ольгу, и под ее причитания мы пошли завтракать.

             
    Деревенька оживала на глазах.  
Мне нравилось, как в первый летний месяц  с  каждым днем народу становилось все больше и больше, звонкие детские голоса слышались тут и там с раннего утра и до самого вечера.
   Это был самый обычный июльский вечер, но для  нас это был вечер нашей встречи. Наша пятерка вновь встретилась все вместе на летних каникулах. Именно сегодня мы рассказывали  друг другу без умолку о том, как закончился год в институте у меня и Юльки и в школе у Ольги, Кати и Лены .  Конечно, мы созванивались в течении года в Москве, общались в нете, но разве это было то! Телефон не сравним с тем единением, которое дает только личное общение. А связывало нас очень много.
 Наша дружба длилась так долго, что никто уже толком не помнил сколько лет. Просто мы уже не могли представить ни одно лето друг без друга и без любимой деревни.
«Санино» навсегда стала для нас символом лета, солнца и безграничной свободы.
    И вот теперь мы снова шли по дороге.
Как всегда заходящее солнце светило нам в спину, приятно лаская руки и спины. Казалось время остановилось, все было как год назад, или два. Только мы взрослели.
 Нас снова было пятеро.
 Кто-то чуть вырос, кто-то укоротил колосу, кто-то наоборот, у кого-то выросла грудь, у кого-то попа, но в целом это были все те же МЫ.
Прежние, пусть и повзрослевшие на год.
  Юлька – короткая стрижка ее темных густых волос подчеркивала в ней задор, которым так и светились ее серые глаза.
  Ленка – женственная, утонченная и осмотрительная, она, тем не менее, в компании подруг становилась всегда веселой и увлекающаяся. Темные волосы прекрасно сочетались с большими темными умными глазами. Лена была самой высокой из всех.
  Катюха – голубоглазая блондинка, ее светлые вьющиеся волосы чем-то напоминали ее характер, такая же легкая в общении и такая же непостоянная, как ее непослушные кудряшки.
  Ольга – моя младшая сестра и самая взбалмошная часть компании, всегда веселая и громкая. Ее пепельные волосы легко спадали на плечи, а огромные глаза  цвета виски всегда смотрели на мир с удивлением.
  И я, меня, кстати, зовут Олеся. Чего скрывать, ростом я не удалась, потому была сбыла самой миниатюрной среди девчонок, но, как ни странно, это не делало меня незаметной.
Как говорили все наши друзья, « Олеся, тебя не видно, но слышно!»
Темные длинные волосы вроде как считались темными, но на солнце казались рыжими, а глаза вроде как карие, но на том же солнце всегда были зелеными. Вот такое несуразное создание я из себя представляла. Хотя все говорили, что это сочетание  очень даже не плохо смотрится.
 
  Было тепло, откуда-то доносился аромат свежескошенной травы, который перемешивался с пряным ароматом цветов.
 Вывалив друг на друга кучу новостей, мы теперь просто шли по дороге, начиная их переваривать.
– Что ж, народ, думаю, это лето мы снова начнем одинокими. – сокрушительно произнесла Юля, театрально закатив глаза.
 Она припомнила прошлое лето, которое мы закончили громким расставанием с тогдашними ухажерами. Воспоминание было не из приятных, у меня даже зубы свело.
– Ну и что, мы правильно тогда поступили, я не жалею, что мы с ними попрощались, лично меня они уже начали напрягать. – я пожала плечами, даже вспоминать не хотелось.
– Олесь, ты как всегда категорична! Может, стоило дать им второй шанс… – неуверенно проговорила Катя, косясь на меня лукавым взглядом.
– Второй шанс, ха! Как же! – воскликнула Оля непримиримо. – Никакого второго шанса не будет!
– Сестры сошлись во мнениях, девчонки, запомните этот день. – смеясь, Лена попыталась сменить тему, так как знала, что сейчас  Оля начнет перечислять все не самые лучшие качества ребят, причем, не особенно выбирая при этом выражения.                       
– Кать, я приехала сюда отдыхать, а не слушать лекции. Те ребята были не плохими, но какими-то уж слишком заумными. – проговорила я, поморщившись от воспоминания прошлого лета.
– Правильно, и мне  тоже не нравится, когда пупсик, который идет с тобой рядом пять вечеров подряд, даже не попытался поцеловать. – громко выкрикнула моя сестрица. – Прямо начинаешь чувствовать себя страшной и неинтересной.
    Подруги рассмеялись.
– Оль, тебя послушать, так кажется, будто тебе нужно прямо в койку после первого свидания. – веселясь, подколола Юля.
– Дура, ты старая! –  отмахнулась Ольга. – Нет, конечно! Но тупить так сильно! Ужас!
– Ой, тупить. Да ты сама бы ему по лицу хорошенько бы заехала, если бы он начал распускать руки. – напомнила я ей.
  Сестрица состроила кроткое личико:
– Я, да ты что! Разве я на такое способна.
 Девчонки расхохотались. Мы все прекрасно знали, что это с виду ангельское создание было способно на многое.

– Девочки, вы даже не представляете, как же я соскучилась по деревне, по этой размеренной жизни, по тишине и спокойствию… – мечтательно произнесла Лена, на мгновенье закрыв глаза.
– Э нет, подруга! Никакой тишины! Хватит, наслушалась я уже и птичек и сверчков в то лето с этими пришибленными! –  эмоционально заявила Оля, привычно закатывая глаза, как делал всегда, когда ей что-то не нравилось.
 – В это лето мы устроим веселье, правда, Юль!
– Конечно, Лелик! Вот только найдем прикольных ребят!
– Вот, хоть один человек меня понимает!
  Я покачала головой, но промолчала.
Ведь прекрасно понимала, что девчонки вовсе не озабоченные найти как можно скорее парня, просто  им хочется компании. Не все же лето бродить « между нами девочками». Я хотя и опасалась серьезных отношений, в целом их стремление разделала, только не в первый же вечер.
  Продолжая весело болтать, мы шли по дороге.

 Если бы нас спросили « Какая же сила объединяла этих столь разных представительниц лучшей половины человечества?» Мы бы все равно не смогли ответить.
 Наверное, потому, что и сами толком не знали. Просто, не смотря на то, что все были такими разными, нам всегда было весело вместе.
   Еще в детстве судьба свела нас вместе, когда-то мы играли вместе в куклы… Прошли годы, но, на нашу радость, мы остались верны своей клятве – каждое лето встречались здесь и проводили несколько месяцев вместе.
  
     Вечер продолжался.
Мы гуляли,  не замечая никого вокруг, каждая рассказывала события целого года.
   За то нас заметили сразу.
Пять мотоциклов в очередной раз пронеслись мимо нас по дороге.
– Вот разъездились! – возмущенно воскликнула Катя им вслед.
– Похоже, мы им понравились…- улыбаясь, констатировала Лена, машинально поправив прическу.
– Лена, только не говори, что они тебе тоже понравились.- сказала Оля, сделав кислую мину на лице.
– Как я могу сказать, понравились они мне или нет, если я с ними не говорила и совершенно их не знаю, вот если бы познакомиться…
   Я вздохнула.
– У меня нет настроения, с кем-то знакомиться. – возразила я, сегодняшний вечер принадлежал нам, и лично мне было совсем не парней. – Мы только приехали, может, стоит сначала осмотреться.
  Я видела, как подруги пожали плечами.
– А у меня как раз такое настроение! – не согласилась со мной Оля. – Надо брать быка за рога, пока не расхватали самых нормальных! Я не собираюсь проводить это лето в гордом одиночестве!
– Да что ты так переживаешь. Не было ни одного лета, когда бы мы не смогли собрать вокруг себя огромную компанию. Можем хоть один вечер погулять в тишине. – спокойно заметила я, умоляюще глядя на остальных. Может хоть  у них нет такой жажды общения  с противоположным полом.
– Нет, не можем!  Теперь мы свободны и будем знакомиться! – заключила Юля, веселясь, она толкнула меня локтем. – Олесь, харе хандрить!
– Можно подумать, что когда мы были не свободны, это как-то мешало нам знакомиться. – меланхолично заметила Катя.
    Мои подруги рассмеялись и вновь пошли по дороге.
Вскоре наше повествование новостей стало медленнее, и  мы придумали себе новое занимательное развлечение. Начали придумывать прозвища всем встречным ребятам.
Получалось не всегда литературно, но очень весело.
   Совсем незаметно стемнело, на улице стали зажигаться фонари, в окнах домов горел свет, так и призывая зайти на огонек. Обычно с наступлением темноты мы всегда шли на костер в лес, но сегодня почему то совсем  не хотелось покидать свою деревеньку. Потому мы просто уселись на лавочке перед нашим домом и болтали ни о чем.
– Скажите, кто придумал комаров!  – раздраженно проговорила Юля, почесав укушенное место.
– Благо, что кто-то придумал средства от комаров. – зевнув, ответила я. – Завтра надо будет зайти в магазин, я как-то совсем забыла об этих мелких пакостных тварях.
– Правильно, в Москве то комаров нет совсем.
– Хороший вечер. – тихо вздохнув, заметила Лена.
   Мы все разом  замолчали, прислушиваясь к ночным звукам.
Стрекот сверчков единился с пением птиц, исполняющих свои последние песни на сегодня. Пахло травой, цветами и свободой.
– Правда, так хорошо может быть только в деревне. – согласилась Катя. Она перебирала руками свои кудряшки, положив голову на руки.
– А я уже хочу спать, пойдемте по домам. – предложила Лена, скрывая очередной зевок.
  Мы рассмеялась и поднялись.
Расходиться не хотелось, но это был только первый вечер, впереди еще целое лето.  Как было заведено, сначала мы провожали Лену, которая жила на окраине деревеньки, потом Катю, а уж потом мы с Ольгой и Юлей шли в одну сторону и расходились по домам, стоящим почти по соседству.
*    *    *

    
    На следующий день Катя и Лена ровно в семь подошли к милому желтому домику с аркой из акаций, обрамляющих вход на дорожку, ведущую к калитке.
  В этот вечер мы с Ольгой одевались на террасе.
Нам понадобился целый день, чтобы привести наше теперешнее жилище в приличный вид. Вытереть всю зимнюю пыль, разогнав пауков, потом разобрать вещи, разложив их в старый комод, сделанный моим дедушкой. Хотя каждое лето мы неизменно начинали с препирания с бабушкой.
Она настаивала перебраться в дом, мы с Ольгой  как всегда твердили свое, и оставались на террасе. И когда мы с сестрой были одного мнения, то становились нерушимой силой, победить которую было под силу, разве что маме, и то не всегда. И это лето не стало исключением, мы победили, и обосновались здесь. 

Услышав разговор подруг, я высунулась из окна:
– Девчонки, сейчас идем!
– Лесь, я пошла, мы ждем тебя на улице. – крикнула Оля, надевая босоножки, и выбежала на улицу.
   Я в последний раз взглянула на себя в зеркало и, надевая часы, вышла из дома вслед за сестрой.
– Приветик, а где наш Юлек?
– Ага, значит, про меня все-таки не забыли!
  С этими словами в огород вошла Юля, сегодня она была вся в черном – черные брюки, топ и жилетка.
  В этот вечер было прохладно, поэтому мы все были в джинсах.
– Куда уж мы без тебя! – весело сказала Оля, беря Юлю под руку и выходя на дорогу, а потом, обернувшись, добавила, поторапливая остальных. – Ну, и чего вы копаетесь! Идем!
  Мы рассмеялись.
Настроение было прекрасным.
– Надеюсь, сегодня те парни наберутся смелости и, наконец, подъедут знакомиться. – заметила Катя, смотря по сторонам.
     Тут вдруг Лена, вскинув руку вверх, воскликнула:
– Кстати, вы не представляете, что сегодня со мной произошло! Чуть не забыла вам рассказать!
– Чувствую, что-то интересное, давай выкладывай! – я улыбнулась, смотря на подругу.
 Если уж Ленка собралась что-то поведать, значит, действительно, интересно.
  Тем временем мы по-прежнему шли по дороге, но наша  деревенька уже закончилась, и теперь идя через поле, мы направлялись в маленькое село со странным названием «ДОК». Почему он так назывался, никто толком не знал, но все считали его продолжением деревни, построенным чуть позже. Возможно, это название произошло от железнодорожной станции, на которой когда-то разгружали вагоны, теперь этого уже никто не помнил. А мы никогда и не спрашивали.
  Лена продолжила свою мысль.
– Так вот, иду я сегодня в магазин по этой самой дороге. Вдруг слышу, сзади мотоцикл, ну, думаю, объедет, и так шла по самому краю, не в траву же прыгать. И что вы думаете! Он, конечно, объехал, но буквально в сантиметре от меня, а парень ударил меня по … ж…. Короче, вы поняли по чему!
   Видя возмущенное лицо подруги, мы  расхохотались.
 Еще бы, нашу то Ленку и по мягкому месту!
– Да, вам сейчас смешно,  а вот мне было больно!
– А кто был на мотоцикле? – поинтересовалась Оля.
– Этот… – Лена усердно пыталась вспомнить, как они вчера назвали этих ребят. – а, «белые носки» и «махающий».
– Да, я смотрю, они не промах. – заключила я, все еще улыбаясь
– Смотрите, а вон «пластырь» идет. – смеясь, сказала Юля, показывая вперед.
– Да, вот это у него походка, идет как пьяный. – покачав головой, сказала Катя, глядя на идущего им на встречу молодого человека.
   Прозвище «пластырь» прилипло к нему еще с прошлого года, когда мы увидели его впервые с наклеенным накрест пластырем на щеке, который скрывал….нет, не порез от бритвы, а всего лишь укус от комара. Вот мы тогда поиздевались над ним, даже вспомнить стыдно. За смущали бедного парня.
– Это он просто камешки кидает. – возразила Юля, всматриваясь вперед.
– Ага, то-то его самого из стороны в сторону кидает. – неумолимо заключила я, мне он никогда не нравился. Особенно его пристрастие к бутылке, которое я успела заметить еще в прошлое лето. Благо общались мы с ним совсем не много.
   Парень прошел мимо и поздоровался, очевидно, позабыв старую обиду. Удивленно сказав «привет», мы пошли дальше, покатываясь со смеху.
– Все, прекращаем, а то нас за дурочек примут. – произнесла Катя, пытаясь сделать серьезное лицо, от чего нам стало еще смешнее.
– Вот что значит, «хи-хи» словили. – сквозь смех сказала Оля.
  Тут из-за поворота выехали три мотоцикла.
– Это еще кто?
– Это «махающий», «грузчик», «Спартак», «белые носки» и еще какой-то, этому мы еще ничего не придумали. – ответила Лена.
– Услышали бы они свои прозвища. – протянула Юля, усмехнувшись.
– Думаете, нам они их не придумали, ошибаетесь. – заметила я и, прищурившись, добавила. – Давайте я угадаю, какие. Катя – блондиночка, Лена – мадам. Юля – большой бюст, Оля – сладкая попка, а я – рыжая.
– Ты, правда, думаешь, что они нас так называют? – выдохнула Лена, уставившись на меня так, будто я сказала что-то совсем из ряда вон выходящее.
 Ленка иногда могла сделать такое невинное лицо, что прям хоть МонаЛизу пиши с нее.
  Я расхохоталась, глядя на растерянную подругу, и произнесла.
– Ну, может не совсем так, но что-то в этом духе. На большее у них просто фантазии не хватит.

     Тем временем мотоциклы сделали круг и приблизились, сбавляя скорость и, очевидно, не собираясь проезжать мимо.
Немного не доехав до нашей компании, они остановились.
– Думаете, они нас ждут? – шепотом спросила Юля, толкая в бок идущую радом Ольгу.
– Если только не хотят пригласить покататься вон ту корову. – шутя, ответила Оля, указав на жующее траву животное.
Мы все разом посмотрели на ничего не подозревающую корову и, представив ее верхом на мотоцикле, расхохотались.
    Мы решили не подавать виду, что поняли их намерения, поэтому, как ни в чем ни бывало, пошли дальше. Но как только поравнялись с ребятами, один из них просто сказал:
– Девушки, познакомиться не хотите?
– Давайте. – выпалила Оля.
   Молодые люди по очереди представились:
– Антон.
– Саша.
– Паша.
– Коля.
– Миша.
    Мы в свою очередь тоже назвали свои имена. Я как обычно была последней. Не знаю, откуда у нас завелась такая традиция, но с годами это не менялось.
 « Наверное, по росту представляемся!»
Подумала я, скрывая улыбку.
– Ты их всех запомнил? – шутя, спросил Антон у кого-то из друзей.
– Если честно, нет. – ответил Саша.
– Ничего, запомните. – вставила Лена.
– Покататься не хотите? – поинтересовался Миша, почему то вопросительно смотря именно на меня.
      Я оглядела подруг.
Собственно, могла бы этого не делать, я прекрасно знала их настрой.
Не увидев сильного энтузиазма, особенно у Лены, я ответила за всех:
– Пока нет настроения, может позже.
– Ладно, мы вас найдем.
   Парни отъехали, а мы переглянулись.
– Вот теперь мы не одни! – вскричала Ольга. – Ура! Ура! Ура!
– Чего ты так радуешься, ты их хоть запомнила. – перебила ее восклицания Юля, но по ее широкой улыбке всем было понятно, что она так же рада, как и Оля.
– Нет, но это не важно. – невозмутимо возразила Ольга.
– А вот я запомнила. – сказала Катя и, загибая пальцы на руке, перечислила. – «Спартак » – это Саша, « грузчик» – Антон. « Белые носки» – Миша, «махающий» – Паша и Коля, вот и все.
– Не мешало бы записать. – пошутила Юля. – Интересно, они нас найдут?
– Ты хотела сказать, будут ли искать. – поправила ее я, мило улыбнувшись.
– Конечно, найдут. – уверенно ответила Лена. – А теперь пойдем покупать мороженое.
     Мы продолжали прогулку, на этот раз направившись к магазину.
– Интересно, а почему это мы не поехали кататься? – вдруг спросила Оля, уставившись на меня. – С чего это ты отказалась за всех?
    Я рассмеялась. Зная свою  младшую сестру, я, конечно, ждала этого вопроса. Странно, что Ольге понадобилось столько времени, чтобы сообразить, обычно это у нее происходит быстрее.
 – Потому, что Лена боится ездить на мотоцикле. – напомнила я, в подтверждении моих слов Лена усердно закивала, – И так как мне не хотелось разбивать нас, потому я отказала за всех.
– Лен, так мы вообще никогда не прокатимся. – обиженно сказала Ольга, нахмурившись.
– Оль, не дави на нее. Когда она будет уверена в этих ребятах и будет им доверять, она сама сядет на мотоцикл, а заставлять человека переступать через свой  страх – это не выход. – спокойно возразила я.
– Да ладно вам, какая разница, поехали, не поехали, будет еще возможность, прокатимся. – примирительно заключила Катя, и мы вошли в магазин.

     Продолжая обсуждать молодых людей, мы купили по мороженому, и пошли дальше. Как ни странно, мои подруги на этот раз не принялись их тут же делить. Это меня очень порадовало, так как мне никто из ребят не понравился.
Несколько раз в этот вечер видели своих новых знакомых, но, как ни странно, они лишь сигналили и проезжали мимо.
  Незаметно на землю стала опускаться ночь.
Солнце давно село, уже погасли его последние лучи, золотившие облака. Смеркалось. Погода портилась, поднялся сильный ветер, где-то вдали слышались переливчатые раскаты грома.
   Договорившись о встрече и попрощавшись, мы разбежались по домам. Очень не хотелось попасть под летний проливной дождь.
*    *    *

     Этот вечер мы ждали, надеясь, что будет весело.
Вот, наконец, стрелки часов показали восемь, мы с Ольгой вышли на дорогу, увидев, как с разных сторон уже идут Катя, Лена и Юля.
   Не смотря на ночной дождь, весь день летнее солнце палило землю так, что высушило все лужи, не оставив и следа от непогоды. Земля, прогретая за день, излучала тепло, поэтому, даже вечером было жарко.
– Вот это жара. – вздохнула Оля, откидывая назад свои длинные пепельные волосы.
  Мы шли по дороге.
Я на миг задумалась, а вот интересно посчитать, сколько километров мы проходим за вечер. Наверное, не так уж мало, тогда получается не плохая тренировка. Над будет маме заказать приборчик с велика, посчитаем.
– Вчера ты страдала от холода, сегодня от жары. Ольга! – подначила ее Юля, толкнув локтем в бок.
– «Такая уж она была!»  – весело ответила моя сестра.
– Сейчас бы искупаться. – подхватила Катя. – Вот постоит такое тепло пару дней, вода нагреется и сразу же на речку!
    Разговор девчонок прервал шум мотоциклов.
 Я поморщилась от оглушительного рева моторов.
Минуту спустя, к нам подъехали Антон, Сашка, Коля, Паша и Мишка.
– Ну что девчонки, едем кататься? – сразу спросил Мишка, его тон не терпел отказов.
– Эй, эй, притормозите. – отозвалась Оля, что-что, а вот такой тон она терпеть не могла, это я знала точно. Так же как и я. – Командиров мы не заказывали.
– Да хватит ломаться, садитесь…
   Голос со смешком вызвал у меня неприятие, хотя я даже не поняла, кому он принадлежал.
– Хочешь сказать, наше согласие вам уже не нужно. – возмутилась Лена:
« Да что они о себе возомнили!».
– Именно так. – попробовал пошутить Антон.
  Тут я, наконец, поняла, к чему он клонит,
 « Черт, кажется, мы влипли!»
 Если девчонки этого пока не поняли, то уж я  осознала весьма явно.
Я выступила вперед и громко сказала:
– Если вчера мы сказали «Да» на вопрос о знакомстве, то это не значит, что мы дали согласие на все остальное! – надеясь, что в моем голосе они услышали все, что я  о них думала.
– Да ладно, вчера вы думали по-другому! – возразил Коля, взъерошив свои темные волосы.
– Ты прав, вчера мы не думали, что вы такие придурки! – выпалила  Юля, но тут же пожалела о своих словах.
  Антон с Сашкой слезли со своих мотоциклов, и подошли к ней. Парни грубо взяли ее за обе руки и, не смотря на сопротивление, подвели и усадили на сиденье. Юлины глаза расширились от ужаса, когда она посмотрела на нас.
 Мы в свою очередь в оцепенении уставились на нее, не зная, что делать.
– Так как, вы едете все вместе, или она одна с нами прокатится? – задал вопрос Сашка.
– Ребята, если вы еще не поняли, то придется объяснить. Мы с вами никуда не поедем, отпустите Юлю и забудем, что мы когда-то имели глупость познакомиться друг с другом. У нас с вами разные понятия об отдыхе. – я говорила спокойно, хотя сердце готово было выпрыгнуть из груди.
 « Вот уроды!»

– Это вы не поняли, я не повторяю дважды! Так вы едете все или она одна?
   Мы с сестрой переглянулись. Оля  только кивнула в сторону Лены, я ее поняла и сделала шаг к ней.
– Лен, придется поехать, я не могу позволить им увезти Юльку одну. – тихо прошептала я на ухо подруге.
   Лена вздрогнула и подняла на меня глаза:
В тот момент, как мне показалось, она только начала осознавать всю ситуацию до конца.
– Я боюсь.
– Я знаю, но остаться здесь тебе одной тоже не выход. Едем все, уж лучше быть вместе.
   Я видела, как Оля сделала шаг к мотоциклам.
Что самое странное, но в сестре я никогда не сомневалась. В такое моменты мы были на одной волне. Это хорошо, хоть за одного человека я могла сейчас не думать.
– Ладно, мы едем все вместе.
  Сейчас девчонкам стало по-настоящему страшно. Если  сначала вся эта ситуация могла показаться шуткой, то теперь мы уверились в обратном. Нехотя, мы уселись за ребятами. Не о таком катании мы мечтали, это уж точно.
   Я быстро оглядела подруг.
В очередной раз пришла в голову мысль попробовать вырваться, но я прекрасно осознавала, что кроме меня на драку сможет решиться разве что Оля, но не остальные. Не то чтобы они трусили, нет, просто у девчонок был другой склад характера. И я это прекрасно знала, так как дружили мы очень давно. А значит, придется пока подчиниться.
  
      Пять мотоциклов с огромной скоростью пронеслись по улице и нырнули на лесные дорожки. Я видела, как девчонки напряженно смотрят за дорогой. Да, что толку! Если они захотят увезти далеко, то нам не поможет.
  Начинало темнеть, когда они остановились у знакомого всем озера «Догадка».
Подруги мгновенно оказались на земле.
Я так же спешно слезла с мотоцикла.
 Парни встали напротив нас.
– И что же мы будем здесь делать? – цинично спросила Лена, сложив руки на груди.
– А что бы вам хотелось? – поинтересовался Мишка, подходя к Ольге.
– Утопить тебя в этой луже, вот что мне хотелось! – холодно бросила та и демонстративно отвернулась. Но через секунду была вынуждена снова посмотреть парню в лицо, так как он  силой повернул ее к себе.
– Тебе не стоило так говорить…
– Не приказывай мне, что я должна делать, а что нет! – огрызнулась Оля.
  Я тут же сделала шаг к сестре.
 В этот момент молодой человек попытался поцеловать Олю.
Ее терпение лопнуло. С криком она ударила кулаком по его физиономии и отскочила. Сердце ее грохотало так, словно тысяча барабанов играла марш. Кулак заныл от удара. Теперь я подскочила, и решительно загородила ее собой.
   Все ждали, что же будет дальше.
Первым заговорил Паша:
– Думаю, через несколько дней они привыкнут к нашему обществу и перестанут ломаться, правда, девочки.
   С этими словами парень протянул руку и провел рукой по моей щеке. Я не смогла себя сдержать, с отвращением дернувшись в сторону.
Я посмотрела прямо в его глаза, яростно процедив сквозь зубы:
– Не прикасайся ко мне!
  Парень попытался повторить свой жест, но на этот раз его рука была отброшена на пол пути крепким ударом.
Я давно привыкла, что мой невысокий рост создавал весьма обманчивое впечатление. Еще чуть-чуть, и он это сейчас поймет. Врежу так, что мало не покажется. Благо подруги стояли за моей спиной, а значит никто не помешает мне это сделать.
– Я сказала, не трогай меня!
  Вдруг послышался смех Антона.
– Поехали, ребята, а эти цыпочки пусть остаются здесь и подумают. Может, присмиреют и поймут, что нет смысла нам противиться. – произнес молодой человек, заводя мотоцикл, и добавил, обращаясь к Лене. – Пока, красавица.
   Лена отвернулась, чтобы больше не видеть эту ухмыляющуюся физиономию.
Прошла минута, и шум мотоциклов совсем растворился в пении птиц, которые весело щебетали на деревьях над головами.
Мы все как одна опустились на траву, облегченно вздохнув.
– Да, девчата, ну и влипли же мы. –  пролепетала Лена, ее рука заметно дрожала, когда девушка убирала волосы с лица.
– Такого с нами еще не бывало, и что теперь делать? – продолжила Катя, задав тот вопрос, который интересовал всех, но вслух произнести который никто не решался.
– Для начала, идем отсюда. – вставая, ответила я. – Здесь мы слишком уязвимы, так как одни. Пошли.
  Мои подруги  поднялись следом, и мы и направились в обратный путь. Короткая дорога была хорошо всем известна. Это озеро мы знали с самого детства.
– Думаете, они вернутся? – вдруг спросила Оля, посмотрев на меня.
– Вряд ли, странно, что они вообще оставили нас в покое, я уж думала, будет драка. – честно призналась я, усмехнувшись. – Особенно после того, как Ольга врезала Мишке.
– И вы что стали бы драться? – Лена была искренне удивлена подобным заявлением.
– А ты бы, можно подумать, не стала, если бы тебя попытались изнасиловать. – Оля как всегда выпалила прямо, не выбирая выражения.
– Оль, ты думаешь, они хотели … этого?
– Нет, Лен в шахматы с тобой поиграть. – насмешливо отозвалась та, театрально закатив глаза.
– Но мы же не давали повода думать, что мы на все согласны! – взвилась Юля.
– А такого сорта  ребятам он и не нужен, они  искренне уверены, что все девушки на все согласны, нужно лишь предложить, тут все дело в наличии мозгов и воспитания. А у них я не заметила ни того, ни другого. – отозвалась я, даже не обернувшись, как было всегда я по-прежнему шагала впереди.
   Совсем стемнело, когда мы подошли к церкви, которая возвышалась в центре их деревеньки. Теперь уже мы все устало плелись по главной улице.
–  И что теперь, что нам делать? – в отчаянии спросила Юля,  в ее голосе показались истерические нотки.
– Уж точно не прятаться и не бегать от них. – ответила Катя.
Она кивнула и расправила плечи.
– Правильно, мы их не боимся. – подхватила Оля, теперь рядом с домом она чувствовала себя намного лучше и спокойнее. – Будем гулять, как ни в чем, ни бывало, но желательно по многолюдным улицам.
– Вам хорошо, а я боюсь идти домой одна. – растерянно возразила Лена. Именно с сегодняшнего дня она жила на Доке у своей второй бабушки, а чтобы дойти туда в любом случае придется пересекать поле.
– В чем проблема?! Мы тебя проводим, а потом вчетвером пойдем домой. А завтра, когда пойдем гулять, мы за тобой зайдем. И никуда не ходи одна. – ответила Юля.

    Настроения гулять уже не было.
Идя по дороге на Док, мы не встретили мотоциклов, потому начали успокаиваться и даже начали шутить. Проводив Лену, мы с Ольгой, Катей и Юлей шли домой. Вдруг впереди увидели два мотоцикла.
Мы все разом поморщились, чувствуя, как сердца предательски сжались от непонятного страха.
  Да, Это были они: Антон и Миша, но как ни странно они проехали мимо, лишь посигналив. На этот раз мы демонстративно отвернулись.

     Была полночь, когда все наконец разошлись по домам.
Каждая почувствовала себя в безопасности только тогда, когда заперла за собой дверь. И я не была исключением. Неприятное чувство поселилось на душе.
 Ольга поставила чайник, и уселась за стол, подложив ноги под себя. Я упала в кресло, уставившись в потолок.
– Думаешь, попали? – только успела спросить она.
В этот момент наша бабушка в ночной рубашке и тапочках вышла на кухню. Мы с сестрой переглянулись.
– Ну, как хорошо погуляли?
– Это был длинный вечер…, очень длинный, бабуль. – только и ответила я.
Врать очень не хотелось, потому я заставила себя встать, и потащилась на террасу. Ольга последовала за мной.
– Оль, бабушка ничего не должна знать, понятно? – начиная раздеваться, проговорила я.
– Конечно, я же не дура, чтоб так ее волновать. – ответила Ольга и, усевшись на диван, тихо добавила. – Знаешь, Олесь,  мне сегодня стало по-настоящему страшно.
– Ты же никогда ничего не боялась. – улыбнувшись, попыталась пошутить я.
– Да, я вот сегодня мне стало страшно. – вздохнув, повторила моя сестра. – Я очень испугалась, когда поняла, что они могут сделать со мной, с тобой, с девочками…
    На автопилоте я надела пижаму и села рядом.
– А ты молодец, не растерялась, когда Мишка к тебе полез. – потрепав сестру по плечу, сказала я. – Удар был, что надо!
– Ага, ты бы слышала мое сердце, я думала, оно от страха выпрыгнет наружу и матка в трусы выпадет.
    Мы переглянулись и  рассмеялись.
– Ладно, идем спать, возможно, завтра будет еще хуже.

Глава 2.

Глава 2.

 

 

День тянулся невыносимо медленно. Хотя, наверное впервые в жизни, ни одна из нас не хотела бы приближать вечер. Настроение было странное. И хотя мы больше не обсуждали вчерашние события, обе чувствовали витавшее над нами напряжение. Даже бабуля заметила, что Ольга необычайно молчалива.
 Но чтобы там ни думалось, мы как обычно вышли гулять. Однако явно  с меньшим энтузиазмом. В этот день было еще жарче, так что почувствовалось истинное лето со всеми его прелестями, к ним относилась и легкая одежда.
На мне были светлые джинсы, белая майка и кроссовки, волосы пришлось собрать в хвост.
Ольга была в белых штанах, топе и босоножках на плоской подошве.
 Не успели мы выйти за калитку, как увидели Лену.
– Эй, приветик! – весело крикнула Лена, помахав нам.
– Ты что здесь делаешь? Мы как раз только за тобой собирались. – удивленно спросила Оля.
– Моя бабуля сейчас шла в Санино, и я  с ней за компанию. – объяснила Лена
– Понятно, а я уж подумала, ты одна… после вчерашнего.
– Да ты что! Я еще в своем уме. – воскликнула она и спросила. – Где остальные?
– Понятия не имею. – я  пожала плечами . – Думаю, подождем пока тут.
   Мы так и остались на дорожке к дому и принялись обсуждать происшествия вчерашнего вечера.
На Лене был вязаный топ и джинсовая юбка, на ногах черные тапочки. Вот уж кто-кто, а она всегда предпочитала красоту практичности. Потому я даже не удивилась, увидев на ней юбку. Нет, Ленку уже не переделаешь, и бесполезно даже говорить.
 
  Прошло минут десять.
Наконец, с разных сторон показались Юля и Катя, они неторопливо подошли.
– Что-то вы долго. – начал я, а потом, оглядев подруг, пришлось спросить. – Вы гулять то идете?
– Извините, но я сегодня должна помочь дедушке. – ответила Катя, по ее лицу было видно искреннее сожаление.
– А  меня бабуля не пускает, заставила на ночь глядя, грядки полоть!  – добавила Юля, разводя руками.
– Нет, ну вы даете! – воскликнула Лена, всплеснув руками.
– Так получилось…, но завтра мы точно пойдем. – произнесла  Катя.
– Девочки, неужели вы так боитесь этих придурков, что не идете гулять. – предположила я, изучающе глядя на виновниц.
– Нет, конечно, мы, правда, пошли бы с удовольствием с вами, но я должна быть сегодня дома…
– И вы нас бросаете в такое время?! – вскричала Оля, перебив говорившую Юлю.
– Мы вас не бросаем, но вы знаете мою бабулю, она непреклонна, я, конечно, могу с ней поругаться, но тогда она отправит меня отсюда, и накрылось наше лето. – опустив руки, проговорила Юля. – Только не обижайтесь…
– О, прекрати, какие тут могут быть обиды, мы же подруги. – спохватилась я, и уже веселее спросила. – Но мы то идем гулять?
– Конечно, идем, мы никого не боимся и не станем сидеть дома. – так же весело подхватила Лена.
– Девочки, может лучше всем остаться сегодня дома? – предложила Катя, с беспокойством оглядев подруг.
– Вот уж дудки! – бросила Ольга. – Пока, девчонки, до завтра. Олеся, Лена, идем!

       Как ни странно, вечер прошел спокойно и без происшествий. Мы не встретили своих новых знакомых, от этого на душе было спокойно.
– Ну что, Оль, идем провожать Ленку? – поинтересовалась я у сестры.
  Мы обе понимали, что это делать придется.
– А нас кто потом пойдет провожать!? – полушутя воскликнула она.
– Но вы то вдвоем, а я одна… – взмолилась Лена, перспектива идти одной до дома в сумерках ее совсем не обрадовала.
– Ладно, я пошутила. Но давайте пойдем кругом, там их точно не должно быть. – уже серьезно сказала Оля.
  Я молча кивнула.
Ведь прекрасно понимала, что проводить Лену наш долг, поэтому получалось как всегда. А это означало, что в случае чего нам с сестрой придется все расхлебывать одним.
  И вот, идя по самой безопасной дороге, как думали, мы наткнулись как раз на то, от кого пытались скрыться.
– Вот так встреча.
 С этими словами из-за домов показались Паша, Миша и Антон. Они неспешно шли навстречу.
– Здорово, девчонки.
– Привет.
  Сухо бросив приветствие, я ускорила шаг, Лена с Олей тоже. Краем глаза я следила за их дальнейшими действиями.
Парни остановились на дороге.
– Девчонки!
  Одно это слово, брошенное нам в спину, прозвучало угрожающе. И в то же время так обидно, будто парни обращались к …. потаскушкам.
 «Ах вот вы как значит!»
  Чувствуя, как злость начинает закипать,  я остановилась.
У меня свело скулы, когда на них  заиграли желваки, зубы скрипнули.
– Ну,  все, мое терпение лопнуло! – процедила я, разворачиваясь и намереваясь идти назад.
   Лена схватила меня за руку, дернув назад.
– Лесь, не надо! Пожалуйста, не связывайся ты с ними! Ну, пожалуйста!
– Эй, ты чего разбушевалась. – Оля сжала мою свободную руку.
Я разжала кулаки и бросила на парней последний взгляд.
– Ну, давайте, кто там хотел поразвлечься, подойдите, я вам устрою представление! – воскликнула я, рассекая кулаком воздух.
 Сама знаю, что глупо, но в тот момент мне хотелось съездить по эти ухмыляющимся рожам со всей силы. А сил у меня было не так уж мало.
  Но, как ни странно,  парни не пошли за нами. Постояв на дороге, они свернули куда-то в переулок.
– Ясно, они ждут нас у твоего дома, Лен, или у соседнего. – уверенно заключила я, глядя на четырехэтажный дом, выглядывающий из зелени кустов сирени.
– И что?
– А то, что я не собираюсь идти домой в их обществе. – хмуро ответила я. – Давай здесь попрощаемся, тут не далеко, ты быстро проскользнешь в подъезд. Уверена, что они не решаться трогать тебя у дома, да и у подъезда всегда сидят бабули. Мы с Ольгой пойдем только тогда, когда ты войдешь в подъезд.
  У Лены округлились и без того большие глаза, в них читался неподдельный испуг.
– Нет, только не это! Девочки, проводите меня!
– Ладно, сестра, пойдем, думаю, ты сможешь меня защитить. – пошутила Ольга, но тон ее был невесел.
– Это не смешно.
 Я мотнула головой.
Вот уж прекрасно. Вдвоем против …, сколько их там сегодня.
– Ладно, пойдем.
  Я направилась к дому, Ольга с Леной последовали за мной.
 Только  доведя подругу до самого подъезда и, сказав, что завтра сами за ней зайдем, мы отправились домой. Но как только подошли к стоящему рядом пятиэтажному дому, пришлось остановиться.
– Олесь, это они, там, на лавочке. – прошептала Оля, показывая вперед и увлекая меня в тень.
– Идем дальше. – твердо ответила я, сегодня мне уже было все равно.
– Ты что сдурела?! Идем в обход!
– Нет, я их не боюсь.
– А я боюсь, нас только двое. Олесь, ну, пожалуйста, пошли в обход.
Почему мы с тобой должны вечно за все получать! Идем другой дорогой!
 Оля шипела, толкая меня в спину.
 Я посмотрела на нее, потом на дом, потто снова на нее,  и мы моментально свернули за дом. Парни что-то прикрикнули и тоже пошли за дом, но с другой стороны, намереваясь перехватить. Нам пришлось прибавить шагу,  и вернуться  старым путем к большой дороге.
 Вот мы уже быстро зашагали в сторону дома.
  Ночь уже вступила в свои права, было темно и прохладно. С поля тянуло сыростью.
– Черт! Ольга, да не беги ты так! – потеряв терпение, воскликнула я, даже в кроссовках я еле поспевала за широким шагом сестры.
– Я почувствую себя в безопасности только тогда, когда мы пройдем это поле, так что давай, шевели ногами!
– Оль, неужели ты так напугана? – удивилась я и задумчиво продолжила. – Мы зря ушли, нельзя было показывать свой страх перед ними.
– Мне плевать, я хочу домой! – вскричала Ольга. – Ну и угораздило же нас так вляпаться!
– Прекрати орать! Этим ты ничего не добьешься! Ясно! – пришлось цыкнуть мне.
 Только истерик мне еще и не хватало.
Самой и так страшно, так чего теперь кричать.
  Остальную дорогу мы шли молча, то и дело поглядывая назад. Но вот, наконец, оказались в доме, в своих кроватях, и теперь нам обеим еще сильнее показалось, насколько безвыходной была ситуация.
« Уехать в город…, но нет! Я не позволю этим подонкам испортить мне лето. Я приехала в свою деревню отдыхать, и я буду отдыхать! – думала Олеся, закрывая глаза. – Будь, что будет!»
  У Оли были другие мысли:
« Что делать? Что делать? Нет, я не буду думать об этом сейчас, я подумаю об этом завтра! А лучше, пусть Олеся об этом подумает».

 
*      *      *

– Нет, серьезно?! – рассмеявшись, воскликнула Юля.
– Да, и вчера нам было не до смеха. – серьезно ответила Оля, но потом сама не смогла удержаться от улыбки. – Это действительно было что-то. У нас с Олеськой был кросс до дома.
     Подошла Катя.
Теперь уже мне повторила все приключения вчерашнего вечера.
 Почему то со слов других, да еще при свете солнца все не выглядит таким страшным, каким казалось ночью.
– Ну, вы даете! – изумилась девушка, тряхнув светлыми кудрями.
– Ладно, хватит разговоров, идемте за Ленкой. – напомнила я.
 Все были в сборе, кроме нее.
Оля поморщилась и, посмотрев на меня, проговорила:
– Так не хочется портить настроение встречей с этими придурками.
– Да, было бы лучше пройти до Ленки незаметно. – согласилась Катя.
– Точно, а может, есть какой-нибудь другой путь до станции? – спросила Юля.
   Девушки задумались.
– Может и есть. – веселясь, проговорила я. – Идемте, есть идея.
Не хотите по дороге, ничего, найдем другую дорогу.
     Я  провела ничего не понимающих подруг через наш огород.
Мы вышли через заднюю калитку. Сразу за ней простирался лес, единственная тропинка, едва различимая в высокой траве вела к «двум соснам», к нашему излюбленному месту для пикников. И больше ничего, кроме травы по колено.
– Что ж, девчата, вперед и с песней. Пройдем за домами и огородами по лесу до железной дороги, а там вдоль путей к дому Лены.
   Катя, Юля и Оля молча переглянулись.
– Даже тропинки нет…- нерешительно начала Юля, переминаясь на болотных кочках. Благо, что было сухо, и ноги не увязали в трясине.
– Есть предложения получше?
 Я ждала их решения, так как мне собственно было все равно, где идти. И выбирая между травой и «недоумками», трава мне казалась намного привлекательнее.
– Нет.
– Так чего стоим, пошли. – нетерпеливо произнесла я.
Ну, что поделаешь, не любила я  проволочек ни в чем. А уж когда решили, так чего стоять, ближе все равно к Ленке мы не станем.
    Вздохнув, подруги пошли следом за мной.
– А как вы смотрите на то, чтобы завтра сходить на пикник? – вдруг предложила Юля.
– Юль, у нас тут такое творится, а у тебя на уме одни пикники. – сказала Оля, состроив ей рожицу.
– Я именно поэтому и предлагаю. Уйдем на весь день, поваляемся на солнышке, сможем спокойно все обсудить. – возразила Юля.
  Слушая их разговор, я даже улыбнулась. « А отличная идея!».
Но вслух одобрить  не успела. Ухо уловило далекий шум моторов. Я обернулась и бросилась на сестру, толчком заставляя ее сесть в траву. Юлька с Катей сначала рухнули  рядом, и только потом начали возмущаться.
  

– Что ты делаешь?!
– Да тихо вы!
     В этот момент по дороге, которую было хорошо видно между приземистыми домами и огородами из нашего укрытия, пронеслись несколько мотоциклов.
 Девчонки растерянно переглянулись.
– Они нас ищут.
   Это прозвучало мрачно и безнадежно, словно проклятье.
– Господи… – только и успела прошептать Оля.
Мне пришлось резко поставить ее на ноги, чтобы она не начала причитать.
– Идем быстрее, надо дойти до Ленки.
  Мы почти бежали по траве, пока не дошли до железной дороги. Там  по тропинке такой же бравой рысью припустились вдоль рельсов.
 Если бы мне не было так страшно после неприятного катания, первой бы рассмеялась. Но вот почему то скепсиса за эти дни заметно поубавилось даже у меня.  
Солнце медленно опускалось за горизонт, окрашивая небо в алые цвета. В воздухе чувствовалась повышенная влажность.
Мы остановились, глядя на долгожданный дом, который виднелся на другой стороне железной дороги. Беглянки, не иначе.
– Слушайте, мы как сбежавшие с каторги из кино. Цепей со звоном только не хватает. – хмыкнула я, переводя дыхание.
Девчонки улыбнулись в ответ на мое сравнение.
– Это уж точно. – кивнула Юлька, и сделав глубокий вдох, чтобы восстановить дыхание, заметила. – Так, чувствую, пора начинать заниматься физкультурой.
– А я тебе давно говорила! – заметила Ольга.
– Ну, до вас с Олеськой мне точно далеко, что вы там на тренировках делаете, кажется, доски били в последний раз.
  Лицо сестры просияло, она очень гордилась нашим с ней увлечением единоборствами. Я уже как-то привыкла и не считала  это чем-то неземным, просто физкультура, но с элементами борьбы, не более того.
– И доски тоже! Хочешь паре приемчиков научу.
– Оль, ну вы нашли чем заняться! У нас Ленка состариться успеет, пока нас ждет. – напомнила я им, делая первые шаги к рельсам.
 Прыгать придется так, по переходу слишком заметно.
– Ладно, осталось перебежать через линию. – кивнула Катя,
– Не будем терять времени.
     Наш нетерпеливый стук в дверь раздался в тишине маленького подъезда. Он как-то неприятно действовал на нервы, поэтому я убрала руку, надеюсь, подруга услышала.
В это время Лена, давно ожидавшая подруг, так и подскочила на диване.  Стремительно открыв дверь, она удивленно уставилась на пришедших.
 – А я уж и не надеялась,  что вы за мной зайдете… – начала она.
– Ой, не надо! Если б ты знала, Лен, какими путями мы к тебе добирались! – воскликнула Катя, а потом, понизив голос, спросила. – Ты одна?
– Да, входите, бабуля на огороде. Давайте посидим, и вы мне все расскажете.
    Мы ввалились в квартиру и попадали на диваны. Было так приятно, чувствовать себя в безопасности, пусть и на короткое время.
Вскоре мы уже пили чай с конфетами.
– Так значит, они нас все-таки искали… – задумчиво протянула Лена. – Может, не пойдем сегодня гулять?
– Нет это уже ни в какие ворота не лезет. Может еще в Москву вернемся, и в квартирах своих на замочек закроемся! – вскричала я, чувствуя, как во мне начала закипать ярость. Еще чуть-чуть , и пар пойдет. – Да вы что?! Сидеть дома из-за каких-то недоумков! Я их не боюсь и не позволю себя запугивать! Вы как хотите, а я пойду гулять в любом случае, пусть знают, прятаться я от них не буду! Ну не станут же они нас насиловать!
– Это как сказать. – возразила Катя.
– За это можно и срок получить. – напомнила я ей.
– А можно и не получить. – покачала головой она, и пояснила, видя, что до нас не доходит. – Олесь, я вот что подумала, раз они так себя ведут, значит им не страшно, что кто-то может на них заявить.  Ведь мы можем накатать заяву в милицию уже за домогательства. И не говори, что они об этом не знают, наверняка знают. И если их это не останавливает, значит у их папочек хорошие связи.
– Об этом я не подумала. – протянула Лена. – Скорее всего так и есть.
– И что с того. Я лично сильно сомневаюсь, что дело дойдет до милиции. – отозвалась я. – Как вы думаете, эти самые папочки погладят своих сыночков по головке после такого? Нет, особенно после того, как придется раскошелиться, чтобы замять это дело. Так что им это так же не выгодно, подставлять свои влиятельные фамилии.
   Подруги переглянулись.
– Тут Леська права, я тоже думаю, что они больше решили на понт нас взять, ну или попугать. – согласно кивнула Юля. – А вдруг бы мы согласились.
– Так, мы идем гулять? – подытожила Лена.
– Идем конечно, и мы не позволим испортить нам лето! – подхватила Катя.
  Подруги согласно кивнули, наконец-то в их глазах появилась ярость, которая вытеснила страх и неуверенность. Этого я и хотела.
– Правильно, нас пятеро, мы далеко не слабые, чего мы собственно боимся этих слабаков! –  заключила Оля. – По роже то уж точно сможем им врезать, может тогда поймут и отстанут.
–  Оль, ты уже врезала. – напомнила Юля, поморщившись. – Не поняли.
 Оля нахмурила брови, а потом выдала:
– Точно… Значит мало врезала, буду бить сильнее. Кстати, я тебя еще приемчикам научу, только ты напомни.
  
   Настроение поднялось, и мы уже покинули дом в прекрасном расположении духа.
На улице уже вечерело.
– Такое ощущение, что скоро будет дождь. – сказала Лена, плотнее запахивая свою джинсовую куртку.
   Действительно, стало заметно прохладнее, солнце село. Было около десяти вечера. По земле стелился туман, и откуда-то тянуло сыростью.
Такой странный и длинный вечер.
  Болтая, подруги шли по улице. Лена взяла с собой лист бумаги и ручку, и сейчас мы оживленно  составляли список того, что нужно купить на завтрашний пикник.
 Вернее девчонки придумывали, а я шла молча. Почему-то говорить совсем не хотелось, и я шла за всеми, засунув руки в карманы джинсов, разглядывая туман. В этом и есть еще один плюс большой  компании – ты можешь молчать, но при общем разговоре, этого никто и не заметит. А значит не обидится, и не начнет докучать расспросами, что с тобой. Ну нет у меня сейчас настроения болтать.

  Тем временем мы свернули на свою улицу.
Вдоль асфальтированной дороги, по обеим ее сторонам тянулись ухоженные деревянные домики до самого железнодорожного переезда, за которым простирался лес.
    К этому времени туман стал таким густым, что не было ничего  видно шагов за десять от себя, все терялось в мутной мгле.
Стало  необычайно тихо, казалось, даже птицы  притихли, словно, в ожидании чего-то.
Вдруг в тишине раздались зловещие звуки моторов.
Мы встревожено переглянулись. Интуитивно уже знали, что приближались те, кого нам совсем не хотелось видеть, но убегать было поздно, да и попросту некуда. Наша бравада сразу забылась, и души сковал леденящий страх.

  Из тумана выпрыгнули пять мотоциклов.
Улица была пуста, от этого становилось еще страшнее.
Парни остановились.
– Может, не стоит от нас бегать? – вместо приветствия поинтересовался Миша.
– А кто от вас бегает! – презрительно фыркнула Ольга, смерив подошедшего ледяным презрительным взглядом.
– Неужели, вы нас так боитесь? – с усмешкой поинтересовался Паша, они продолжали гнуть свою линию.
– А ты на себя в зеркало смотрел?! Такой рожей можно кого угодно напугать! – шутя, бросила Юля, и подруги натянуто рассмеялись.
   Парни на шутку не отреагировали.
– Может, посоветуете ей попридержать язычок. – бесстрастно сказал Антон, почему-то обращаясь ко мне. Он сделал шаг в мою сторону.
– А почему бы вам ни попридержать свои руки! – как можно спокойнее заметила я, чувствуя, как непроизвольно сжались кулаки. – Кажется, мы ясно дали вам понять, что наше знакомство закончено.
– Это я сам решу, когда оно закончится! Садись на мотоцикл. – скомандовал Антон, хватая меня за руку. Я отшатнулась.
– Убери руки!
– Садись на мотоцикл.
– Не сяду!
 Я  вырвала руку из несильной хватки и в отместку обеими руками оттолкнула парня, ударив его в грудь.
   Антон едва не потерял равновесие,  похоже не ожидал, что в такой хрупкой девушке столько силы. Эх, мальчик, ты меня еще плохо знаешь!
Чтобы посадить меня на свой гребаный мотоцикл, тебе придется ой как постараться!
– Ты пожалеешь…  – сквозь зубы процедил он, выпрямляясь.
– Да пошел ты!
– Катя, может, ты подашь пример своим подругам? – сказал Коля, с силой обнимая девушку.
– Пошел к черту! – вырвавшись, вскричала Катя.
– Почему бы вам не убраться и не оставить нас в покое. – сказала Лена, отступая.
– Э, нет, мы всегда берем то, что хотим.
– И мы – это именно то, что вам сейчас нужно! – презрительно поинтересовалась  девушка. – Вот только наше желание с вашим никак не совпадает.
– А это не важно.  
– Да?!! А не поехать ли вам отсюда! Мы не легкодоступные потаскушки! И пора бы вам это запомнить! – вскричала Лена, ее голос срывался от негодования.
– Садитесь, и не устраивайте скандалов! – рявкнул Антон.  
– Да пошли вы!
  Мы все разом повернулись и стремительно пошли по дороге.
Но далеко мы не продвинулись,  смогли сделать только несколько шагов, так как парни оставили свои ненаглядные мотоциклы и в два счета нас догнали.
   На мгновенье повисла тишина.
Ситуация была безвыходной, мы все это понимали.
    И как на зло никого!
Я пыталась рассмотреть в мутной мгле хоть кого-нибудь, но тщетно. Вдвоем с Ольгой мы конечно не справимся, можно и не надеяться. Наших навыков хватит максимум для самозащиты, а что дальше? Как быть с Ленкой, Катей и Юлькой. Даже если и они надумают сопротивляться, не думаю, что у них хватит сил обиться от таких жлобов.
Помочь нам было не кому, но подчиниться было еще хуже…. Пугающая безысходность….
– Вы не думаете, что делать все лучше по-хорошему? – произнес Саша, заломив Кате руку за спину.
Я видела, как она закусила губу, чтобы слезы не брызнули из глаз, и промолчала.
  Ребята подталкивали девчонок  к мотоциклам.
Ну почему же я не парень! Почему такого маленького роста! В сотый раз сокрушалась я, мысленно продолжа искать выход, наблюдая, как Антон медленно приближался ко мне. Его  нерешительность вызвала у меня истерический смешок.
И тут я  подняла глаза чуть выше головы парня.

   Сначала я не могла понять, что привлекло мое внимание.  Вроде все тот же непроницаемый туман окружал нас, словно вата. Но что-то же шелохнулось вдалеке . Если это не галлюцинации от страха, то, значит,  я совершенно отчетливо что-то увидела.
Я напрягла зрение. Точно!
Пять странных фигур, движущихся в тумане.
Сама не понимая почему, но теперь не могла отвести взгляда. Было ощущение, что я смотрела в чьи-то глаза, которые не позволяли мне отвернуться.
Но как? Они были так далеко, что лиц не было видно, не то что глаз.
 Нет, это точно невозможно, придумываю себе от страха небылицы.
Я уже подумала, что эти пять фигур лишь плод моего воображения, когда увидела, что следом за мной их увидели и остальные.
  Паша хотел было завести мотоцикл, Юлька, воспользовавшись тем, что он ослабил хватку, вырвалась и выкрикнула, призвав на помощь. Теперь пять фигур твердо шли в нашу сторону.
Еще мгновенье,  они вынырнули из тумана и предстали перед нашей разношерстной группой.
  Пятеро молодых людей представляли собой весьма внушительное зрелище.
И я могла с уверенностью сказать, что мы все видели их впервые.
Внешне все они были очень разными, но вот выражение глаз…, было в них что-то такое единое, глубокое и непостижимое.
 У меня в животе пробежал холодок.
– Это вы звали на помощь?
  Голос принадлежал темноволосому парню, темные бездонные глаза которого остановились на мне.
 Не пойму, почему когда кто-то что-то у нас спрашивает, то смотрит именно на меня. Может мне пора перекраситься в блондинку, чтоб не привлекать к себе внимания.
– Да! – быстро выпалила Юля.
– А…, не обращайте внимания, они лишь шутят. – растерянно произнес Антон.
  Противный голос парня наконец разбудил мое неприятие. Я посмотрела в его сторону
– Шутим?! – в ярости прошипела я. – Мы не поедем с вами, ясно?!
– Как мне показалось, девушка явно не хочет ехать с вами. – заключил незнакомец, делая шаг ко мне.
 Он встал таким образом, что перегородил собой  любые попытки меня достать. Приятно, конечно, но не меня в первую очередь надо защищать, а девчонок. Хотя, да, ему то откуда это знать. И на том спасибо, что вообще подошли, могли бы и мимо пройти.
– Да вы, вообще, кто такие? – язвительно поинтересовался Паша. – Братики, что ли?
   Подошедшие переглянулись, и один из них ответил.
– Это наши девушки, и будет лучше, если вы оставите их в покое и уберетесь с моей дороги.
– Позвольте усомниться. – едко возразил Миша.
– В таком случае, может, спросим, с кем хотят пойти сами девушки. – произнес незнакомец, его глубокий взгляд скользнул по моим подругам и снова заглянул в мои глаза глаза.
   Я не знаю, что он в них увидел, но красивые губы изогнулись, и уголок рта приподнялся в легкой улыбке.
 В это время Родион чертыхнулся про себя, вспомнив Ардалиона.
Во всех глазах, смотрящих сейчас на него и его братьев, легко читался страх  и нерешительность, в бездне же зеленых глаз полыхал огонь непримиримости и ярости. Он понял, эту девушку будет не просто ввести в заблуждение.
   Подруги замешкались.
 Вот они спасители, но… мы даже не знаем кто они. Кто знает, быть может они еще хуже, но ладно! Из двух зол обычно выбирают меньшее, уж лучше неизвестность.
– Пока, Антон! Надеюсь, больше я тебя никогда не увижу!
  С этими словами я сделала шаг в сторону незнакомцев.
 Да, какая разница, кто они такие, если сейчас избавят нас от этой компашки.
Мои мозги и так переплавились в сырок от страха, поэтому было бы глупо ожидать от меня, что я буду соображать здраво, пришлось довериться инстинктам. Страха незнакомцы у меня не вызывала, и это главное.
Подруги, не раздумывая, последовали за мной.
– Вы пожалеете о том, что сейчас сделали! – злобно бросил Миша, от бессильной ярости на щеках выступили темно красные пятна. Он попытался поймать Олю за руку.
Я не раздумывая ринулась к ним, хотя и так знала, сестра не даст себя в обиду.
 Но меня опередили.
– Убери руки, или ты пожалеешь, что вообще на свет появился. – тихо процедил незнакомец, выходя вперед, его губы превратились в тонкую полоску.
  Я думаю, девчонки тоже видели, как напряглось все его тело, как сузились глаза, он был похож на льва, готовящегося к решающему прыжку. Эта уверенность в себе ошеломляла, Мишкина рука сама собой опустилась, безвольно повиснув вдоль тела.
– Идем те, не следует здесь больше оставаться.
  Голос  вновь сделался мягким и уравновешенным.
  
   На ватных ногах, мы поспешили покинуть этот ужасный перекресток. И вот теперь вместе со своими спасителями шли по дороге, оставив неудачливых ухажеров в диком бешенстве. Несколько минут они просто молча шли, поглядывая друг на друга, так и не решаясь заговорить.
   А я из под ресниц пыталась их рассмотреть, тогда как Ольга откровенно таращилась, не скрывая живейшего интереса.
Совсем стемнело, сквозь туман дома и деревья различались в каком-то искаженном, причудливом виде. Пахло тиной и сыростью, что само по себе было странно, так как водоемов поблизости не было.
– Спасибо, что помогли нам. – наконец не выдержав, нарушила молчание Катя. – Мы уже и не надеялись на спасение…
– Мы рады, что успели во время. – с улыбкой, ответил парень, шедший рядом с девушкой.
–  Как вас так угораздило связаться с такими «приветливыми парнями»? – без обиняков поинтересовался  обладатель самых темных глаз, подавив усмешку.
  Я встретилась с ним взглядом и резко ответила:
– Результат глупого неудачного знакомства.
– Понятно. – протянул он примирительно.
Очевидно парень все же уловил в моем голосе подозрительность и раздражение, но, как ни странно, злиться не стал. Да мне собственно, было все равно. В свете недавних событий, чего еще они могли от нас ожидать. Хорошо, хоть говорили не заикаясь
– Вы не против, если мы проводим вас домой? – спросил кто-то.
– Конечно. – отозвалась Лена. – Если вас это не затруднит.
– Нам будет приятно… – немного помолчав, молодой человек нерешительно продолжил. – Если мы предложим познакомиться, это не будет слишком навязчиво?
– Если за этим не последует других предложений, то давайте. – спокойно отозвалась Ольга.
   Молодые люди понимающе переглянулись и отозвались.
– Не последует. Обещаю. Меня зовут Родион. – темные глаза парня сверкнули.
– Даниил.
– Ким.
– Всеволод, просто Сева.
– Ярослав, для вас Ярик.
   Подруги тоже назвали свои имена, я дождалась своей очереди и как всегда была последней.
– Юлия.
– Елена.
– Ольга.
– Екатерина.
– Олеся. – последней представилась я и, не удержавшись, добавила. – Странные  у вас имена…, я хочу сказать, редко встречающиеся.
– Это наши родовые имена и, думаю, мы их последние обладатели. – ответил Сева, и в его тоне промелькнула горечь и разочарование, но он быстро оправился и улыбнулся.
  Улыбка сразу преобразила лицо молодого человека, голубые глаза хоть и остались печальны, но тоже слегка повеселели. Потом он тряхнул головой, и пепельные волосы  упали на лицо, скрыв от окружающих его выражение.
  Ярик был чем-то похож на кузена. Только глаза были более живые и синие, а  улыбка настолько заразительна и притягательна, что с  трудом можно было отвести взгляд. Короткая стрижка светлых волос делала его младше, но очень шла ему.
  Ким  с черными, как смоль волосами и светло карими глазами тоже дружелюбно улыбнулся, обнажив ровные зубы.
  У Дани были курчавые каштановые волосы, спадающие на лоб из которых выглядывали голубые глаза.
   Темные глаза Родиона, казалось, были способны проникнуть в саму душу. Темные, но не черные волосы были пострижены не коротко и касались бровей. Он стоял спокойно, широко расставив ноги, скрестив руки на груди.
    Какие они все разные, но как удивительно похожи.  Есть в этих ребятах что-то такое, что единило их лучше похожей внешности. Что-то неведомое и непонятное, от чего по спине побежали мурашки. Я на миг зажмурилась, прогоняя навязчивые мысли. Точно, превращаюсь в параноика.
Сейчас еще и не то померещится.
    Молодые люди так же с интересом нас рассматривали.
 Теперь уже в живую, они пришли к выводу, что Ардалион решил сыграть с ними злую шутку, не зря, остановив  свой выбор на этих невероятно интересных созданиях.

    Ленка в очередной раз поежилась от холода.
– Думаю, нам пора домой. – тихо сказала она, запахивая куртку.
– Жаль. – честно отозвался Ким. Но почему его тон был таким искренним, что не поверить было просто невозможно.
– А завтра мы вас увидим? – спросил Родион, снова обратившись ко мне.
В общем то он сделал то, что делали все остальные, но почему-то я почувствовала, что начинаю краснеть.
 Боже ты мой, он заставил меня смутиться таким простым вопросом!  Да что со мной сегодня такое!
 Я кашлянула, и как можно спокойнее отозвалась:
– Завтра…, завтра… – мне пришлось напрячь мозги, чтобы вспомнить какой сегодня день, и что будет завтра. – Так ведь завтра мы идем на пикник, не хотите пойти с нами?
 Вопрос вылетел быстрее, чем я успела захлопнуть рот.
   Ребята, явно не ожидавшие приглашения, растерянно переглянулись.
– Это будет днем?
– Конечно!
– Мы не можем прийти днем, потому что мы при…
      Ким не смог договорить, так как Рон спешно его прервал:
– Боюсь, мы завтра заняты. Честно, очень жаль. Может, встретимся вечером?
– Конечно, мы обычно выходим в семь вечера. – весело ответила Юля. – Тогда, пока, девчонки! До завтра!
 Мы посмотрели, как она спускается к своему дому, закрывает калитку на запор, и только потом пошли дальше. Сегодня нам повезло, Ленка ночевала в Санино, поэтому мы быстро всех развели по домам. Ребята, если и заметили наш странный ритуал, вида не подали, и смирно ходили от дома к дому, провожая девчонок до калитки.
 
Мы с Ольгой, как всегда были последними.
Попрощавшись с нашими странными спасителями, мы юркнули в свой огород.
 А молодые люди тем временем пошли по дороге в сторону переезда.
Их походка была неторопливой, ведь им некуда было спешить.
– Рон, почему ты дал мне договорить? – спросил Ким, посмотрев на друга.
– Еще рано, их надо сначала подготовить. – отозвался парень, покачав головой. Его лицо было необычайно хмурым.
  Будучи их предводителем больше сотни лет, он привык принимать решения сам, но всегда считался с мнением остальных. А теперь все они были равны друг перед другом, но слово друзья не достаточно могло охарактеризовать то единение, которое укреплялось столько лет. Их души и мысли привыкли работать на одной волне.
– Ким, Рон прав. Нельзя просто так сообщить им кто мы и зачем здесь. – добавил Ярослав.
– Думаешь, они откажутся? – поинтересовался Даниил.
  Родион покачал головой.
– Они нас слишком мало знают, да еще после столь неудачного знакомства…. Не думаю, что они нам поверят.
– Если честно, мне так не хватает наших способностей. – сменил тему Сева. – Многое бы отдал, чтобы сейчас узнать, как Повелители выбирали нам этих девушек. Уж я бы поинтересовался у Ардалиона! Нет, лучше у Виринеи!
– Не выйдет. Виринея  так просто не расколется. Кстати, она ясно дала понять, что в мире людей мы люди, и никаких способностей Странников. – категорично заявил Ярослав.
  Родион усмехнулся и произнес:
– Самое смешное, что она за нами, наверняка, наблюдает. Вот она веселится, смотря, какие мы беспомощные в чужом мире.
– А мне здесь нравится. – заявил Дани, потянувшись. – Можно считать, что мы в отпуске!
– Еще бы! – Ким хлопнул друга по плечу. – С такими то девушками!
– Ким, дело же не только в девушках! Просто приятно чувствовать себя живым, пусть и на несколько часов.
   Родион нахмурился, на его лицо легла тень, когда он заговорил.
– Нам пора возвращаться в Мир Грез. Надо подумать, как рассказать все девушкам.
– Ты прав, время идет, не стоит терять его попусту. – согласно кивнул Сева.

Глава 3.

 

Глава 3.

   

Яркое полуденное солнце припекало все сильнее, стоя высоко на лазурном небе, на котором не было ни облачка. Его теплые лучи играли на листве яблони, и, проникая сквозь них, лежали причудливыми бликами на дорожке и крылечке. Было тихо, казалось, что в эти часы попрятались все насекомые и птицы, ожидая вечерней прохлады.
    У нашего дома царило невероятное оживление.
– Покрывала взяли? – спросила я , высовываясь из террасы.
Я поспешно натянула светлые шорты и яркую майку, длинные волосы пришлось убрать под бейсболку.
– Конечно! – весело ответила Лена. – Как обычно наше любимое!
 Она помахала неизменным огромным покрывалом, на котором без труда умещались мы все.
– Лесь, а соль и спички? –  поинтересовалась Юля, присаживаясь на нагретые солнцем ступеньки.
– Взяла! – крикнула  я в ответ . – Ой, нож забыли!
  Я унеслась назад в дом, перепрыгивая через ступеньки.
– Девчонки, а вот и шампуры.
  С этими словами из огорода появилась Оля. Так же в шортах, футболке и на голове она нахлобучила смешную белую панаму.
   Увидев ее, подруги расхохотались.
– Оль, ты собираешься идти в магазин в этой панамке? – давясь от смеха, спросила Катя.
– Ну да!
– Сними!
– Ни за что! Она мне нравится! А кто против, может идти по другой стороне дороги! – упрямо ответила Оля, натягивая невероятный головной убор еще теснее на голову.
  Я даже спорить с ней не стала, так как знала, что бесполезно. Нравится, пусть идет, какая разница, мы ведь в деревне.
– Все готово!
  Проверив собранные вещи, разложенные на крылечке, я еще раз пересмотрела список, и заключила.
– Можем идти в магазин.
 
     И вот мы уже шли по разогретому асфальту. Было жарко, солнце приятно грело обнаженную кожу. Весело болтая, мы быстро купили все, что нам хотелось, правильнее, все, без чего не представляли пикника.
Нагруженные пакетами, уже к полудню вернулись к дому сбора.
– Ладно, девчонки, вы пока идите на место, а мы с Катей нальем чистой воды в бутылки.- сказала я, беря пустые пластиковые бутылки и направляясь к колодцу.
 После прошлого года мы стали делать так всегда. По глупости попили водички из ручейка. Последствия были более, чем веселыми, и продолжались до тех пор, пока мама не привезла таблетки.
  Мы с подругой подошли к колодцу.
  Я достала ведро и попыталась налить через край воду в узкое горлышко. С первой попытки большая часть воды оказалась на земле. Со второй на Катьке. Девушка, взвизгнув, отпрыгнула.
   Мы расхохотались.
Через насколько минут, с горем пополам налив два сосуда,  отнесли их на любимое место, а потом все вместе вернулись за дровами.
– А! Опять дедуля запер калитку! – оперевшись лбом в деревянную дверь, с вздохом разочарования воскликнула Оля.
– Придется идти кругом, только и всего. – пожав плечами, ответила Юля.
– Вот еще!
   Я подошла к калитке, легко на нее взобралась и спрыгнула на землю уже по ту сторону. Поправив сбившуюся майку, благо никого поблизости не было, а то бы сверкала голым бюстом, я направилась к поленице.
– А теперь расходись! – предостерегающе крикнула я, и начала кидать поленья через забор.
  Поляна наполнилась шутками и  смехом, пока мы, как обычно, «воровали» дровишки. Не знаю, почему так повелось, но нам было не достаточно просто набрать дров из дровенников. Полагалось обязательно стащить парочку из дедушкиной поленицы. Хотя мы прекрасно знали, что нам с Ольгой обязательно влетит, когда дедуля заметит эти дырки.

   Наконец все приготовления закончились, и мы оказались на своем любимом месте.
 
     Давным-давно, совсем недалеко от дома, мы нашли это живописнейшее место и теперь по праву считали его своим. Небольшая полянка около двух мощных ветвистых сосен, скрытая от человеческого взора буйной разнообразной растительностью. Где-то в глубине леса слышалось переливчатое журчание ручейка, сливающееся с беззаботным пением сотен птиц. Да, того самого, из которого мы больше не пили.
А если раздвинуть плотную стену кустарника, предстает удивительная картина: вдалеке белоснежная церковь возвышается над крышами домов и, кажется, своим горящим на солнце крестом упирается прямо в ярко голубое небо.
   В это лето мы были здесь впервые, но ничего не изменилось, будто бы в этом месте время замедляло свой бег. Нас окружал все тот же чарующий лес, то же солнце золотило коричневый стволы наших «подруг-сосен», которые приветливо зашелестели, приветствуя старых друзей, та же мягкая, зеленая трава, которая щекотала босые ноги, …  здесь время просто останавливалось.
  Я думаю, не только на меня нахлынули воспоминания о прошлом лете. Подруги тоже на миг застыли. Но это были лишь детские грезы о прошлом, а теперь в настоящем мы повзрослели, и многое изменилось.
– Вы тоже вспомнили прошлый год, да? – грустно улыбнувшись, поинтересовалась Катя.
– Да! Было так здорово, когда была большая компания, куча ребят! – ответила Оля с легкой улыбкой на губах. – Жаль, что в этом году такого не будет.
– Кто знает, кто знает… – лукаво проговорила Юля, расстилая одеяла.
– Ты намекаешь на тех ребят, которые нас вчера спасли? – поинтересовалась Лена, доставая провиант из пакетов.
– Кстати о ребятах! Классные парнишки! Мне больше всех понравился Ярик. – вставила Оля, лениво приподнимаясь с одеяла.
– Ольга, у тебя на уме только парни! Лучше помоги Лене порезать хлеб. – прикрикнула я на сестру, беря топор и начиная разрубать поленья на более мелкие.
– Да, босс! – шутя, ответила Ольга, вставая.
 
     Вскоре разгорелся костер. Весело потрескивая яркий, огонь лизал березовые дрова. Мне пришлось нарубить их помельче, чтобы поскорее можно было приступить к еде. Не смотря на жаркий день, есть уже хотелось страшно.
Еда была разложена, вино разлито по бокалам, так что можно было начинать наш обед.
– Уф, как я есть хочу. – сказала Юля, подходя к столу и довольно потирая руки.
– А уж как я хочу. – согласила Катя.
  Я оглядела подруг, чувствуя, что именно так и должна выглядеть настоящая дружба.
– Давайте девчонки, выпьем за нашу дружбу и за нас! – объявила я, поднимая стакан.
  Из пластиковых стаканчиков звона не получилось, потому мы выпили под свой смех и шуршание пластика, неотъемлемой части их цивилизации.
   Потом мы приступили к самому интересному: бутерброды! На костре  жарили сосиски, бекон и черный хлеб, потом сверху поливали все это кетчупом и с удовольствием съедали. Жутко не полезно, но до безумия вкусно!
     Наевшись до отвала, девчонки улеглись на одеяла.
– Как же здесь хорошо…, так тихо и спокойно. – мечтательно произнесла я, глядя на небо, бегущие по нему облака.
  Сосна тихо зашумела кроной в ответ на ее слова.
– Да, но парней все-таки не хватает! –  добавила Лена, с самым невинным выражением лица, на что мы все рассмеялись: Лена сказала вслух то, о чем подумали все.
– Жаль, что наши спасители не пошли. Мне так понравился Дани. – призналась Катя, закатив голубые глаза.
– А мне Сева! – вставила Юля.
– А мне Ким. – подвела итог Лена и спросила. –  Олесь, а тебе?
– Не знаю… – задумчиво протянула я.
 Не могу сказать, что я вчера кого-то из них выделила, хотя….
Наверное я не смогла удержаться, и на губах заиграла легкая улыбка.
– Но, если честно, в глазах Родиона есть что-то такое…, что-то неизвестное, что притягивает. Не могу объяснить….
– Ну, конечно! Можно было не сомневаться, мою сестру всегда привлекали загадочные личности с таким же колким взглядом как у нее самой.
 Ольга болтала ногами в воздухе, лежа на животе, от души надо мной потешаясь.
– Не правда! – выпалила я. – Внешне он вообще мало похож на все мои предыдущие увлечения.
– Это точно!  Если ты о том, что он не смазливый, то да! Хотя почему не похож, тоже высокий!
   Девчонки рассмеялись, развалившись на теплой земле.
– Все с тобой ясно, подружка! – произнесла Юля, продолжая по-доброму подшучивать. – Вот наконец-то нашлась и на тебя управа!
– Да перестаньте вы надо мной смеяться! И вообще, мы их уже поделили, а они, может, о нас сегодня и не вспомнят. 
  Подала я им другой повод для обсуждения.
Хватит уже обсуждать мою личную жизнь.
– Действительно, не стоит так окунаться в новое увлечение. – согласилась Катя, слегка приподнимаясь и, кладя в рот ломтик огурца, добавила. – Мне они показались какими-то странными, и дело не только в их именах.
– Нормальные ребята, что тут странного! – возразила Юля,  тоже переворачиваясь на живот. Подперев голову кулаками, она пожала плечами.
– Девчонки, вы просто слишком уж подозрительные. – добавила Лена, глянув на меня и  Катьку. – Мне они показались очень воспитанными и приятными.
– Она всегда такая, никому не верит. – кивнула Оля  в мою сторону.
 Мне захотелось в нее чем-нибудь запустить. Вот ведь не успокоится, пока нагоняй не получит.
– Не будем спорить, пусть каждая останется при своем мнении. – сказала Катя, прекращая спор, а я тихо произнесла:
– Я нутром чувствую, что тут что-то не так…, и я это выясню, вот увидишь…
– А знаете, удивительно, что мы встретили сразу пятерых, и они все нам понравились. – изумленно проговорила Юля.
– Вот и я о том. – согласилась Катя.
  Мне надоело говорить о этих парнях.
– Я хочу тортик. – сменила я тему, роясь в пакете и извлекая оттуда маленькую яркую коробку.
– Давай ее сюда!

       Пикник прошел весело и беззаботно.
Домой мы вернулись уже ближе к вечеру и то на несколько часов. Переделав все дела по дому,  переодевшись и собравшись, подруги снова стояли около нашего дома.
– Странно, почему их сегодня нет?! – возмутилась Лена, глядя по сторонам, на ее лице отразилась обида, когда она в том же тоне добавила. – Я думала, сегодня мы будем гулять со своими спасителями…
– Может у них дела, или что-то случилось. – предположила Ольга, но все же глянула на часы, на моей руке.
– Половина восьмого. – озвучила я ей, чтобы отстала.
– А может, они просто не хотят нас видеть. – обиженно закончила Юля.
– Да, ладно, девчонки, не сходите с ума раньше времени. Придут наши принцы. – смеясь, сказала Катя
– Вот именно, еще очень рано. Идем гулять. Вы что, правда, думали, что они как штык будут стоять под дверью. Перестаньте. Пошли уже, принцессы! – подбодрила подруг я.
 Не то, чтобы я так же сильно расстроилась, как девчонки, но, признаюсь, было немножко не приятно. Но я быстро заглушило это ощущение, пока оно не успело испортить настроение. Еще чего!

      Мы как обычно пошли по улице.
Всю дорогу на Док мы вчетвером оживленно болтали, и лишь одна Лена молчала, что для нее, в принципе, было совсем не свойственно.
– Ленуль, ну что с тобой? – мягко поинтересовалась Ольга, беря подругу по руку.
– Нет, ничего. Просто… я думала, что-то, что так романтично начиналось, должно иметь продолжение. – вздохнув, призналась Лена.
   Ольга лукаво улыбнулась, глаза озорно сверкнули, когда она заговорила:
– У меня предчувствие, что продолжение будет, можешь быть уверена.
  При этом лицо  было такое, будто она сперла у мамы дорогущую сумку и пошла с ней в школу, не иначе. Этакий нашкодивший шалопай.
– О чем это вы тут вдвоем болтаете? – поинтересовалась я, обращаясь к ним.
– Ольга пытается поднять мне настроение.
– И как, получается?
– Конечно, у нее всегда получается.
   Тут в разговор вмешалась Юля, и лицо у нее было серьезным, а в голосе мы услышали неприязнь. Что никак не вязалось с нашим радужным настроем.
– Боюсь, что скоро оно у нас у всех испортится…
– Ты о чем это? – удивилась Катя.
– А вот об этом!
   Девчонки все как одно повернули головы и впереди увидели пять парней.
Я даже поморщилась, будто лимон целиком съела.
– Конечно, вот только их нам и не хватало!
Я прищурилась, тщетно надеясь, что мое зрение меня подводит. Но зря старалась, я видела их хорошо. Мои глаза прищурились, губы непроизвольно сжались в полоску.
Было светло, вечер только начался, потому страх не успел стиснуть клещи вокруг нас.
– Готовимся к обороне. – добавила Лена, покосившись на меня. Она машинально передвинулась поближе к краю дороги. Заметив это движение, я заняла ее место, оказавшись ближе всех к идущим на встречу парням.
    Антон, Паша, Коля, Сашка и Миша приближались. Сделав постные лица, мы пошли вперед. Этакое само негодование и неприятие.
– Давайте о чем-нибудь говорить. – предложила я, поддев идущую рядом Лену. Тишина как-то уж слишком резала слух.
– Что?
– Говорите о чем-то!
– Ах, да, конечно! – воскликнула Катя, деланно рассмеявшись.
   Юля тут же принялась рассказывать какой-то анекдот, не смотря на то, что реально смешной, смеялись мы натянуто . Но как не старались, когда шли мимо парней, между ними воцарилась мертвая тишина.
– Какая встреча! – заорал Антон.
    Никто не ответил.
– Так что, вчерашние недоумки вас уже бросили? – спросил Миша, и сам же ответил. – Конечно, да! А вот нам вы еще можете пригодиться….
 « Мы им пригодиться!» У меня в голове что-то щелкнуло. Да кто он вообще такой, чтобы открывать рот в мою сторону, тем более с такими замечаниями!
– Закрой, рот! Еще одно слово в таком духе, и я вышибу тебе мозги!
  Зло проговорила я, наступая на парня, который от такого напора отступил на шаг, непроизвольно захлопнув рот. Я почувствовала, как кто-то схватил меня за локоть, сдерживая. По длинным ногтям я узнала Лену. За то Ольга тот час возникла справа от меня.
– Лесь, забей, чего обращать внимание на идиотов. – прошептала Катя.
– Ух…, темперамент как раньше.
 Я немного успокоилась, и развернулась к девчонкам.
Конечно, они были правы, заем подаваться на провокацию.
    Девчонки продолжали молчать и прибавили шагу, увлекая меня за собой. Ребята развернулись и пошли рядом.
– Вы так и собираетесь с нами идти? – спросила Лена, косясь на них.
– Дорога общественная, и нам нравится ваша компания…
– За то нам ваша нет! – огрызнулась Юлька.
   На мгновенье повисло молчание.
– Быстро вы перед ними сдались. А я так и думал, попользуются вами, а потом оставят нам….
– А почему бы тебе ни заткнуться! – рявкнула Оля. – Хотите идти по улице, идите, но не рядом с нами!
– А нам хочется рядом.
– Все, я иду домой! – не выдержала Лена, нащупав в кармане ключ от квартиры на станции, – вы со мной, девчата?
– Еще бы, конечно.
  В гробовом молчании искрилось  напряжение, казалось, протяни руку и током шарахнет. Так мы дошли до дома на Доке.
Четырехэтажное здание показалось нам избавлением, к которому мы приближались с таким нетерпением, с каким, наверное, идет на воду путник в пустыне.
 Эти мутанты сопровождали нас даже до двери квартиры.
– Я знал, что вы передумаете. Надеюсь, там хватит кроватей. – самодовольно сказала Антон, пытаясь войти.
– Ты что совсем одурел! Идите к черту!! – вскричала Лена, выталкивая нежданных гостей.
  С грохотом захлопнулась дверь, щелкнул замок.
Девушка прислонилась лбом к двери.
– Откройте или хуже будет!
   Коля пнул дверь ногой.
– Пошли к черту!
– Как хотите, мы будем сидеть внизу, когда-то вы должны будете выйти, и тогда будет хуже!
   Это были последние слова, за дверью послышался удаляющийся топот, парни спустились на лавочку к подъезду, а мы, наконец, смогли перевести дыхание. Переглянувшись, начали молча разуваться.
*     *     *

– Слава богу, твоей бабушки сейчас нет дома. – шумно выдохнув, произнесла Катя, вешая свою куртку.
 Вот уж точно.
– Это точно, не хватало ей еще таких переживаний. – согласно кивнула Катя, присаживаясь на диван.
– Проходите. Я поставлю чайник, чашка крепкого чая нам всем не помешает.
   Лена скинула обувь и скрылась в кухне. Оттуда послышался знакомый звон посуды.
Девушки вошли в комнату, и все как одна рухнули на диван.
– Лен, что-то мы зачастили  к тебе. – усмехнувшись, сыронизировала Оля.
   Хозяйка появилась в дверях с чашками в руках и, ставя их на стол, отозвалась:
– Не важно, при каких  обстоятельствах, подружки, я всегда рада вас видеть! А раз уж мы здесь, будем наслаждаться минутным спокойствием, и пить чай.
– Правильно, а эти придурки пусть сидят на улице, в конце концов, им это надоест, и они уйдут. – согласилась Юля.
– Лен, тебе помочь?
  Я поднялась с дивана и открыла дверь на балкон. В комнату ворвался порыв теплого вечернего ветра, занавеска на окне заиграла.
– Конечно, идем, принесешь конфеты.
  Лена включила музыку, закипел чайник.
Не то, чтобы мы очень сильно хотели пить, но вот сжимать в руках горячую чашку очень помогает от дрожи в руках. Это проверено. Мои подруги так же сидели за столиком, наслаждаясь не сколько ароматным чаем, сколько возможностью привести мысли в порядок.
   
       Часы показали десять.
  Я вышла на балкон, благо он выходил на противоположную часть дома.
Солнце уже село, погасли его последние проблески, почему-то снова стелился туман, хотя было по-прежнему тепло. Деревья тихо шелестели на ветру. Свесившись вниз, я смотрела на лес.
– Эй! Лесь, смотри, осторожнее, а то наш балкон – это скоростной лифт. Не успеешь, и пикнуть, как он обвалится. – на половину шутя, на половину серьезно крикнула Лена.
– Да ладно тебе! А может, так было бы даже лучше, сразу окажусь на улице. Не забывайте, нам еще домой идти. – отозвалась я, с тоской глядя на железную дорогу. Теплый ветер ласкал ее плечи.
– Мне тоже идти. – заметила Лена. – Именно с сегодняшнего дня я живу у бабушки в Санино, я даже вещи туда перенесла.
   Девушки переглянулись.
– Лен, тебе не надоели эти переходы от одной бабули к другой? – весело поинтересовалась Катя.
– Надоели, а что делать! Я не хочу обижать ни ту, ни другую… – пожав плечами, ответила Лена.
– Может, спустимся и посмотрим, ушли ли эти недоумки или нет? – вдруг предложила Юля.
– Пойдем. – согласилась Ольга. – Мне тоже надоело бездействовать.
   Лена проводила подруг, дала им легкие тапочки, и тихо открыла дверь: на их этаже никого не было,  и в подъезде было спокойно.
– Вы осторожненько, только посмотрите и сразу назад. Я стою тут. – прошептала Катя, оставаясь в дверях.
 Юля и Оля бесшумно спустилась на первый этаж, и огляделись.
  Их встретил неприятный взрыв хохота.
– Я же говорил, что выйдут. – смеясь, сказал Миша.

    Девушки развернулись и опрометью бросились назад, но все же мы все слышали слова Антона, брошенные им в спину.
– Мы же сказали, что останемся здесь! Вам придется когда-нибудь выйти, если хотите идти домой.
 Как только разведчицы вбежали, Катя поспешно захлопнула дверь.
– И что? – только и спросила она, ее синие глаза вопросительно уставились на них.
 Что толку спрашивать, мы и так услышали все, что нужно.
– Они там, и не собираются уходить. – переводя дыхание, ответила Оля, привалившись спиной к двери.
–  Юль, вы их видели? – спросила я, обдумывая варианты. – Они по-прежнему все там?
– Конечно, сидят на лавочке, паразиты! – ответила Юля и добавила. – И нам сказали, что не уйдут оттуда, пока мы не выйдем.
– Это мы услышали, он орал, как полоумный. – кивнула я ей.
– Они действительно могут сидеть там хоть до утра. – покачав головой, обреченно заключила Лена.
– Да, но мы то не можем! Моя бабуля с ума сойдет, если я ночью не вернусь домой. Еще и телефонов нет! – возмущенно провозгласила Катя.
– Ладно, идем, сядем, и что-нибудь придумаем.
   В задумчивости мы расположились на диванах, идей не было.
 Задача на первый взгляд казалась непосильной
– И где же они, когда так нужны нам?! – вдруг воскликнула Оля, она не назвала имен, но все прекрасно понимали о ком речь.
– Сейчас их нет, и, вряд ли, кто-нибудь кроме нас самих вытянет нас из этой передряги. – категорично заметила я. Что толку их вспоминать! – Да взбодритесь! Мы всегда выходили из трудных ситуаций без посторонней помощи, справимся  и в этот раз. Так как, есть идеи, как нам выйти на улицу незамеченными?
– Я подумала, может, кого-то позвать из соседей, – сказала Лена и поспешно добавила, – но нужны ли нам скандалы? Ведь они же не пойдут  нас провожать до дома.
– Ты права, это не годится. – согласились девчонки. – Только еще глупее будем выглядеть.
– А может, одной из нас выйти, отвлечь их, пока остальные спокойно выйдут, а потом как-нибудь помогут ей. – предложила Юля. – Я могла бы пойти.
– Ты с ума сошла?!! Чтобы мы бросили тебя одну с пятью ублюдками!! Ни за что! – воскликнули Оля и Катя в один голос.
– Да, Юль, это глупо. – спокойно заметила Лена, и Юлька отбросила эту идею.
  Несколько минут мы сидели молча, переглядываясь.
Я мозговала один вариант. И чем больше думала, тем более возможным он мне казался. Конечно, его еще предстоит обсудить…, и это пока только идея, еще не известно, выполнимая ли! Но почему бы не попытаться.
– А что, если…. – я в нерешительности замолчала, обводя взглядом подруг.
– Ну, изобретатель, выкладывай. – произнесла Оля, привыкшая к  моим выдумкам. Уж она как никто другой знала, что они могли быть невероятным и трудновыполнимым, но вполне возможными.
– Давайте, спустимся с балкона по веревке. Лен, у тебя в доме есть веревка?
– Наверное.
   Лена неуверенно выдавила, еще не до конца осознавая происходящее и задуманное.
– Неси сюда.
  
    Лена с грохотом рылась в ящиках на кухне, и через некоторое время вернулась с веревкой в руках.
Не то, чтобы совсем не подходила, а хотя…, надо попробовать.
Придирчиво ее осмотрев, я  завязала на ней узлы и вышла на балкон.
– Олесь, это конечно очень изобретательно, но где твой здравый смысл? Не можем же мы  оставить веревку вот так вот висеть. – скептически заметила Ольга, глядя, как я привязываю веревку к балкону.
 Остальные даже комментировать не стали, по лицам я и так видела, что они об это думают.
– Не беспокойтесь, та, кто будет спускаться последней,  а это буду я, ослабит узел ровно  настолько, чтобы оказаться на земле, а потом подергаем веревку, узел развяжется, и мы возьмем ее с собой. – как можно увереннее проговорила я. – Это второй этаж, совсем не высоко.
  Мне и самой было до ужаса страшно, но я понимала, что если сейчас это покажу, идее конец. Ни одна не последует за мной и под дулом пистолета. А сидеть до прихода бабушки уж очень не хотелось, а потом еще просить проводить до дома, это уж дудки!  Нам не 10 лет, чтобы так себя вести.
 Я вопросительно посмотрела на подруг.
Девчонки в нерешительности переглянулись.
– Есть предложения лучше? – нетерпеливо спросила я, прекрасно зная, что их не будет.
– Нет.
– Ну и?
– Согласны.

    Наспех прибрав в квартире, мы столпились у балконной двери.
– Оль, ты первая.
– Нет…, я не могу. – Ольга отступила. – Высоко.
– Но это же всего второй этаж. Давай. – настаивала я, подталкивая сестру вперед и стараясь не думать о том, что у нее страх высоты.
– Лучше я буду первой. За одно проверю, сидят они там еще.
  С этими словами Юля подошла к веревке. Кряхтя, девушка перевалилась через балконную решетку и повисла на веревке, болтая в воздухе ногами.
– Лесь, и что дальше? – послышался ее натужный голос откуда-то снизу.
– Не раскачивай веревку, спускайся осторожно…
 Я свесилась через перила,  наблюдая за подругой.
– Легко сказать…
– Давай, Юлек, осталось немного.
 Что-то бубня себе под нос, Юля напряженно спускалась. Когда ее ноги, наконец, коснулись земли, девушка не смогла сдержать вздоха облегчения.
– А не так уж и трудно. – заключила Юля, приободряя остальных, и осторожно пошла за дом.
  К тому времени, когда она вернулась, на земле уже стояли Катя и Лена.
– Девчата, они там, пока все тихо. – сообщила Юля. – Олесь, Оль, давайте живее, пока наши трюки не заметили все жильцы! И не вызвали пожарных чего доброго.
А мы все еще стояли на балконе.
– Оль, ну, пожалуйста, забудь ты свою боязнь высоты, слезай. – я готова была ее умолять. Все так хорошо получилось, я даже и представить не могла, что идея сработает.
– Я не могу…
– Но тут всего второй этаж, даже Лена уже на земле!
– Да, но…. Вот если я буду спускаться, и посмотрю вниз, то испугаюсь и упаду…
  Тут я окончательно потеряла терпение.
– Черт тебя подери, бери свой зад и слезай по веревке, или я скину тебя сама! – вскричала я, толкнув ее на балкон. – Хочешь все испортить своими соплями! Ольга, ты же никогда не была трусихой!
– Но…
– Я сказала, живо!
  Проклиная сестру, Ольга ухватилась за веревку, голова предательски закружилась. Она зажмурилась.
– Не смотри вниз. – услышала она спокойный голос сестры. – Открой глаза, смотри на меня.
– Я тебя убью. – пробормотала Оля, повиснув на руках.
– Нисколько в этом не сомневаюсь. Спускайся.
  С горем пополам девушка оказалась на земле.
– О, Господи, неужели, я жива! – забыв об осторожности, громко воскликнула Ольга, но тут же зажала рот рукой.
  Я подошла к решетке.
Наблюдать всегда проще, чем делать. Но бояться было поздно, да и высота меня никогда не пугала. Всего то, повисеть пару минут, как сосиска на веревке. Проще простого.
   Я, как и собиралась, ослабила узел, и, плотно закрыв балконную дверь, начала спускаться. Как только  повисла на руках, веревка дернулась – узел развязывался. Как-то на миг стало не по себе. Вот сейчас брякнусь на землю, хотя сломать вряд ли что-то успею, высота не большая, но больно точно будет. Мелькнула в голове, я даже поморщилась.
– Олесь, я если узел развяжется раньше? – вдруг спросила Юля, смотря на меня снизу вверх.
 Я даже усмехнулась.
Вот интересно, почему никто об этом не подумал раньше, а именно в тот момент, когда я тут болтаюсь над землей.
– То я брякнусь на землю. – сквозь зубы бросила я, хватаясь за узлы и  продолжая спуск.
  Наверное, мне оставалось каких-то пару метров, когда узел все-таки развязался, и я осталась без опоры.  Такое странное чувство, как на американских горках, когда летишь вниз.
Успев только ойкнуть, мое тело полетело вниз. Главное во время успела стиснуть зубы, иначе язык бы прикусила.
Не зря говорят, « Дуракам всегда везет!» Это точно про меня. Нет, я, конечно, не умоляю свою физическую подготовку, но такие трюки я проделывала впервые, и не расшиблась исключительно благодаря везению. Как ни странно, я вполне удачно приземлилась на ноги, чуть ударившись левой пяткой.  А сверху мне на голову опустилась веревка, больно брякнув по уху.
– Ай!  – я потерла ухо .- Я же говорила, что это выполнимо.
Выпрямившись и  поспешно скрутив веревку, я  подавая ее Лене.
– Ну, ты даешь! Прямо как героиня романа! – восхитилась Катя.
– Да уж героиня, которая послала сестру на смерть. – пробурчала Оля.
 Ну что поделаешь, любит Ольга устраивать трагедии, я уже привыкла.
– Не преувеличивай, ты должна была спуститься, я лишь немного тебе помогла. – ответила я, чуть приобняв сестру за плечи, но та отстранилась со словами:
– Ты же знаешь, я терпеть не могу эти нежности. Идемте отсюда скорее.

    Не теряя больше времени, мы отправились в обратный путь в Санино.
 Ничего не подозревающие наши преследователи так и сидели у дома, а мы быстрым шагом спешили домой. Разговаривать не хотелось. Я знала, что все думали об одном и том же, что же нам придется проделать завтра. Как поступить, чтобы они поняли и оставили нас в покое.
  Мы как раз шли через поле, когда увидели впереди знакомые фигуры. Сердца застучали чаще.
– Ох, наши старые знакомые. – презрительно фыркнула Лена, глядя на приближающихся молодых ребят.
– Привет! Наконец-то мы вас нашли!
   С этими приветливыми словами к нам поспешил Всеволод.
– Так вы нас даже искали, что-то не верится! – сухо отозвалась Юля, стараясь не смотреть ему в глаза.
  Парень нахмурился.
– Кажется, мы договаривались на семь. – в том же тоне продолжила девушка.
– Да что с вами такое? – недоумевая, спросил Даниил.
– А то, что вас нет, когда вы нам так нужны. – обиженно ответила Катя.
 Ее голос задрожал, выдавая внутреннее напряжение.
– Мы не могли прийти раньше, чем сядет солнце. – примирительно произнес Ярик. Будто это могло что-то объяснить.
– А, по-моему, Антон был прав, сказав, что вы просто смеетесь над нами и все. – заключила Ольга, смерив ребят колючим взглядом.
   Я тем временем молча смотрела то на подруг, то на наших спасителей.
Надо было прекращать этот цирк.
Конечно, вчера они нас выручили, но ведь ничего не обещали. Это же глупо так набрасываться на ни в чем не повинных ребят. Странно, что они еще извиняются, другие бы послали давно…».
   Голос Родиона вывел  меня из задумчивости.
– Олеся, что произошло, пока нас не было?
 Пришлось признать, что я тоже немного злилась и уже хотела съязвить, но, взглянув в его глаза, не смогла. Было ощущение, что я просто растворяюсь в них, в этой глубине и загадке, которую они скрывали. Поэтому мой голос был спокоен, когда я заговорила.
– Эти придурки снова нас доставали, и на этот раз перешли все границы. Нам пришлось скрываться у Лены дома, но даже там они не оставили нас. Потому сегодня мы вылезали через балкон по веревке, чтобы выйти незамеченными.
  Рон улыбнулся, его глаза тоже смеялись.
– Вы, правда, это сделали?
 Его изумление было неподдельным.
– А что нам оставалось! – я почувствовала, как мои губы тоже дрогнули от ответной  улыбки. – И поверь мне, это было такое зрелище!
– Могу представить.  – он хохотнул, и уже серьезно добавил. – Мне, правда, жаль, что нас не было рядом.
– Верю. – тихо отозвалась я, кивнув.
 Но почему этот парень вызывал во мне дрожь каждый раз, когда говорил, когда смотрел на меня. И это я, великий скептик всех времен и народов, сказала «Верю»?! Что-то со мной определенно не так сегодня. И я поняла, что причина  моих трансформаций как раз стоит сейчас передо мной и смотрит в мои глаза. Я незаметно сделала маленький шажок назад, пытаясь отодвинуться от нереального магнетизма, исходящего от Рона.
– Думаю, пора преподать этим недоумкам урок? – хладнокровно предложил молодой человек, с шутливым вызовом смотря в мои глаза.
 Не знаю, заметил ли он моего перемещения, если да, то отлично скрыл это.
– Пожалуй…, хорошая идея. Как именно?
– Да есть тут одна идейка.
  Усмехнулся он, и мы вмешались в общий разговор.
Родион с его громовым голосом быстро заставил себя слушать.
– Девчонки, как на счет того, чтобы проучить этих подонков, они ведь, наверное, все еще сидят у твоего дома, Лен? – предложила я, загадочно улыбнувшись.
– Как именно? – голосок Кати стал заметно спокойнее.
– Сейчас сходим к ним….
– Э, нет, я туда возвращаться не буду. – отозвалась Юлька, ее даже передернуло.
 Родион понимающе кивнул, готовый принять отказ, только меня такое положение дел не устраивало. Но меня опередил Сева. Не знаю, как они так понимали друг друга с Роном, но он проложил его мысль.
– Юля, теперь вы будете не одни. Мы пойдем вместе, и, даю слово, с вами ничего не случится.
   Не поверить было невозможно.
Юлька вопросительно посмотрела на меня, я улыбнулась и кивнула.
– Идем скорее.

      Теперь уже десять человек неспешно подошли к дому.
Молодые люди оживленно что-то рассказывали, в нам было весело и спокойно. До тех пор, пока мы не увидели своих преследователей.
Тень снова опустилась на сердце, стало неуютно. Нет, сейчас рядом с этими ребятами, я уверена, девчонкам уже не было страшно, но какое-то неприятное чувство от одного вида этих нахальных парней поднималось из глубин естества. Думаю, подруги думали о том же, потому что их лица сделались  хмурыми.
– Но как…?! – изумленно воскликнул Антон, вскакивая с лавочки при виде девушек.
 Я с удовольствием наблюдала, как он захлебнулся в собственных словах.
   Лена пошла мимо них  к подъезду, Ким следовал за ней не отходя ни на шаг.
– Веревка! Придурки! – презрительно бросила Лена, махнув перед носом Мишки орудием бегства.
  Парень с девушкой скрылись за дверями.
– Что ж, снова ваши мальчики вас выручили! – вставая, фыркнул Паша.
   Зубы Ярослава скрипнули, когда он молниеносно подался вперед и схватил парня за плечо, пригвоздив к месту. Я еще никогда не видела, чтобы кто-то так быстро реагировал. Родион подошел ближе и заговорил, его голос был холоден и угрожающе тих. Даже у меня мурашки побежали по спине.
– А теперь послушай меня, мальчик! Чтоб я больше не видел вас рядом с этими девушками. Я понятно выражаюсь?
– Это что предупреждение?
– Нет, почему же! Это угроза! – с усмешкой ответил Рон. – Хочешь проверить?
  Наблюдая за ним, я почувствовала, как во мне просыпается заснувшее любопытство. Боже мой, кто же они такие? Ну не может обыкновенный парень обладать такой внутренней силой. Или может, и я просто таких еще не встречала.
Не знаю.
Я чувствовала, как голова пошла кругом от моих умозаключений. Потому решила их отложить.
  Наши преследователи явно подумали так же. И так как они не были самоубийцами, то благоразумно решили отступить.
Потому, бросив яростные взгляды на нас, Антон, Саша, Коля, Миша и Паша пошли по дороге.
  От этих взглядов, полных нескрываемой злобы Катя внутренне поежилась.

 « Черт, они не оставят нас в покое!»

  Словно прочитав мысли девушки, Даниил осторожно положил руку ей на талию и, не встретив сопротивления, притянул ее к себе, словно беря под свою защиту. Катя подняла на него глаза, и он прочитал в них благодарность, тепло и страх. Молодой человек улыбнулся и чмокнул ее в макушку.
  Через минуту показались смеющиеся Лена и Ким.
– Ой, вы такое пропустили! – выпалила Ольга. – Рон чихвостил их, как подростков.
– Ничего, мне хватило одного их взгляда, когда мы появились. – отозвалась Лена. – А теперь идем гулять! – задорно сказала она, увлекая парня за руку за собой.

   Остаток вечера мы провели прекрасно.
Новые знакомые оказались очень веселыми и интересными, хотя о себе говорили очень мало и неохотно, а на вопрос, где живут, вообще молча переглядывались и меняли тему. И, тем не менее, эти ребята так сильно отличались от недавних неудачных знакомых, что даже это молчание им можно было простить. Время пролетело незаметно, и, расходясь по домам, мы все  знали, что завтрашнего вечера будем ждать с нетерпением.
   В эту ночь мы засыпали со счастливой, сладкой улыбкой на губах….

Глава 4.

Глава 4. 

 Наступил долгожданный вечер.
Катя, Юля и Лена подошли к дому нашему домику.
– Какой сегодня замечательный вечер! – счастливо вздохнув, произнесла Лена, присаживаясь на лавочку.
 Было видно, что ее настроение на высоте, как впрочем и всех нас.
  Солнечный огненный диск словно резал небо, прокладывая по нему дорожку к земле и оставляя за собой розовое сияние. Облака окрасились в серебристый цвет, и от легкого дуновения ветра приобретали причудливые формы. Тихий шепот листвы акаций вторил шелесту ив на ветру. Это была гармония.
 Гармония природы с одной из сильнейших стихий – ветром. Таким переменчивым, что если бы нашелся человек, который взялся бы описывать его, то получилась бы целая книга: « Книга ветра»!
– Ну что, будем ждать ребят? – тоже опускаясь на теплое дерево, спросила Катя.
– Да, наверное, так будет лучше всего. – нерешительно ответила Оля, подставляя лицо прощальным лучика солнца.
А мне вообще было лень куда-то сейчас идти, поэтому я подхватила.
– Я тоже так думаю. – согласно кивнула я. – Не хватало нам опять столкнуться с этими недоумками. После вчерашнего вечера, они нам устроят такое….
  Лично у меня фантазии  не хватало, чтобы представить, какую месть нам должны приготовить теперь.
 Лена хихикнула.
– О, да! Ну и лица у них были вчера!
  Девчонки рассмеялись.
– Есть же тупые мутанты, но до такой степени! Лично я встречаю впервые подобную непробиваемую тупость. – проговорила Юля. – Такое ощущение, что, что бы мы ни говорили, они или просто не слышат, или не хотят слушать.
– Юль, парни такого рода имеют так мало мозгов, что до них просто не доходит, что кто-то может им отказать. – фыркнула в ответ я, –  и бесполезно им это объяснять.
– А как же нам тогда от них отвязываться? – Катя задала вполне невинный вопрос, но он поставил в тупик всех. – Мы же не можем постоянно ходить с ребятами!
  Оля развела руками и, улыбнувшись, сказала:
– Давайте подумаем об этом потом, сейчас так хорошо, что лично мне совсем не хочется заморачиваться этим и портить себе настроение.
– Согласна, лучше поговорим о наших новых знакомых. – предложила Лена и, закатив глаза, добавила. – Вчера они были так милы и приятны….
– Это точно. – согласилась Оля, театрально вздохнув, изобразив подругу.
   Я не смогла сдержаться и рассмеялась, наблюдая воздыхания подруг.
– Девчонки, вы их знаете всего ничего, а уже такие эмоции!
– Можно подумать, у тебя их нет! – отмахнулась от меня сестрица. – Они такие….
 
   Девушка так и не договорила, так как в тот момент с дороги послышался разговор. Мы все как одна подняли головы  и устремили взгляд на небо: СОЛНЦЕ СЕЛО!
 У меня в животе противно похолодело, но я предпочла промолчать.
Развеять радужные розовые мечты подруг не так то просто, да и стоит ли.
    К калитке спускались Ярик, Сева, Ким, Дани и Родион.
Как только я встретила взгляд Родиона, то сразу почувствовала, что все будет хорошо. Мои глупые тревоги сразу улетучились. И уверена, с девчонками творилось тоже самое.
– Привет, рад, что мы вас застали. – подходя, сказал Ярик, а от его улыбки Олино сердце пропустило один удар.
  Его широченная улыбка могла растопить и глыбу льда.
– Мы решили дождаться вас, чтобы снова не влипнуть в историю. – вскакивая, ответила Ольга и тоже тепло улыбнулась.
  Мы тоже все поднялись им навстречу.
– Идем гулять?
– Конечно.

 

     Наша компания неспешно двинулась по дороге в сторону церкви. Пройдя перекресток, мы пошли вниз по полю, направляясь к лесу. Как только спустились в низину, покинув асфальтированную дорогу,  стало легче дышать. Воздух был сладок от трав и цветов, источающих невероятные ароматы. В этот вечер дул сильный теплый ветер, развевая волосы девчонок и приятно холодя лицо.
– В чем дело, вы почему вдруг все погрустнели? – поинтересовался Сева, заметив печальные улыбки на наших лицах.
  Я глянула на подруг, изумившись, каким одинаковым у нас сейчас было выражение лица.
– Да так, ничего особенного, просто вспомнили прошлое лето. – ответила Юля.
– Было весело? – с улыбкой поинтересовался Ким.
– Да уж, более чем весело, правда, девчата?! – засмеялась в ответ Лена.
– Может, расскажете? – попросил Дани.
– Думаю, не стоит, вам это вряд ли будет интересно. – покачав головой, отозвалась я, – то уже прошлое, а нужно жить настоящим, так зачем же оглядываться назад, мечтать все вернуть….
– Но иногда прошлое оказывает слишком сильное влияние на настоящее, точнее, от него порой и зависит настоящее. – возразил Родион, в голосе послышалась какая-то отстраненность.
– Не спорю, но я пока с подобным не сталкивалась, потому не знаю. – заключила я.
Мысль была не новой, но то, как Рон ее произнес, так словно это касалось лично его, меня поразила.
  На мгновенье все замолчали.
Повертев головой, Ольга решила сменить тему, и весело продолжила разговор.
– Может, вы нам что-нибудь расскажете, например, о себе?
  Молодые люди переглянулись, и в их взглядах промелькнула растерянность, и Ярик, кашлянув, ответил:
– Да и рассказывать особенно нечего, мы все троюродные братья, приехали сюда на лето, у нас дача в …
  Парень запнулся.
– Где?
– В соседней деревне…
– В Кашино? – подсказала Катя, назвав первую деревню, которую знала за железной дорогой.
– Да, да, именно там!
– А почему вы гулять выходите только после захода солнца? – в свою очередь поинтересовалась Юля.
  Ярик хотел было ответить, но Дани его прервал:
– Девочки, вы прямо допрос нам устроили! – попытался отшутиться молодой человек, – Может, хватит на сегодня вопросов, и мы просто погуляем.
– Конечно. – пожав плечами, ответила Катя.

  Прогулка продолжалась. За разговорами мы и не заметили, как прошли поле и теперь шагали по лесу. На узкой лесной тропинке нам пришлось идти попарно, что тем самым дало возможность пообщаться друг с другом.
– Лен, а вы часто здесь бываете? – поинтересовался Ким, краем глаза наблюдая, как девушка осторожно ступает среди корней.
– В смысле здесь? – не поняла она.
– Я имею в виду Санино.
– А! Каждое лето. – просияв, отозвалась Лена. – Сколько себя помню, мы всегда собирались здесь на каникулах.
– Вы давно дружите, это хорошо.
– Я даже представить не могу себя без подруг. А вы?
– Мы братья, и этим все сказано. Большую часть жизни мы провели вместе. – в ответ произнес парень, во время подав девушке руку, когда та споткнулась.
– Спасибо.
  Лена мягко улыбнулась, ее темно карие глаза блеснули, остановившись на крепкой руке.
Прикосновение было приятным, потому она не стала убирать руку.

– Олесь, а вам не страшно идти с нами в лес? – ни с того, ни с сего  спросил Родион, искоса посмотрев на меня.
В это время я шла, изучая тропинку под ногами. Не то, чтобы у меня была привычка смотреть под ноги, скорее наоборот, но это позволяло спрятать глаза от шедшего рядом парня. Поэтому вопрос застал меня врасплох.
 Я подняла на него изумленный взгляд, даже замедлив шаг.
– А должно? – сухо поинтересовалась я.
Родион видела, как зеленые глаза  проницательно  остановились на нем.
Уже хорошо, что ее внимание он привлек.
   Молодой человек секунду молчал, потом его губы растянулись в широкой улыбке, он засмеялся.
– Олесь, я шучу. Ты всегда такая серьезная?
– Нет, только когда мне задают такие вопросы. – отозвалась я, толкнув его локтем. Получилось не то, чтобы сильно, но наверняка, ощутимо.
  Родион пошатнулся, ловя меня за руку:
– Вот это удар!
– Рон, ну перестань надо мной смеяться.
  Руку он так и не отпустил, крепко сжав мои пальцы.
Меня окатила горячая волна. Я даже не смогла подобрать определение тому, чувству, которое вышибло из меня воздух.
Обреченность.
Черт, именно так!
Почему обреченность? А как называется чувство, которое накрывает с головой, говоря, что все, теперь этот человек прочно занял свое место в твоей жизни. И ты не знаешь еще какое место, и есть ли оно вообще, но уже уверена, что никуда от него не сможешь скрыться. Или не захочешь…, этого я пока не поняла. Но такое ощущение у меня было впервые, это точно.
Поэтому перепугалась я не на шутку, но, как ни странно, пугал то меня не Родион, а мои собственные эмоции.

       Почти стемнело.
В тенистом еловом лесу стало совсем сумрачно, от чего мы все то и дело спотыкались о корни вековых «жительниц леса». 
  Наша веселая компания вынырнула из леса в тот самый момент, когда издалека донесся первый раскат грома. На небе висели свинцовые тучи, раскинувшиеся над притихшим полем.
– Ого! Сейчас будет ливень! – воскликнула Оля, прикидывая в голове, где они находились, и куда можно спрятаться.
  Об этом подумали все, понимая, что добраться  до дома по сухому  не получится.
– Куда бежать? – воскликнула Лена, ей на лицо упала первая капля летнего дождя.
– Я знаю, тут недалеко ферма, там есть амбары с сеном, бежим….
 Юлин крик потонул в следующем раскате грома, который молнией расколол небо на части и на нас хлынул ливень.
 Смеясь, мы побежали по полю за Юлькой.
Я заметила, что веселились все одинаково, ребята тоже хохотали от души, несясь по траве. Летние теплые капли били по лицу и телу, за минуту промочив до нитки одежду. В полной темноте мы вбежали на территорию фермы. Выбрав первое строение, и молясь, чтобы не оказаться в свинарнике, мы рванули к нему.
Переводя дыхание, через минуту закрыли за собой тяжелые деревянные двери.
   Пахло сеном.
В темноте угадывались горы сухой травы.
Лена обхватила себя руками, в темноте пытаясь рассмотреть силуэты подруг. Ей вдруг стало не по себе, когда дверь закрылась, отрезая их от окружающего мира.
 Я почувствовала ее растерянность, шагнула к подруге, и пожала ее руку.
Страха у меня не было, ни капельки,  у Ольги, судя по всему тоже, а значит все будет в порядке. Я уже привыкла доверять своему чутью.
Глаза начали привыкать к темноте. Хотя через секунду я об этом пожалела.
  Родион скинул рубашку, выжимая ее. Невероятно поджатое мускулистое  тело было поразительно красивым, и, не смотря на окружавшую нас темноту, я успела все разглядеть. В горле застрял комок, пришлось крякнуть. Ленка понимающе похлопала меня по плечу, явно веселясь.
  Катя звонко рассмеялась.
– Кать, ты чего?
– Да просто мокрая вся….
– Ага, до трусов я давно не промокала! – подхватила Ольга. – Блин, только темно тут, может, свет организуем?
– Да, да и костер зажжем. – передразнила ее Лена. – Оль, мы на сеновале, если ты забыла.
– Ой, ой. – отозвалась девушка. – Холодно. Олесь, ты чего молчишь?
Да я онемела от вида голого Рона. Промелькнул ответ в голове, насмешив меня саму. Я улыбнулась, и вслух произнесла:
– Думаю, как мы будем с вами до дома добираться.
Проговорила я, с трудом стаскивая свою мокрую куртку. Может хоть выжать получится, хотя толку от этого все равно мало, остальные до нитки мокрые вещи противно облепили тело. Бррр….
– Придется переждать некоторое время тут, пока дождь поменьше станет. – предложил Ярик, садясь на сено. – Как хорошо тут….
 Было слышно, как парень явно радуется всему происходящему.
– Что уж хорошего, темно, сено…, апчхи! – Лена звучно чихнула.
– Зато сухо, и то ладно. – прервала ее я, падая на сено. – Садитесь, чего стоять, пока дождь не кончится.
– Слушайте анекдот….
  Наша мокрая компания веселилась больше часа, то и дело выглядывая на улицу.
В очередной раз, когда Оля посмотрела в темноту, к ней подошел Ярик.
– Кажется, дождь почти закончился. – констатировала она, поворачиваясь и натыкаясь на парня.
– Оль, вы чего сегодня такие напряженные? – спросил он, удерживая ее около двери, где их не могли слышать остальные.
– С чего ты взял? – девушка попыталась отшутиться, но луна осветила серьезное лицо  молодого человека.
  Оля вздохнула.
– Ярик, дело не в вас…, понимаешь, просто нам немного не по себе быть тут с вами….
– Тебе плохо со мной?
– Да нет! – она развела руками, пытаясь найти слова, которые бы  объяснили ее душевное состояние, не обидев при этом парня. – Ну, понимаешь, мы вас совсем не знаем, а еще после случая с этими придурками….
– Ты боишься, что будет то же самое? – Оле показалось, что от него повеяло холодом, потому поспешила растолковать ему:
– Ярослав, согласись, что мы у нас есть основания относиться ко всем с подозрением, и, тем не менее, мы здесь с вами. Ты считаешь, если бы мы вам не доверяли, остались бы мы ночью в каком-то Богом забытом месте….
– Не такое уж оно и забытое….
   Только и успел заметить парень, так как теперь все услышали угрожающий крик.
– Сторож! Ребята, пора линять! – закричала Ольга, распахивая двери.
– Ребята, может, мы с ним договоримся…. – начала Лена, но Ким схватил ее за руку, увлекая за собой.
– Бежим! Какие тут разговоры!
   Мы с Родионом пропустили всех, последними ныряя в темноту.
Не знаю, было ли так заведено у ребят, или он просто ждал меня. Но мы были замыкающими.
За спиной слышался благой мат старого сторожа. Ребята, смеясь, мчались по тропинке, не отпуская рук друг друга. То и дело поскальзываясь на сырой траве, мы бежали сквозь лес.  И опять никакого страха. Ну ни каплюсечки. Я уже начала сомневаться в своем здравом смысле, который впрочем утверждал, что ничего страшного не происходит, и все будет хорошо.
 
   Мокрые, грязные, уставшие и довольные, мы, наконец, достигли деревни.
– Какой замечательный вечер. – вздохнула Юля, смотря, как небо очищается от туч, и на нем зажигаются звезды.
– Мне тоже понравилось. – согласился Сева, касаясь губами ее мокрой щеки при прощании.
– Мы завтра увидимся? – Катя подняла синие глаза на Даниила.
– Конечно. Мне еще ни разу в жизни не было так хорошо, как сегодня вечером. – отозвался тот, обнимая девушку.
– До завтра, спасибо за прекрасный вечер.
– И вам….
*      *     *

    В это утро я проснулась с навязчивой идеей  в голове, которая засела там с упорством ржавого гвоздя в старой доске. Что бы я ни делала, полола грядки, мыла посуду, что-то жевала, мысли снова  и снова сводились к одному:
« Кто же они такие? Кто такой Родион, и откуда он взялся в нашей деревне?»
Я не могла объяснить, что именно меня так взволновало, но мое внутреннее я кричало, что таких парней просто не бывает!
    После обеда я не выдержала.
– Оль, ты когда-нибудь задумывалась, почему ребята ведут себя так странно?
  Спросила я, садясь к сестре на диван на террасе. Яркие солнечные лучи проникали сквозь большие окна, ветерок раздувал занавески, это было настоящее лето!
– Ты тоже об этом думала, да? – удивилась Ольга, перевернувшись на спину и посмотрев на меня.
 Так, значит, не у меня одной паранойя. Это уже хорошо, если уж сходить с ума, то хоть не в одиночестве.
– Я спросила первой, так как?
– Да, я думала, конечно, при чем сегодня все утро. Но это не столь важно. Да и потом, мы все равно ничего не сможем узнать, пока они сами не скажут. – пожав плечами, ответила Оля.
– Ну почему, можем…, у меня есть одна затея. – я многозначно посмотрела на сестру.
Ольга скривила губы, состроив кислую мину.
– Не хочешь, не слушай, а я сейчас схожу за девочками! – бесстрастно бросила я, вставая.
  Больше всего в сестре меня раздражало то, что Ольга не любила новых идей, не любила их слушать и не любила приключений, предпочитая просто лежать целыми днями на диване, слушая музыку. Эта пассивность в ней меня просто убивала. В ней не было ни капли авантюризма.
– Бабуль, я к девчонкам, скоро буду!
 Крикнув это, я вихрем вылетела из дома и понеслась по дороге.
До вечера еще есть время, а значит мы успеем обсудить мучивший меня вопрос.

   Спустя пол часа, подруги уже сидели на крылечке нашего дома.
Все были немного удивлены, так как встреча не намечалась, потому девчонки пришли в том, в чем работали на огороде. Старые майки, потрепанные шорты, шлепки, ни капли косметики.
Они даже не стали расспрашивать, с чего это я вдруг приперлась к ним днем. По моему лицу, наверняка, стало все понятно. Глаза так и горели.
Мой вопрос не мог терпеть до вечера, тем более, что после захода солнца  мы будем не одни. А поговорить нужно было исключительно без ребят.

–  Девчонки, дело в том, что я не могу ни  о чем думать кроме как о том, кто же такие наши новые знакомые. Они так упорно молчат и не хотят ничего рассказывать.  Сначала я не обратила на это внимание, Но вчера, например, Ярик не мог вспомнить названия своей деревни, а может, он его вообще не знал? – на одном дыхании выдала я, когда все расселись, и вышла Ольга.
   Подруги согласно кивнули.
Их вопросительные взгляды устремились на меня
– Так то оно так, мы, конечно, можем их вежливо отшить, так как они молчат, но Дани мне так нравится. – вздохнув, сказала Катя, водя пальцем по деревянному крылечку.
– Нам они всем нравятся, но Олеська права, мы будем последними дурами, если инцидент с нашим неудачным знакомством ничему нас не научил. –  заметила Юля, склонив голову на бок. Было видно, что эта мысль мучила ее так же, как и меня.
– Но что тогда делать? Доверять полностью мы им не можем, терять мы их не хотим, так как если начнем требовать, мы обидим их недоверием. – сказала Лена, подперев щеку рукой и смотря на дорожку, по которой куда-то торопился муравей. – Так что нам делать?
– У Олеськи  была идея. – заговорила все это время молчавшая Ольга.
   Я даже обернулась.
С чего это она подала голос. Я не удержалась.
– Да, но ты ведь не хотела ее слушать!
– Ладно тебе обижаться, я просто боюсь твоих идей… – объяснила Оля, покосившись на меня. Ее саму так же съедало любопытство, но она упорно не хотела в этом признаваться.
– Так в чем дело, Лесь, выкладывай. – проговорили Ленка и Юля в один голос.
  Видя, что интерес подруг достиг апогея, я выдала:
– Я предлагаю проследить за ними.
  Услышав это, Ольга рассмеялась.
– Ты романов начиталась!? Это же бред, кто нас отпустит ночью!
– А ты бы лучше закрыла рот и дала мне договорить. – цыкнула я, смерив сестру колючим взглядом. Вот обязательно было это говорить.  – Мы все пойдем сегодня гулять, как обычно, встретим их. А когда придет время расходиться, сделаем так, чтобы сначала мы проводили Юлю, затем меня и Ольгу…. Лен, ты говорила, что они вчера пошли за переезд?
– Да, проводив меня, они отправились туда. – кивнула Лена.
– А ты откуда знаешь? – спросила Ольга.
 Ленка покраснела, но все же ответила:
– Подглядывала. Мне же  интересно было, куда они пойдут.
  Мы рассмеялись. От кого угодно можно было это ожидать, кроме Ленки, но вот что делает любопытство с человеком.
 Я продолжила.
– Так вот, пока они провожают Катю, она должна будет их чуть задержать, а мы сможем переодеться дома. Представьте, мы готовы, а они в это время подходят к твоему дому Лен, ты так же их задерживаешь, Катя переодевается. Затем они уходят, мы следуем за ними, Лена собирается и догоняет нас.
 Идея начал вырисовываться.
– А какой предлог дома?
– Об этом я тоже подумала. Каждая скажет, что устраивается девичник с ночевкой у одной из нас, но так: Юля скажет, что мы будем у Кати,  Катя, что идет к Лене, Лена к нам с Ольгой, ну а мы, что проведем ночь у Юльки. В итоге дома никто не останется, но наши бабушки будут думать, что мы все у кого-то одного.
   Я замолчала и вопросительно взглянула на подруг. Нисколько не удивилась, увидев, как сестра покрутила пальцем у виска, но сейчас все зависело от девочек. Что они скажут, тогда Ольге придется согласиться с мнением большинства.
    Минуту все молчали.
 Не то, чтобы я волновалась за исход, так как уже решила про себя, если они откажутся, пойду следить за ребятами одна. Ольга, прикроет перед бабушкой, а я все же узнаю, что они от нас скрывают.
   Наконец любопытство победило.
– Гениально!
 Я даже не поняла, кто это сказал.
– Неплохо придумано, подружка! Я иду! – ответила Катя первой.
Очевидно, из всех нас, после совсем сумасбродной меня, в ней сильнее всех взыграл дух авантюризма.
– Я тоже. – кивнула Юля.
– Олесь, и я с тобой. – припеваючи закончила Лена.
– Господи, ну почему моя сумасшедшая сестра всегда выигрывает?! – воскликнула Оля, подняв руки к небу. – Ладно, уж и я с вами.

        Мы встретились как всегда в восемь, но сегодня почему-то у Кати.
    Почти до десяти  гуляли  в одиночестве. Успели обсудить план до мелочей.
 После захода солнца появились ребята. Эта закономерность еще сильнее утвердила в нас затею проследить за ними. Что-то они определенно скрывали.
– Какие-то вы сегодня странные. – вдруг сказал Сева.
– С чего ты взял? – Юля изобразила на лице удивление и добавила. – Вы вот, например, всегда странные.
– Ничего подобного, мы самые обыкновенные. – заверил Даниил, впрочем, весьма наивно полагая, что фальшь в голосе ему удалось скрыть за веселостью.
« Вот сегодня мы и посмотрим, какие вы обыкновенные» – подумала я, скрывая улыбку..
  Лена сменила тему разговора, стараясь не больше  затрагивать столь болезненную для всех. Ребята упорно молчали, а мы больше не собирались у них ничего выведывать. Вот наступит ночь, все сами и выясним.
– Куда сегодня отправимся?
– Может, сходим на Догадку, посидим на мосту. – предложила  я. – Там так красиво по вечерам?
  Впечатления от последнего посещения этого озера были еще свежи, поэтому нужно было как можно быстрее их перебить новыми. На это раз, я надеюсь, приятными.
– Идем те, я как раз хотел искупаться. – поддержал меня Родион.
– Так уже холодно! – удивилась Оля, поежившись от одного упоминания о воде. Да, купаться как-то совсем не хотелось.
– Ольгунчик, мы же горячие парни! – засмеялся Ярослав, увлекая девушку на дорожку идущую через поле.
      Озеро встретило нас своей необыкновенной красотой и спокойствием. Яркое  вечернее небо отражалось в его спокойной воде, десятки птиц щебетали в пестрой растительности берегов. Мост скрипнул под ногами, когда молодые люди, пройдя по нему, остановились на самой середине.
  Опершись на стальной трос, служивший здесь поручнем, я смотрела на воду. Да, не зря пришли, теперь наше любимое озеро вновь стало тем местом, куда хочется прийти
– Господи, как же замечательно. – вздохнула я, на миг закрывая глаза.
– Лен, иди сюда, тут так здорово! – крикнула Оля, призывая стоящую на берегу подругу.
Та отрицательно покачала головой. Ким стоящий рядом улыбнулся, но тоже остался на месте.
– Здесь так же красиво, и на этот старый гнилой мост я не пойду!
 Благоразумность Лены была всем известна, поэтому я не стала даже встревать в этот спор. Ольга все равно проиграет. Я знала, что Ленка не пойдет на мост и под дулом пистолета.
– Да это совсем не страшно! – сестра попыталась попрыгать, от чего навесной мост качнулся, и всем стоящим на нем пришлось ухватиться за стальной трос, чтобы сохранить равновесие.
 А вот это уже явно лишнее. Еще не хватало  попадать в воду.
– Ольга! Больше так не делай. – произнесла я. – И оставь Ленку в покое, ну, боится человек, что теперь.
 Удивившись, почему она мне ничего не ответила, я обернулась к сестре. И сразу все поняла. Оля  уже  давно меня не слышала, ее взгляд был прикован к идущему к ней Ярику. Молодой человек оставил на берегу одежду и собирался нырнуть. Крепкое тело ловко перемещалось по шаткому мосту.
– Не хочешь со мной искупаться? – весело спросил он, обняв ее за талию и, делая вид, что собирается ее сбросить.
  Взвизгнув, Оля ухватилась за его шею.
– Нет, уж купайся один….
 Ребята прыгнули в воду, уверенно  работая сильными руками, поплыли на середину озера. Умопомрачительно, ничего не скажешь. Девчонки, стоящие рядом онемели так же как и я. Ну не могут парни быть такими притягательными. И нельзя было сказать, что они «парни с обложки» Совсем нет, никаких накаченных тел, невероятных рельефов, просто красивое, статное и такое пластичное тело, от которого начинали течь слюни. Боже мой, во что мы превращаемся.
– Ага, тоже слов нет! – первой проговорила Катя, засмеявшись, видя, как мы глазеем на ребят.
 Ольга только вздохнула.
 Я сняла кроссовки и упустила ноги в прохладную воду. Подруги последовали моему примеру.
– Хорошо, что пришли. – сказала Юля, болтая ногой.
– Это уж точно! – хохотнула Оля. – Теперь то все рассмотрели ребят, а то вчера только на Родиона пялились.
  Мы рассмеялись, признавая ее правоту.
– Я никогда не видела ничего подобного, они похожи на…, я даже не знаю с каким животным сравнить…. – я замолчала, пытаясь найти подходящее слово. Но это оказалось непосильно. Не подходило ни одно известное мне.
– Они наверняка,  занимаются одним и тем же видом спорта, потому так похожи. Вот только каким? – отозвалась Катя.
– Тогда, это скалолазание. – предположила Юля. – Видела я на фотках скалолазов, есть что-то в них такое…, очень похожее на наших ребят.
– Только они все равно не скажут. – вздохнула Ольга.
– И не надо, скалолазов видно еще по одному признаку. – отозвалась я.
– По какому?
– Их ноги. После скальных тапок, особенно если заниматься давно, идет специфическая деформация пальцев. – объяснила я. – Вот вернутся, и проверим.
   Болтая, мы совсем потеряли ребят из виду.
 Какой же поднялся визг, когда молодые люди, подплыв сзади, схватили нас за голые ноги. Как они так неслышно до нас добрались, не известно, но эффект получился очень даже громкий.
Родион вынырнул первым и удивленно уставился на меня.
Он все еще держал в своих ладонях мою ногу. Как-то странно, но я  даже не пикнула. Видя его удивление, я внутренне повеселилась, на моих губах заиграла легкая улыбка.
– Тебе, что совсем не страшно? – хлопая ресницами, чтобы с них слетели капли воды, мешавшие видеть, спросил Рон.
– Меня не легко напугать. – в ответ произнесла я, смотря  только в эти темные глаза, про себя заметив, что его прикосновения были очень нежными и приятными.
  Ну как ту объяснишь особенность психики.
Это уже давно доказано, что в неожиданных ситуациях кто-то начинает кричать, а кто-то наоборот не говорит ни слова. Так вот я визжать не умею. Нет правда, я пробовала, несколько раз на американских горках, не выходит. Промумукать могу, но визжать, как Ольга точно не умею.
– Это я вижу. – эти три слова парень произнес таким тоном, будто за ними скрывался много больший смысл.
  Я поежилась, но не от воды, а от тембра его голоса.
 
Тем временем Ким с Леной были на берегу.
– Ким, если хочешь, можешь к ним присоединиться. – неуверенно проговорила Лена, смотря, как подруги дурачатся на мосту.
– Нет, предпочитаю побыть здесь с тобой. – просто ответил молодой человек, присаживаясь на траву. – Почему ты сразу не сказала, что боишься мостов, мы бы пошли в другое место?
  Лена удивленно приподняла брови.
– Ну что ты, из-за меня одной лишать всех удовольствия, ни за что. Да и потом мне и тут не плохо, это ведь не долго. В конце концов, они замерзнут и вылезут из воды. – разумно заключила она.
  Ким рассмеялся.
– Это точно!
  Молодой человек пристально посмотрел в карие глаза девушки и тихо проговорил.
– Ты можешь мне не поверить, мы знакомы всего несколько дней, но у меня такое чувство, что я знаю тебя уже несколько лет….
  Лена подавила в себе порыв съязвить, ведь она уже столько раз слышала подобные слова, что уже потеряла им счет, но что-то в голосе Кима отличало их от остальных. Что-то, от чего она продолжала смотреть в эти глаза. А может, она и сама так же чувствовала, будто знает его больше, чем есть на самом деле.
– Именно поэтому, мне кажется что, что-то изменилось, что-то в тебе, чего я не могу понять. Ты сегодня какая-то внутренне собранная и зажатая.
   « Так вот он к чему клонит!»
Смекнула Лена, и во время потупила глаза, они всегда выдавали ее, когда она говорила не правду.
– Ничего подобного, все, как и раньше. – невозмутимо солгала девушка, все еще смотря на подруг.
   Ким пожал плечами, но настаивать не стал.

 Совсем незаметно полетел и этот вечер.
Почти стемнело, когда наша большая компания остановилась напротив Юлиного дома.
Мы с девчонками переглянулись. У всех сердца бились сильнее в ожидании чего-то. Даже ладони вспотели.
– Что ж, пока, Юлек, завтра увидимся. – многозначно сказала Оля, и уже девять человек подошли к ее дому.
   Тут девушка принялась прощаться с ребятами, пожимая руку каждому, при этом, дурачась, трясла ее по минуте,  театрально раскланиваясь. Я смеялась со всеми, про себя поздравив находчивость сестры. Когда очередь дошла до Ярика, тот, смеясь, опустился на одно колено и поцеловал ей руку. Щеки Оли залились румянцем.
 Под всеобщий хохот мы с сестрой отправились домой.

Глава 5.

Глава 5.  

 

Мы с Ольгой на миг замерли перед дверью.
Нужно было торопиться, но при этом еще не выдать себя бабушке.
Глубоко вздохнув, я произнесла:
– Говорить буду я, а ты быстро возьми рюкзаки с терраски.
– Ладно, будем надеяться, бабуля в хорошем настроении. Телефоны брать?
– Нет, как договаривались. Еще не хватало, чтобы они нас там выдали, зазвонив. Ведь знаю, что кто-нибудь точно забудет выключить.
   Мы вошли в дом.
Бабуля сидела за столом, перед ней стояла недопитая чашка чая и вазочка с вареньем. Малиновое, непроизвольно отметила зачем-то я про себя.
Обаятельно улыбнувшись, я обняла старушку и спросила:
– Так как, можно, мы сегодня пойдем ночевать к Юле?
  Бабушка покачала головой.
– А вы там не помешаете?
– Бабулечка, конечно же, нет! Мы с девчонками посидим, поболтаем и ляжем спать. А утром мы с Ольгой будем дома! Можно?!
  Старушка улыбнулась и поцеловала меня в щеку.
– Олеся, ну как я могу тебе отказать. Хорошо, идите.
 Скрыв победную улыбку, я чмокнула ее в щеку, и мы с сестрой выбежали на улицу. Оказавшись в темноте, мы ринулись на дорогу.
 Я нахмурилась: целуя бабушку,  вдруг показалось, что я прощаюсь. Надолго прощаюсь. Но с чего это предчувствие?
    Почему?
Обычно я всегда доверяла своему шестому чувству, но сейчас не стала заострять на этом внимание, ведь надо было сосредоточиться на настоящем.
  Мы вышли за калитку, сразу натолкнувшись на ожидающую в кустах Юльку.
– Что ж, узнаем, кто такие наши новые знакомые. – весело сказала она.
Хотя веселость не могла перекрыть ее волнение. Чего скрывать, нам всем было и страшно и любопытно одновременно.

    Выглянув из кустов акаций, мы увидели, что ребята только что отошли от Катиного дома. Пока все шло по плану. Потому пошли вдоль дороги, держать на расстоянии, немного погодя, нас догнала Катя.
  Вскоре все  были в сборе, и тихо шли за загадочными спасителями.
 На Ольге были черные джинсы, топ, балахон, на ногах кроссовки.
 Юля так же была в черных джинсах, топе, свитере и кроссовках.
 Лена была в синих джинсах и балахоне.
 На Кате были темные джинсы, футболка, сверху  накинут свитер.
 На мне были  мои любимые, самые удобные коричневые джинсы, черный топе и джинсовая куртка, спасающая от назойливых комаров, на ногах коричневые кроссы.
  У каждой за плечами был рюкзачок.
– Может, оставим рюкзаки у Ленки в огороде? – шепотом спросила Оля.
– Нет, это не безопасно. Не известно, во сколько мы вернемся, возможно, не будет времени заходить за ними. – ответила я.
Не хватало, чтобы Ленкина бабуля подняла панику, обнаружив кучу рюкзаков.
– Тогда давайте, спрячем в траву. Они все равно бесполезны, там только ночные рубашки. – предложила Лена.
– Мой не бесполезен и может нам понадобиться, а вы как хотите. Но решайте быстрее, главное сейчас не потерять ребят из виду.
   Сказав это, я прибавила шагу.
 Деревенька осталась позади, а мы  уверенно шагали вдоль дороги к переезду, вскоре пересекли его и направились к лесу. Стало совсем темно, но пять фигур впереди были хорошо видны. Неожиданно молодые люди свернули с дороги и углубились в лес.
  Подруги растерянно переглянулись.
– Они идут не в Кашино. – произнесла я, поворачивая следом.
 Кажется, подозрения были не напрасны. От этого стало как-то не по себе.
– Так, это уже интересно. – бросила Оля, сцепив руки и пытаясь унять так некстати возникшую дрожь.
– А может, они знают короткий путь через лес? – предположила Катька, вглядываясь в темноту.
– Дорога – это и есть самый короткий путь. – ответила я, покачав головой.
Это я точно знала, так как мы  неоднократно катались по этой дороге на великах, и засекали километраж. Теперь уже не имеет значения, скоро мы все узнаем.
 Я шагнула в темноту. Но пришлось остановиться, услышав за спиной.
– Я туда не пойду. – Лена застопорилась на краю дороги, схватив за рукав Ольгу.
– Это еще почему? –  обернувшись, я пыталась рассмотреть лицо подруги и понять в чем причина.
– Там змеи….
  Оля покачала головой. Все, вот слежка и кончилась!
Никакой силой теперь не заставить Лену пойти в лес, это она знала наверняка, раз та вспомнила про змей. Этот страх был самым страшным для подруги, и все об этом помнили. Но я не была готова сдаться так просто.
– Лен, змеи вообще-то спят по ночам в норах. – стараясь скрыть раздражение, заметила я. Это был единственный аргумент, и я решила его испробовать.
– Ты уверена?
– А ты хоть раз видела змей ночью?
– Нет, но…. – Лена наморщила брови. – я же не ходила в лес ночью, да и потом темно и их не видно.
– Тогда тем более чего бояться, если ты все равно их не увидишь. – продолжала я настаивать, одновременно пытаясь уловить звуки удаляющихся сквозь лес ребят и  не потерять верного направления.
– Правильно, Лен, идем. – Оля взяла девушку под руку и почти силой помогла сделать первый шаг. Катя толкала с другой стороны.
  Юля кивнула, улыбнувшись во тьму, и пошла следом.
А я снова зашагала по лесу.
« Тоже мне, великие следопыты, одна одного боится, другая другого. Нам бы дома сидеть, а не по лесам разгуливать!».

      У каждой замерло сердце, когда лес сомкнулся за нами.
Глаза постепенно привыкли к темноте, мы начали различать деревья, теперь было виднее то, что творилось под ногами, спотыкаться стали реже. 
Кругом был только лес, темнота и ночные звуки, сквозь которые слышался лишь треск и хруст, издаваемые шедшими впереди ребятами. Но как бы ни было нам страшно, ни одна не повернула назад. Теперь нами управляло не только любопытство, но и какое-то странное чувство. Не поддающееся никакому анализу, и не похожее ни на какие известные нам доселе.
   Прошло наверное около двух часов.
– Похоже, мы ходим кругами. – останавливаясь, произнесла я.
– Я тоже так считаю. Или они нас заметили, или я ничего не понимаю. – покачав головой, сказала Катя.
  Оля и Юля сели на землю, прислонившись к деревьям спиной.
Стало страшно.
« Одни в лесу ночью, да еще потеряли ребят! Куда теперь?!»
  Эти невеселые мысли были у каждой в голове, но никто не решался произнести их вслух. Поняв настроение подруг, я выпрямилась и произнесла:
– Так, я вас в это втянула, мне и искать дорогу, я сейчас вернусь…
– О, нет! Не вздумай уйти! – закричала Ольга, – Мне страшно!
   Я даже улыбнулась.
Меня  тронуло, что впервые Ольга открыто призналась в страхе.
– Не беспокойтесь, никуда я не денусь, только влезу на дерево и посмотрю вокруг. Надо понять, где мы находимся
– Странно, что не слышно поездов. – заметила Катя.
– Не, думаю, что мы так далеко ушли, просто пока никто не проехал.
  Ответила я, открывая свой рюкзак, и извлекла из него фонарик.
– Честно спертый у дедушки. – пояснила я, пытаясь развеять уныние, – так и знала, что он понадобится. Ждите здесь, я сейчас.
– Да уж мы точно никуда не собираемся. – отозвалась Юля, по-прежнему сидя на земле.

    Далекий разговор подруг где-то в темноте придавал сил и уверенности, потому далеко отходить я не стала. Быстро выбрала дерево, с виду оно показалось мне крепким, хотя, как знать. Фонарик давал слишком мало света, его неуверенный лучик терялся в ветвях, не добежав и до середины ствола.
  Взявшись за первые ветки, я подтянулась и стала карабкаться вверх. Помнится, по деревьям я лазила в последний раз аж несколько лет назад. Да, форма теряется, в детстве это было намного проще.
  Я была уже высоко, ну по крайней мере мне так казалось, когда  почувствовала, как под ногами хрустнула ветка. Хорошо хоть успела вцепиться руками. Сломавшись, сук полетел вниз. Повиснув на руках, я сжала зубы.
Да, в детстве, весила я определенно поменьше.
  Обдирая ладони, пришлось раскачиваться, пока не ухватилась за соседнюю ветку. Потом отпустив руки, повисла на согнутых ногах, и, наконец, подтянувшись, встала на эту ветку, а руками ухватилась за другую.
Уффф, цирк какой-то! Может, во мне погиб акробат. 
Ирония к самой себе придала сил. Я сплюнула вниз противную, вязкую слюну и полезла дальше, но с большей осторожностью. Вес 49 кг, это знаете ли не мало, как оказалось.
Через минуту, задрав голову, я огляделась.
Передо мной  предстал неописуемо-прекрасный пейзаж: черное небо с россыпью звезд и огромной кроваво-красной луной, и лес, простирающийся, на сколько хватало глаз во все стороны. Было полнолуние.
    Мое сердце упало.
Кругом ни огонька! Куда, черт возьми, мы забрели? Ну не могли мы уйти так далеко, тут же кругом одни деревни. И где же они? Ни одного проблеска света! Железной дороги я так же не увидела.
  На сердце похолодело. Вот теперь стало по-настоящему страшно.
Я с надеждой смотрела вдаль, стараясь рассмотреть огни железнодорожной станции, когда меня вдруг ослепила яркая вспышка странного голубого света. Это было так неожиданно, что я чуть не свалилась на землю.
Это было вдали, среди леса. И снова вспышка! Небо и лес озарялись ровно пять раз, потом все стало как прежде, будто ничего и не было. Странные не на что не похожие вспышки больше не повторялись.
   Я спустилась на землю и поспешила к подругам.
 Ноги подгибались.
– Лесь, Лесь, ты видела?! – взволнованно воскликнула Катя, встрепенувшись при моем появлении.
– Да, это было… что-то странное, но я знаю, откуда оно исходило. – тихо отозвалась я.
  Теперь мне стало окончательно не по себе.
Предчувствие беды усиливалось.
– Ты что-нибудь еще видела? – спросила Юля, с надеждой.
– Лес и больше ничего. – упавшим голосом, ответила я, скрывать не имело смыла. – Я не знаю, где мы. Ни железной дороги, ни деревень, вообще ни огонька.
  Путешественницы  переглянулись.
– Олесь, да что с тобой такое?! Неужели, ты сдалась?! – воскликнула Катя, подлетая ко мне и хватая  за руку.
– Нет, но…. Девчонки, простите меня, если бы не я, вы бы сейчас были не здесь, а спали бы спокойно в своих кроватях. Я не должна была предлагать вам это…. Только я виновата, что мы заблудились.
  Чувство вины причиняло даже больше муки, чем страх.
– Лесь, ты то тут при чем!  Ты предложила эту идею, да. Но мы сами пошли за тобой, силой нас никто не тащил. – произнесла Лена, положив руку на мое плечо.
– Да, мы пошли за тобой потому, что это касается всех нас. И теперь мы верим, что ты обязательно выведешь нас отсюда. – подала голос Юля.
– Девчонки, мы вместе, впятером, и мы выберемся. – закончила Катя, ее бодрый голосок разнесся по лесу и затерялся в темноте.
     Я обняла подруг.
– Спасибо, что не вините меня. Тогда встаем и пошли.
– Куда?
– Пока не знаю. Предлагаю пойти туда, откуда исходил свет, может хоть там кто-нибудь есть.
   Оля с вздохом поднялась с земли.
– Олесь, если честно, я терпеть не могу, когда ты командуешь, и ты об этом знаешь. – сказала она, а потом, широко улыбнувшись, добавила. – Но сейчас я просто счастлива! Сестер, уж лучше слушать твои приказы, чем смотреть, как ты распускаешь «нюни».
– Не беспокойтесь, нюней больше не будет!
 Теперь мой голос был решительный и спокойный, когда я закинула за плечи рюкзак и, свернув с дорожки, пошла сквозь лес. Ветки хлестали и больно кололи лицо и руки, но я продолжала идти, раздвигая их в стороны. Пришлось сжать в кулак всю свою решительность и волю и  двигаться вперед, так как я знала, что теперь ни в коем случае не имею права сдаться. Ведь за мной иду еще четыре человека, за которых мне волей неволей придется отвечать.
   Девчонки молча двигались вслед за иной. Говорить не хотелось, да и о как, когда в рот то и дело грозили набиться хвоя и листва.
   После получаса ходьбы подруги остановились.
– Олеся, далеко еще? Я больше не могу. – выдавила Юля, устало приваливаясь к дереву.
– Вот этого я сказать не могу…
  Я сделала еще шаг и хотела отодвинуть еловую ветку…
Неожиданно от мой протянутой руки вспыхнул яркий свет. На секунду образовалась, словно, стена из призрачного голубоватого света. Потом все исчезло. Я так резко дернулась назад, что упала на спину.
   Ошеломленная я лежала на земле, смотря в пустоту. Встрепенулись остальные.
– Олесь, ты как?! Все нормально?! – хлопая глазами от удивления, спросила Ленка, склонившись надо мной.
Сложно сказать, в порядке ли я. Ничего не болит, это да, но вот мозг вот-вот взорвется. Что это было такое?
– Да,… да, я в порядке. Но что это было?
Я встала с земли и стряхнула листья и иголки.

Наши сердца забились чаще. 
  Ольга подошла к тому же месту и тоже протянула руку – получилось то же самое, все тот же необыкновенный серебристый свет. Она отдернула руку, свет исчез. Катя так же попробовала, снова сияние, но она не отскочила, а сделала еще шаг. Теперь свет не попадал, призрачная стена резала девушку пополам
– Девчонки, не знаю, что это, но вполне безопасно. – сказала она, возвращаясь к подругам.
  Световая стена исчезла.
Девчонки молчали.
Да и что тут скажешь.
– Это именно тот свет, – наконец произнесла я, – и он повторялся пять раз, пять вспышек…
– Ребят ведь то же было пятеро: Ярик, Дани, Сева, Ким и Родион. Может, они прошли сквозь эту стену. – предположила Юля.
– Вполне возможно… – согласилась Ольга. – Что будем делать?
– У нас лишь два пути: пройти сквозь стену или повернуть назад. – покачав головой, сказала Катя.
– Я бы прошла сквозь свет. – подумав, ответила Лена. – Лучше уж идти вперед, чем повернуть назад.
– А я предлагаю, ничего не делать, а просто дождаться утра. Нас наверняка станут искать… – сказала свое слово Юля.
– Ага, и получить хорошую головомойку от родителей! – воскликнула Оля. – Вот, уж спасибо, Юлек!
  Нагоняй меня совсем не радовал, но еще больше не хотелось волновать бабушку. Поэтому я сделала свой выбор:
– Я согласна с Ленкой. Этот свет не мог появиться сам по себе. Раз уж сзади никого нет, то, может, за ним мы кого-нибудь встретим, и нам помогут найти дорогу.
– Вполне логично. – согласно кивнула Юля. – Тогда, кто «за», поднимает руку.
   Все пятеро подняли руки.
– Тогда идем.
  Я первой подошла к свету.
Сердце сжалось от непонятной тревоги.
Черт, снова это предчувствие, которое словно парализовало меня. Захотелось закрыть глаза, потом открыть и проснуться.
– Девчата, возьмемся за руки, на всякий случай….
 Сцепив руки, я, Юля, Оля, Лена и Катя прошли через световую стену.
Ничего сверхъестественного не произошло, мы даже не почувствовали ничего необычного. Просто прошли и все.
  Мы по-прежнему стояли в лесу одни, но он, почему-то, показался мне моложе и реже чем прежний. А в остальном, та же темная, непроглядная ночь. Ноги сами вывели на узкую, лесную тропинку.
– Одно хорошо, хотя бы тропинка есть.
  Выдохнула я, и мы с девчонками двинулись по ней друг за другом.

      Мы все шли и шли по этому нескончаемому лесу, гадая, куда же  умудрились забраться, и почему на пути  не встретилось ни одной деревеньки.
  Неожиданно лес расступился.
У меня перехватило дыхание от представшей перед нашим взором картины. Мы стояли на холме, а внизу раскинулась деревня. Дома купались в серебристом свете огромной луны, которая, казалось, висела прямо над ними. Было необычайно тихо, до нас не долетел ни один звук, нарушивший это безмолвие, и лишь за спиной лес продолжал жить своей ночной жизнью.
– Слава Богу, куда-то вышли. – не скрывая облегчения, выдохнула Катя и мы стали спускаться.
   Ой, не к добру это все!
Почему-то я ее радости не разделяла.
Смутная тревога не только не покидала сердце, она переросла в панический ужас. Пришлось стиснуть зубы, чтобы они не начали выстукивать марш. Но о своих тревогах я благоразумно промолчала. Не хватало еще своими руками поднять панику. Да и потом, может я элементарно сгущаю краски. Поэтому просто  последовала за подругами, озабоченно осматриваясь по сторонам.
  Мы вошли в деревню и, не спеша, пошли по центральной улице.
Было темно и тихо, словно в…, могиле. От этого сравнения стало не по себе, и по спине побежали мурашки. Все дома были будто мертвы, окна темнели пустыми глазницами, а улица так пуста, что становилось жутко. Лишь луна освещала мертвую деревню, в которой не было ни огонька.
   Мы в нерешительности остановились посреди деревни.
– Эй, есть тут кто-нибудь!? – крикнула Ольга, ее пронзительный голос разнесся по улочке и остался без ответа.
– Что-то странное происходит….
 
   В этот момент мы услышали отдаленный  топот…., конский топот.
Кто-то приближался, но как ни старались и не вглядывались во тьму, мы так никого и не увидели. Топот прозвучал прямо перед нами и стал удаляться.
Я видела, как девчонки в ужасе застыли. Дикий страх сковал душу, тело застыло словно каменное, оказываясь подчиняться.
  Ольга судорожно схватила меня за руку.
– Девочки, это уже не смешно! – прошептала она, что есть силы дергая меня за рукав.
– А ты видишь, что кто-то смеется?
  Ольга взвизгнула.
– Я не вижу, я слышу!
  Теперь все услышали леденящий душу смех совсем рядом с нами.
Но никого не было рядом…. Катя, Лена и Оля завизжали.
  Смех, наконец, смолк, но его сменили другие звуки, еще более жуткие и устрашающие. Слышались крики, разговор, выстрелы, снова конский топот, на этот раз уже нескольких невидимых всадников пронеслись мимо них.
  Было такое ощущение, что вокруг нас разыгрывался спектакль, но то ли мы разом ослепли, то ли играли невидимки.
– Спокойно, только спокойно! – выкрикнула я, пытаясь подбодрить остальных, мой голос так же дрожал и срывался. – Я не знаю, что происходит, но главное не терять головы!
  Гул продолжал расти.
Казало, мы сходили с ума!
Видя, как девчонки закрыли глаза и прижали руки к ушам, пытаясь спрятаться от царящего вокруг них ужаса, я одобрила их действия. Но почему-то не могла последовать их примеру и продолжала смотреть в пустоту.
– Бежим в дом, быстрее! – закричала Юлька, что было силы.

  Подруги ринулись к первому попавшему дому, я за ними.
Дверь оказалась не заперта, и мы ввалились внутрь. Дрожащими руками я достала из рюкзака свечу, спички и зажгла ее. Но, оказалось, даже в доме мы не могли укрыться от этого безумия.
  Тут скрипели половицы от призрачных шагов. Плачь детей, крики, ругань, другие звуки: все это были лишь бесплотные звуки, дом был пуст. Совершенно никого.
– Мы в Аду! – панически прошептала Лена.
 Не уверена, но очень похоже. Пронеслось  в моей голове.
  Катя и Ольга разрыдались. Юля, я и Ленка стояли молча, в ужасе вглядываясь в темноту. Сердца бешено бились так, что удары эхом отдавались в ушах. Голова шла кругом. Ноги подгибались, словно стали ватными.
  
   Вдруг все смолкло. Так же неожиданно, как и началось.
Мы переглянулись.
Теперь эта мертвая тишина казалась еще более зловещей.
– Бежим отсюда! – вскочив, воскликнула Ольга и вылетела на улицу.
 Остальные поспешили за ней. Мы повыскакивали из дома.
Кругом было темно и так же мертвецки тихо.
– Пошли отсюда. – повторила Ольга.
  Я поймала сестру за руку и остановила.
– Подожди, я думаю, лучше остаться здесь на ночь….
– Ты с ума сошла! Ни за что! – закричала Юля. – Да это то же самое, что похоронить себя за живо добровольно!
 Согласна, но идти в лес снова в никуда, мне как-то совсем не хотелось. Не известно, на какую деревню мы еще набредем. С вампирами? Почему то сейчас они уже не казались выдуманными киношными страшилками.
– Ну, подумайте, что мы будем делать, оказавшись снова в лесу? – я говорила размеренно, хотя стоило неимоверных усилий  не поддаться общей панике. – Мы все измучены, мы не знаем, куда нам идти. Так почему не остаться тут, а завтра пойдем искать дорогу. Если это чья-то злая шутка, то при свете дня, мы быстро все выясним….
– А если снова начнется этот ужас?! – всхлипнув, спросила Катя.
– Во всяком случае, с нами ничего не случилось, это были лишь звуки. – пожимая плечами, согласилась Лена.
 Вот, хоть один здравомыслящий человек.
  Девчонки еще колебались.
Они бы с великим удовольствием немедленно покинули это проклятое место. И я их понимаю, и разделяю это стремление. Предлагающие остаться хотели этого ничуть не меньше, но мы то понимали, что ночью в лесу будет ничуть не лучше.
– Вы как хотите, а я остаюсь на ночь в этом доме. – категорично сказала я, решительно направляясь к дому.
   Ольга тут же пошла за мной, а за ней последовали и остальные.

              
*        *        *

И вот мы снова оказались в доме.
Окружавшая тишина по-прежнему казалась зловещей, но уже не такой ужасающей.
Я с интересом рассмотрела нехитрую остановку.
Дом был деревянный и довольно больших размеров. Посередине находилась огромная русская печь, при входе слева стояла лавочка, справа огромный старинный комод для одежды. У окна буфет и кухонный стол. За печью стоял обеденный стол с табуретками.
   Ленка покорно опустилась на скамью и заговорила первой.
– Сейчас самое лучшее, что мы можем сделать это лечь спать.
  Я почувствовала, как наваливается усталость, спать, действительно, хотелось страшно.
– Точно. Здесь три кровати, кому-то повезет, будет спать одна, остальные по двое. – добавила я, при тусклом свете свечи я рассматривала одеяла и подушки.
Вроде, даже чистые. И сыростью не пахнут, странно.
– Ничего себе, повезет! Я ни за что не лягу одна! – воскликнула Катя, ее возглас эхом разнесся в тишине дома.
– А я тем более! – согласилась Юля.
– Ладно, девчонки, этой счастливицей буду я. – примирительно произнесла я, устало глядя в окно, там все еще было темно.
Мне было уже все равно, где спать. Готова хоть на полу лечь, только бы никто не пинал ночью.
   Тут вскричала Ольга.
– Я боюсь спать без тебя!
– Ляжешь с кем-нибудь, с Ленкой, например.
– Нет! Мне не страшно только рядом с тобой!
  Я даже улыбнулась.
– Хорошо, будем спать вдвоем.
  С таким решением не согласились остальные.
Опять начался спор. Я тихо опустилась на кровать.
– Мы же не собираемся препираться всю ночь! Решайте живее. Я спать хочу!– раздраженно проговорила я.
  Блин, я ведь тоже боялась и не меньше других. Тем более, что ответственность за все происходящее так или иначе лежала на мне.
Но усталость застилала даже это, и я была готова заснуть где угодно. Мне  нужно было отдохнуть, чтобы завтра снова быть всем опорой…, просто отдохнуть. Дайте же мне поспать, всего лишь отключиться на пару часиков, чтобы на утро начать трезво мыслить.
– Девчата, а что если нам сдвинуть  кровати вместе? – вдруг предложила Лена. – Получится одна большая, и не так страшно.
Как это  я сразу об этом не подумала. Удивилась я про себя.
– Вот это разумно. – сразу согласилась я, берясь за первую кровать.
  Грохот от передвигаемой мебели на некоторое время оживил зловещее затишье дома. Расстилая кровати, мы не без удивления заметили, что на них нет пыли, а постельное белье хоть и грубое, но чистое.
– А кто ляжет по краям? – спросила Ольга, первой забираясь на середину кроватей, – только не я!
  Вот тут я  окончательно потеряла терпение. Выбрав себе край, расположенный ближе к двери, я села с этой стороны.
Скинув ботинки, куртку и джинсы, я улеглась с краю со словами:
– Я ложусь с этого края, и буду спать, а вы сами разбирайтесь! Хоть жребий кидайте до утра, мне все равно!
– Она права, мы ведем себя как дети. Я тоже лягу с краю. – отозвалась Юля.
  Через минуту свеча погасла, и дом снова погрузился в темноту.
– Олесь…. – послышался Олин шепот.
– Что еще?
– Дай мне руку, мне страшно.
   Усмехнувшись в темноту, я протянула сестре руку.
– Олесь, а тебе не страшно?
– Оль, единственное, чего я действительно боюсь, так это того, что ты столкнешь меня ночью с кровати на пол.
  Девушки улыбнулись. Сестры были в своем репертуаре.
– Спи. – сказала я, щелкнув сестру по носу. – Спокойной ночи, народ.
– Спокойной ночи, завтра будет новый день. – заключила Катя.

Глава 6.

Глава 6.

 

Катя открыла глаза и удивленно уставилась на деревянные балки на потолке. С замиранием сердца, все еще надеясь, что спит, девушка повернула голову и увидела спящих подруг.
  « Так это был не сон!»
Катя огляделась.
Из окна брезжил свет, яркий солнечный свет.
 « Уже утро ».
Я, зевнув, с трудом разлепила веки. Спать больше не хотелось. Да и непривычное место не давало расслабиться. Сразу навалились воспоминания о вчерашней ночи, пригвоздив тяжелым грузом к кровати.
Увидев синие глаза подруги, поняла, что проснулась не одна.
Мы встретились взглядами и, улыбнувшись друг дружке, стали будить  все еще мирно посапывающих подруг. Катя растолкала Юльку, я Ольгу, теперь спала только Лена. Заговорщически переглянувшись, Оля и Юля в один голос, что было мочи закричали:
– Подъем!
   Ленка мигом открыла глаза и, не поворачивая головы, посмотрела на подруг, лежащих с двух сторон от нее.
– Вы что совсем свихнулись! Так орать по утрам! – наконец сказала она.
 Девчонки весело рассмеялись.
– Ладно, встаем. Пора домой. – произнесла я, сидя на кровати и зашнуровывая ботинки.
  Катя тоже встала, натянула джинсы, и прошлась по дому. Через минуту послышался ее голос откуда-то из-за угла:
– Вы, конечно, как хотите, а я привыкла умываться по утрам…. Ой! Что я нашла! Смотрите, зубной порошок!
– Отлично, хоть зубы почистим. – согласилась Юля, тоже подходя к умывальнику.
  Я повертела коробочку в руках, прежде чем последней почистить зубы.
– Странно, его уже давно никто не использует, здесь что не знают про зубную пасту? Да и щетки из натуральной щетины, их уже лет двадцать назад сняли с производства….
 Задумчиво рассуждала я
– Олесь, это еще что! Вот что, действительно, странно, так почему тут именно пять зубных щеток. Не больше не меньше, а пять! – добавила Лена, вытирая лицо белым льняным полотенцем, висящим на гвоздике.
– Совпадение. – пожав плечами, беспечно бросила Катя.
– Я не верю в совпадения. – заметила Лена и спросила. – Ну что, идем?
– Да, пошли.
   Мы подошли к двери.
– Лесь, я так есть хочу. – призналась Ольга, прислушиваясь к урчанию в своем животе.
– Ничего, к обеду будем дома. Лучше подумайте, что мы скажем нашим бабулям, если они уже начали нас искать, что не исключено. – ответила я и вышла на улицу.
   Даже думать не хотелось, какой кипеш они поднимут в деревне, если мы не вернемся до обеда. Весь наш обман в миг раскроется, а потом такое начнется. Моя богатая фантазия  услужливо нарисовала все это в воображении. Я тряхнула головой. Нашла сейчас о чем думать, нам еще до дома надо добраться, а уж потом будем придумывать оправдания.
   На улице нас ослепило яркое солнце.
В деревне было по-прежнему тихо и пустынно.
– Эй! Есть здесь хоть кто-нибудь?! – громко крикнула Юля.
  Тишина.
– Ладно, придется самим искать дорогу. – заключила я и, закинув рюкзачок на плечо, пошла по дороге к лесу.
  Подруги последовали за мной.
Призрачная деревня осталась в двадцати метрах позади, когда шедшая сейчас впереди Оля вдруг на что-то наткнулась. Ее вскрик боли заставил нас подпрыгнуть от неожиданности. Мы поспешили  к ней.
 Перед сестрой была невидимая стена, словно из стекла…. Она уперла раскрытые ладони незримую плотную стену, пытаясь ее рассмотреть. Выглядело это так, словно она решила сыграть пантомиму.
 Подруги обомлели.
  Такого я никак не ожидала увидеть, точнее, если бы увидеть! В том, то и дело, что ничего не видно, только идти вперед никак не получается.
– Да что это, черт побери?! – выругалась я и, взяв камень с земли, что есть силы бросила его вперед.
Он обо что-то ударился и отскочил, упав к моим ногам. Хорошо хоть в лоб никому не срикошетил. Я застыла на месте.
– Так…, теперь нас еще и не выпускают из этой проклятой деревни! Но почему?! Кто это делает?! – вскричала Лена, заломив руки.
– Сначала свет, потом вот стена-невидимка. Все это странно связано между собой…. – задумчиво проговорила Катя.
– Вот именно! И я выясню, в чем тут дело! Идем вдоль стены, может, когда-нибудь она кончится.
 Прошипела я,  яростно уперлась руками в невидимую стену и пошла.

     Мы шли и шли, но стена не кончалась.
И вот, измученные жарой, час спустя, вернулись на то же место.
Деревня была окружена этой стеной, и выхода нигде не было!
За то, делая этот обход, мы, наконец, рассмотрели огромный дом, похожий на замок, стоящий на холме у леса и смотрящий на деревеньку.
– Что теперь делать? – бесцветным голосом спросила Оля, садясь у стены прямо на землю. Уже никого не волновал внешний вид, джинсы и так были по колено в пыли.
– Все, что угодно, но только не падать духом. – попыталась взбодрить всех Катя.
– Катя права, мы окружены, сейчас умираем от жары и голодны. Нужно поесть, отдохнуть, а там что-нибудь придумаем. – закончила Лена.
– Давайте вернемся в тот дом. – предложила Юля.
 
 Все, молча, кивнули и тихо побрели назад. В душе у каждой царил ужас.
 Мы все боялись, но чего?
Именно поэтому и становилось все страшнее, так как мы не понимали, что происходит. Ум просто отказывался понимать такое…. Но опасность была реальной, это чувствовалось даже в жарком воздухе деревни.
Теперь мы узницы этой мертвой деревни.
 
Был, наверное, уже полдень, судя по тому, как пекло солнце.
Мы вернулись в дом, спасаясь от жары, и уселись на лавочки.
– Так, еды здесь нет, и что теперь? – вздохнула Юля.
– Ну, сидеть и умирать с голоду, я не собираюсь! Пусть нас заточили здесь, но если кто-то решил нас уничтожить, ничего у него не выйдет. – вновь поднимаясь на ноги, сказала я и, скидывая куртку и рюкзак, которые полетели на пол,  сурово добавила. – Идем, осмотрим остальные дома, может, там что-нибудь найдем.
 Распускать сопли было совершенно бесполезно, так что даже и начинать не стоит. Опустим этот этап, и переходим ко второму: уроки выживания. Вот что нам сейчас нужно. И первый урок – голод. А это, знаете ли, очень навязчивый гость, от которого никуда не сбежишь.
– Олесь, я больше не могу никуда идти. – заныла Ольга, приваливаясь к стене..
– Хорошо, как хочешь, можешь остаться здесь. Кто идет со мной? – уже в дверях спросила я. Лично мне совсем не хотелось сидеть без дела. Да и что толку, еда от этого вряд ли появится.
   Юля, Катя и Лена устало поднялись.
– Э, нет! Одна я здесь не останусь! – вскочила Ольга и догнала остальных.

   И вот я, подруги и младшая сестра снова оказались на улице.
Перед первым домом мы остановились.
С замиранием сердца Лена тронула дверь. Она со скрипом открылась.
Этот протяжный жалобный скрип эхом пронесся по деревне. По спине побежали мурашки. Опять стало непреодолимо страшно.
   Почти не дыша, вошли внутрь.
Дом был почти такой же, как и предыдущий. Все так же чисто, но пусто, тихо и мертво…, как в склепе.
    Несколько часов мы бродили по домам. В «замок» на холме так и не решились зайти. Он казался таким величественным и недоступным, хотя и так было ясно, что там так же пусто. Уныние росло прямо пропорционально нашему голоду.
Наконец, к нашей огромной всеобщей радости, кто- то из нас додумался  заглянуть на огород, который, как оказалось, изобиловал овощами.
– Неплохо! Теперь осталось только приготовить что-нибудь съедобное, но как? Газа то тут нет, да и плиты я вообще не заметила. – сказала Юля, подперев руками бока.
– Я думаю, я смогла бы приготовить в русской печке, если хорошенько вспомнить, как это делала бабуля. – нерешительно вставила Лена
– Так что же ты молчишь! – воскликнула Катя, театрально воздев руки к небу. – Нам нужно только собрать нужную посуду и нарвать овощей.
 Настроение начало подниматься.
 Появившаяся надежда, хоть и призрачная, на то, что скоро нам удастся поесть сказывалась на настрое весьма позитивно.
– И наколоть дров. – спокойно продолжила я. – Без этого, увы, вы ничего не приготовите, а дров, как я заметила, тут нет.
 И это было очень странно. Деревня из 30 домов, и ни поленца.
– И что делать? Лично я понятия не имею, где их искать. – приуныла Катя.
 Да, я собственно, так же мало себе представляла, но делать было не чего. Голод  заставлял соображать быстрее.
– Я займусь этим. Пойду, поищу что-нибудь, что можно было бы распилить.
– Что одна?  – изумилась Лена, ее карие глаза уставились на меня, как на полоумную.
 Что? Вроде ничего не сказала. А потом увидев испуг на лице подруги, поняла, к чему она клонит.
– Ну не можем же мы всей толпой ходить по деревне. Вы идите по двое, а я и одна управлюсь. Здесь все равно никого нет, так что бояться нечего. – отозвалась я, выходя на улицу.
Подруги пожали плечами и разошлись выполнять задуманное.
  Прикрыв глаза рукой от солнца, я огляделась.
Все тот же тихий, мертвый пейзаж. И если бы не полное отсутствие жизни, в лучах яркого летнего солнца деревенька могла бы показаться даже милой.
Перед домом я заметила яблоню. Сорвав зеленое недоспелое  яблоко,  с жадностью вонзила в него зубы. От кислоты свело слюнные железы, что я непроизвольно сморщилась. Медленно жуя кислющий фрукт, я думала, куда бы направиться. Ужасное урчание в животе  тут прекратилось, но голод остался.
   Так ничего и не решив, я просто зашагала по дороге.
Было очень знойно. Ботинки и джинсы быстро покрылись новым слоем пыли, в черном топе было нестерпимо жарко, а солнце стояло еще высоко. Так высоко!

                                           
*        *        *
                                   
– Олесь, ты собираешься пилить и колоть дрова?! – изумленно  воскликнула Ольга.
– Не я, а мы.  – поправила ее я, открывая комод с одеждой. – Как я понимаю, есть мне не одной хочется, не так ли?
– Но у меня плохо получается колоть, колун такой тяжелый, что я его просто не подниму.– не унималась Оля, меряя шагами комнату, краем глаза наблюдая, как я роюсь в ящиках.
– Колоть буду я, а вот пилить будете все вместе.
– А может штакет от забора оторвем, его хоть колоть не надо? – предложила она. – Распилим, и в печку.
– Ага, давай еще и дом разберем, а потом люлей получим. Кто-то же тут живет, в теории. И что мы им скажем. Что нам кушать хотелось, и дрова колоть лень было. Нет уж, спасибо. Я лучше поработаю.
   Резюмировала я, прекращая все споры.
Снова вздохнув, Ольга вышла из дома.
К ее изумлению, сестра умудрилась притащить три сосенки. Во дворе она нашла «козлы» – давнее устройство, на которое кладут бревна и затем распиливают на чурбаки; рядом стояла огромная двуручная пила и тяжелый колун. Все было готово к работе.
   Девушки переглянулись и с вздохом неизбежности принялись за дело.
Сначала Лена с Катей положили бревно на козлы и принялись, как умели, пилить. Затем их сменили Ольга с Юлей.

 Я наблюдала за ними из окна, пока переодевалась.
Жалко было их так нагружать, но с другой стороны рука не поднималась ломать чужой забор.  
   На земле уже валялись пять чурбаков, когда я вышла из дома.
Подруги ахнули, разглядывая мое новое одеяние.
– Ну, как я вам?
Из привычной одежды  на мне остались лишь ботинки. В место майки и джинсов теперь красовалась белая льняная рубаха, подпоясанная на талии яркой цветной тесьмой, доходящая при моем невысоком росте почти до колен. Вид был, конечно, еще тот, но мне было наплевать. Париться в штанах, я больше не собиралась, а разгуливать в нижнем белье было как-то неловко.
– Надеюсь, тот, кому принадлежит эта одежда, не очень разозлится. Не могу больше ходить в этих джинсах, вся попа уже спарилась.
 Констатировала я, беря колун. Хороший, отметила я машинально. Дедуля бы оценил, такой добротный. Тяжелый, зараза, но удобный.
 Через минуту, подруги побросали свои дела, и с изумлением косились на меня.
– Народ, чего встали, давайте пилите!
 Поднимать огромный колун при знойном солнце, действительно, казалось очень не просто, тем более для девушки, но других вариантов увы не было. Я в очередной раз пожалела, что не родилась мальчиком. Вот была бы сейчас высоким мускулистым парнем, то быстренько бы все расколола.
Потом почему- то вспомнила свою институтскую группу. Я даже засмеялась, представив их тут.
– Что?
 Спросила Лена, гладя, как я хихикаю.
– Да, просто представила моих институтских ребят тут. Вот был бы цирк, они и костер то разжечь не могут, кроме одного парня. Вот его бы я сейчас с радостью сюда переправила, от остальных толку было бы еще меньше, чем от нас.  – засмеялась я.
– А я бы сюда наших ребят переправила. И где они сейчас, интересно. – пропыхтела Юля, перехватывая пилу в другую руку.
– Я бы тоже хотела это знать. – грозно вырвалось у меня, а колун с силой опустился на ни в чем не повинное полено. Щепки полетели во все стороны.
От чурбака откалывались ровные, иногда не совсем ровные поленья.
Уж как умею, подумала я, мысленно поблагодарив дедушку, что научил меня колоть дрова.
Лица у нас раскраснелись, а на руках образовались мозоли.
– Что ж, наверное, на растопку точно хватит.  Лен, Кать, вам уже можно идти готовить. – сказала Ольга, подавая Кате охапку дров.
– А вы справитесь? – обеспокоено спросила Ленка.
– Конечно! Осталось всего одно бревно. Олесь, ты как? – ответила Юля.
– В норме! Девчонки, приготовьте что-нибудь повкусней и побольше. Я готова съесть слона, как минимум. – смеясь, отозвалась я, стирая с затекшей шеи капельки соленого пота.
 Вот это я понимаю работа.
– Да, Лен, не  забудьте открыть трубу у печки. – заметила Юля, снова берясь за пилу.
Оля взялась с другого края, и им под ноги опять полетели свежие опилки. В моих руках снова стал подниматься и опускаться колун.
 
   Слушая мерные звуки пилы, доносящиеся с улицы через открытое окно, Катя чистила картофель.
– Никогда бы не подумала, что с нами может такое приключиться. – наконец задумчиво проговорила  она.
  Лена поправила огромный  цветастый передник и помешала кочергой дрова в печке.
– Согласна, уж очень смахивает на сон. – кивнула она.
– Будем надеяться, наши родители начнут нас искать, да и ребята тоже. Ведь именно из-за них мы тут оказались, а теперь еще и застряли на неопределенное время.
– Одно хорошо, хоть на время можно забыть об Антоне и его таких же тупых друзьях. – улыбнувшись, ответила Лена, она всегда в любой ситуации могла найти что-то хорошее.
   Девушка на миг прикрыла глаза и мечтательно добавила:
– Господи, как же я хочу сейчас видеть Кима!
– Они нам сейчас так нужны. – отозвалась Катя. – Ты только посмотри, Олеся колит дрова! Никогда бы не подумала, что она это умеет!
– Кто-то же должен это делать. А на счет Олеськи, ты зря! В ней силы больше, чем в любой из нас, ну а упрямства хватит на всех вместе взятых! Она упадет с этим колуном, но не отступит, такова уж ее сущность…  во всем. – покачав головой, констатировала Лена.
– Я закончила, пора ставить в печь.
  Катя поставила чугунок на край печки и стала двигать его внутрь.
Вдруг раздался ее пронзительный визг. Лена метнулась к подруге, через секунду в доме оказались и остальные.
– Катя, что случилось?
– Я обожглась. –  ответила девушка, показывая красное пятно на руке.
 У меня отлегло на сердце. Услышав ее визг, я уж подумала, что что-то серьезное. А это обычное дело, заживет.
– Больно? – спросила Юля, с состраданием смотря на подругу.
– Жжет сильно. – поморщилась Катя.
 Схватив ее руку, я подвела  ее к ведру.
– Опусти пока в холодную воду. – посоветовала я.
 А сама подошла к столу, взяла картофелину, почистила ее, вымыла и, взяв нож, стала скрести по ней.
– Давай руку. – произнесла я, подходя к Кате, и положила мякоть на ожог.
– Ай – яй – яй! Жжется!
  Сморщившись, Катя трясла здоровой рукой, закусив губу.
– Ничего, скоро пройдет, за то волдыря не будет. – ободряюще улыбнулась Ленка. – Впредь будем осторожнее. Это касается всех! Лесь, тебе не пора остановиться?
– Ты права, на сегодня работы с нас хватит. – кивнув, ответила я, вставая со скамейки и отлепляя от бедер рубашку, добавила. – Лен, будь добра, поставь потом в печь ведро с водой, душ нам всем не помешает.
– Что не привычно так вонять!? – наморщив острый носик, засмеялась Ольга.
– Да ты не меньше моего воняешь!
 Засмеялась я, толкая сестру локтем.
– Сестры – вонючки! – подхватила Юля.
– Сама ты вонючка! – хохоча, Ольга налетела на подругу.
– А ты куда собралась? – поинтересовалась Катя, смотря на меня, все еще стоящую в дверях.
– Пойду, посмотрю, там ли еще эта стена-невидимка. А потом еще надо дрова собрать.
– Я с тобой.
  Юлька вскочила и догнала меня.
Мы с ней пошли по улице.
Солнце начинало садиться, тени на земле с каждым часом делались все длиннее. Вокруг нас стояла ужасающая мертвая тишина, и только шорох шагов по утоптанной дороге был единственным сопровождающим звуком.  На прежнем месте нас снова ждало разочарование.
  Я в отчаянии прижалась лбом к стене и закрыла глаза.
Желудок сводило от голода, из-за тяжелой работы все тело ныло, не хотелось шевелиться вообще, и лишь одно желание, упасть на землю и разрыдаться.
 Хреново, ничего не скажешь.
Но я понимала, что не могла себе этого позволить.
– Олесь, ты думаешь, все это не шутка? – нарушила молчание Юля.
– Честно, подружка, все происходящее больше смахивает на приключенческий роман с элементами фантастики. Вот только что-то не очень то весело, не так, как обычно все это описывают. И на этот раз даже я не могу найти этому объяснение. – поворачиваясь, ответила я.
Юля видела, как я застыла, смотря на деревню, но ничего не видя:
– Эх, Юлька, я много книг прочитала «Фэнтэзи», но всегда считала все это выдумкой, а вот сейчас уже не уверена….
– Но кому надо ставить невидимые стены и не выпускать нас отсюда? – в недоумении проговорила Юля, уставившись на носы своих посеревших от пыли кроссовок.
– Вот это нам и предстоит выяснить.
   Устало вздохнув, мы поплелись назад.

    Вскоре за домом красовалась клетчатая клеенчатая ширма.
Мы вбили в землю четыре длинные жерди, расположив их квадратом, натянули по ним найденную где-то в доме клеенку, а на землю поставили ящик, чтобы вода стекала, не образуя у ног лужу. И получился превосходный летний душ!
– Здорово, теперь хоть помоемся как белые люди! А то воняем как мутанты! – воскликнула Ольга, неся из колодца ведро с холодной водой.
  Мы с Ленкой принесли ведро с кипятком.
– Я первая!
  Я проворно первой шмыгнула за ширму.
Давно я не чувствовала себя такой грязной. Просто жуть. В наш век дезодорантов и туалетной воды, их полное отсутствие воспринималось еще острее.
Через секунду оттуда вылетело все  белье и ботинки.
– Теперь лейте.
  Взяв ковш, Катя полила на подругу сверху теплой водой. Пофыркивая, я принялась намыливать длинные волосы. Вот ведь так и знала, что надо было постричься перед летом. Теперь придется мучиться и вымывать пыль из волос. Да еще используя мыло вместо шампуня. Мыло мы так же нашли в доме. Хорошо, хоть не хозяйственное, и то ладно.
  Я уже почти смыла противную клейкую пену, когда Катя, взвизгнула, почувствовав, как за шиворот футболки потекла ледяная вода. Обернувшись, девушка увидела смеющуюся Ольгу. В тот же момент на Олину голову обрушился поток воды. Юля завизжала и побежала от разъяренной подруги, весело смеясь.
  Лена с Катей рванули следом.
За секунду они скрылись за поворотом, и я осталась одна, как дура, совершенно голая и с мылом на голове.
– Девчонки, а я?! – воскликнула я, выглядывая из-за ширмы. – Не бросайте меня! Ну, я сейчас вам устрою!
  Я поспешно завернулась в простыню и, схватив ведро холодной воды, бросилась вдогонку за подругами. Догнав их на середине деревни,  остановилась и выплеснула воду, не выбирая, на кого попаду. Не чего меня бросать!
Отплевываясь, Катя, Лена, Оля и Юля посмотрели на меня, стоящую посреди дороги, мокрую, босую и в простыне. Мы расхохотались все разом.
  Несколько минут и я и девчонки безудержно смеялись, схватившись за живот и сгибаясь пополам.
– Ну хватит уже ржать надо мной! – сквозь хохот воскликнула я, топнув грязной ногой, при этом простыня, конечно же, развязалась и стала падать. Подхватив мокрые края, я натянула ее до подбородка и, шутя, завязала узлом под носом, изображая усы. Девчонки вновь прыснули от смеха.
   Спустя некоторое время, мы зашагали по улице назад к дому. Сырые, но бодрые и довольные. Смех определенно повышает настроение, поэтому дурачились мы не зря. Да и что собственно еще нам оставалось делать. Только валять дурака, чтобы не сойти с ума в этом устрашающем месте. Солнце скрылось за лесом, сразу стало прохладнее.
– Думаю, пора заканчивать купание, пока совсем не стемнело. – поежившись, сказала Ленка.
– Да и есть хочется ужасно. – добавила Катя, закатив глаза.
– Не просто есть, уже жрать хочется! – поправила ее я.

 Мы снова рассмеялись, направляясь к своему «душу».
Никогда бы не подумала, что это так прикольно, разгуливать по незнакомому месту почти нагишом. А главное, никого вокруг, что хочешь, то и делай!

Глава 7.

 
 
 
 
 

 

Глава 7.

 
 

 

Как-то совсем незаметно сумерки сменились темной ночью.
На меркнущем небе стали зажигаться первые звезды, осторожно и неспешно их становилось все больше  и больше.
  Хорошо, хоть небо тут привычное, вроде. Я не астроном, кроме большой медведицы ничего на небе и не увижу. Но судя по тому, что ее местоположение было на привычном месте, мы пребывали не так уж далеко от своих родных мест.
   В это самое время Пленницы садились за стол.
Катя зажгла несколько свечей, которые наполнили комнату приятным теплым светом, делая ее родной и уютной. Мы с Ольгой накрывали на стол, расставляя оловянные тарелки и ложки. Лена с Юлей достали из печи тушеные овощи. Запах еды щекотал ноздри.
   Даже не разговаривая мы принялись за еду.
– Господи, никогда бы не подумала, что я могу столько съесть. – сокрушительно вздохнула Юля, отодвигая тарелку.
– Не беспокойся, от овощей не полнеют, вот только сомневаюсь, что мы долго на них одних протянем. – покачав головой, сказала Оля.
– А мы и не собираемся здесь на долго задерживаться! – порывисто возразила Катя. – Хотя, от свежего кусочка хлеба я бы не отказалась.
 Слова «свежий хлеб» вызвали в моем подсознании какие-то смутные воспоминания. Я напряглась, пытаясь вспомнить. Опара, дрожжи…. Ага! Есть! Слова бабушки, сказанные мне так давно, что я и не скажу когда, всплыли в памяти, как по заказу .
– А я кажется знаю, как сделать его и без дрожжей, надо будет попробовать… – радостно сообщила я.
– Это было бы отлично! – отозвалась Юлька, но вдруг краска исчезла с ее лица вслед за померкшей улыбкой.
  На улице послышался приближающийся конский топот.
Не думая ни о чем, мы выскочили на улицу.
Но там по-прежнему было темно и мертвецки пусто, а деревня, освещенная лишь призрачным серебристым светом луны, казалась еще страшнее.
– Неужели, снова началось! – в ужасе воскликнула Оля.
Началось!
Я внутреннее сжалась, чувствуя, как противный липкий страх пополз по позвоночнику.

   Подруги похватали друг друга за руки, сердца сжались от дикого страха. Вокруг нас снова творилось то, что происходило прошлой ночью. Звуки, бесплотные звуки и больше ничего. Слышались ругательства, крики, мольбы, порой даже выстрелы, но мы по-прежнему ничего не видели.
Метнулись в дом, но и там  ждало тоже безумие. Скрип половиц, шаги, хлопанье дверей, разговор: все это наводило леденящий душу ужас.
– Да что, черт побери, тут происходит?! – в отчаянии закричала я.
  Все молчали, и вдруг шум смолк.
Это произошло так же неожиданно, как и началось. Мы все, как подкошенные, упали на кровати.
– Надо уходить отсюда, пока мы не сошли с ума! – почти рыдая, воскликнула Оля, схватила свой рюкзачок и пошла к двери, Пришлось вскочить следом и догнать ее.
Я решительно преградила сестре дорогу.
– Прекрати эту истерику! Слышишь, держи себя в руках! Оль, не тебе одной страшно, но нам всем нужно успокоиться и все спокойно обдумать, такие вещи сами по себе не происходят!
– Какая разница! Мы сойдем тут с ума! – всхлипнула она, но выходить больше не пыталась.
– От чего?! Это же только звуки!
– Да, но мы не можем найти этому разумное объяснение! – выпалила Лена.
– Значит, найдем его! Мы должны выяснить, что здесь происходит. – твердо ответила я, стараясь говорить как можно спокойнее. Хотя голос так же подрагивал от усилия, которые я прилагала, чтобы не допустить истерических ноток. Если еще и я сейчас начну истерику, то мы превратимся в кудахчущих куриц, безмозглых тупых куриц. А этого я допустить никак не могла.
– Или произошло…. – вдруг задумчиво добавила Катя и, посмотрев на подруг, объяснила. – Мне кажется, в этой деревне что-то произошло очень давно, судя по присутствию лошадей, и события почему-то повторяются каждую ночь.
– А ведь Катя права! – согласилась я. – Сегодня мы слышали те же звуки, те же слова, только были опять так напуганы, что не вслушивались в них, а следовало бы.
  На секунду повисло тяжелое молчание, но время истерик прошло, и то хорошо.
– Народ, может, проверим на месте ли стена? – предложила Оля. Она все еще стояла в дверях, но рюкзак уже отбросила в сторону.
 Ей было просто необходимо покинуть этот дом, стены которого начинали давить на нее. Я почувствовала ее настрой, и самой захотелось выйти на воздух.
– Что ж, идемте.

    В полной темноте мы добрели до поля, и нас снова ждало разочарование. Руки опять уперлись в призрачную стену.
  Девчонки обернулись.
Как раз в этот момент луна вышла из-за облака и осветила замок во всем его величии. Казалось, темные окна смотрят на них пустыми глазницами, а двери вот-вот распахнутся и выпустят наружу какого-нибудь монстра. Мурашки поползли по позвоночнику, на ладонях выступил холодный липкий пот.  Мы перевели взгляд на деревеньку. То же мертвое бездушное спокойствие и тишина. И только в одном доме в окнах горел свет, как маячок, даря нам надежду. Это словно подстегнуло нас сзади, почти бегом мы вернулись в дом, заперев за собой дверь на железный засов.
– И что теперь?
 Спросил кто-то шепотом.
– Жить дальше. – тихо отозвалась Юля. – Но теперь у нас появилась цель, разгадать тайну этой деревни, да, Олесь?
 Я кивнула.
 Слушая подруг только вполуха, я уже раздумывала, что делать дальше.
 Если уж вариантов других нет, и мы застряли тут надолго, придется приспосабливаться. Как можем, как сумеем, но нам придется это сделать.
– А что нам остается. Только попробовать выжить здесь и узнать, что за трагедия произошла много лет назад. – отозвалась я.
– Это не так уж и мало! – воскликнула Оля. – Я не хочу умирать!
  Девчонки переглянулись и заулыбались.
– Никто и не собирается тут умирать! – хмыкнула я в ответ. – Не дождетесь!
– В таком случае нам стоит получше обустроить наш новый дом, не известно, на сколько мы здесь задержимся. – сменила тему Лена.
– Завтра пройдем по всем домам, соберем все, что нам понравится, мебель, посуду, одежду, восстановим огород. – воодушевленно подхватила Катя.
– Ну вот, опять работать! А я то думала, мы тут устроим курорт! – засмеялась Ольга, развалившись на кровати, и подняв ноги к потолку.
– Теперь мы живем друг для друга, все вместе, и никто и ничто не сможет нас уничтожить.-  В  один голос произнесли Катя с Леной.
 Получилось очень торжественно, прям как в кино, когда главные герои идут на решающий бой. Я даже засмеялась.
– Олесь, ты чего? – Лена вопросительно подняла темную бровь, глядя на меня.
– Кино вспомнила. Вы сейчас выглядели прям как героини, перед последней схваткой в их жизни! Смешно!
  Девчонки тоже заулыбались. Общее напряжение спало.
 Теперь уже без страха мы принялись, не спеша, убирать со стола.
– Олесь, а странно, что ты пока не придумала, как нам преодолеть эту стену- невидимку. – заговорила Оля, начиная подначивать меня.
– В смысле?
– Ну, не знаю, ты у нас вечный генератор идей. Я уже ждала, что ты предложишь… сделать подкоп, например. Уже даже видела себя с лопатой.
  Я рассмеялась.
– А! Вот оно что! До такого я и не додумалась! – весело отозвалась я. – Оль, вот это и называется идея, и на этот раз она твоя.
– Да ладно! – Ольга подозрительно посмотрела на меня, не зная, издеваюсь я над ней, или просто шучу.
– Да не таращи ты на меня так глаза. Я совершенно серьезно. Вот только подкоп-идея, может, и не плохая, но мы же не знаем, насколько толстая эта стена и нет ли ее под землей. Нам не известно ее происхождение, а потому я бы не стала предлагать взяться за такую тяжелую работу, не будучи уверенной, что она не напрасна. – рассудительно объяснила я, начиная расстилать кровати.
 Оля только пожала плечами, мысленно порадовавшись, что копать все-таки не придется.
 Этот день был очень тяжелым и бесконечно длинным, поэтому мы, даже не разговаривая, разделись и завалились на свои постели.
 Свернувшись на краю кровати, и чувствуя спиной сестру, приникшую ко мне, я вздохнула. И это только начало, говорило мне шестое чувство. Я бы очень хотела, чтобы оно замолчало, но ничего не помогало. Я вспомнила Рона, в животе тут же свернулось холодное чувство ожидания. Стало еще хуже, потому я быстро переключилась на рецепт изготовления домашнего хлеба. Вспоминая пропорции, я не заметила, как уснула.

                                                      *            *            *

  Виринея уверенной походкой вошла в кабинет Властелина Мира Грез, упорно пытаясь перебороть внутреннюю дрожь, которая охватывала ее сердце каждый раз, когда она попадала в это удивительно огромное помещение, наполненное немыслимой силой и знаниями.
– Виринея, рад тебя видеть…, но, признаться, ожидал увидеть Ардалиона.
  Девушка улыбнулась, останавливаясь на против большого стола, за которым сидел Властелин Грез, правитель Царства Снов, Великий Миргрез.
« Хватит ему одному получать нагоняи за нас обоих.»  – промелькнуло в ее голове.
   Мужчина приподнялся в кресле, усаживаясь поудобнее. Повелительница в сотый раз с интересом наблюдала за этим необыкновенным человеком, посвятившего себя их делу. Наперекор поверьям и сказкам, Властелин не был седобородым старцем. Его длинные темные волосы спускались по плечам, облаченным в неизменный красный плащ. Цвет крови и власти, хоть он и не любил его, но, что тут хитрить,  красный цвет необычайно шел этому высокому  крепкому человеку.
– Я слышал, ты решилась помогать Странникам…, Родиону и его братьям?
  Вопрос был задан сдержанно, но довольно холодно.
Рыжеволосая красавица подняла глаза  и, глядя прямо на Учителя, утвердительно кивнула.
« Отпираться не имело смысла, он прекрасно знал обо все, что творилось в его маленькой Стране, не говоря о непосредственных работниках.»
– Да, Властелин.
– Полагаю, ты в курсе о указе, в которой я отпускаю ребят?
 Она снова кивнула, не опуская глаз.
– Я начала действовать только после того, как  увидела Вашу подпись, Миргрез.
  На мгновенье в комнате воцарилось молчание.
Сейчас Повелительница чувствовала себя еще более неуютно, но ее приучили  никогда не пасовать ни перед кем,  будь то даже Сам Властелин. Но не смотря на это, она была рада, когда он заговорил  снова.
– Виринея, полагаю, ты осознаешь, что  нарушаешь Кодекс?
  Опять упрямый кивок и решительный взгляд зеленых глаз.
– Разве что самый маленький пункт…. – схитрила девушка, пытаясь разрядить напряжение.
– Маленький – не значит маловажный, надеюсь, ты это понимаешь.
– «Никто из повелителей не может выступать за грани полученной им степени, даже если он и чувствует, что обладает достаточными для этого знаниями и умениями.»…
– Я понимаю….
– И тем не менее… – протянул Властелин Грез.
– И тем не менее, мы… – девушка запнулась, затем мысленно собралась и закончила фразу с поправкой. – Я приняла решение помочь этим ребятам.
   Мужчина усмехнулся, и виновато пряча улыбку в рукав алой мантии, попытался вернуть голосу былую суровость.
– Не стоило поправляться, вы с Ардалионом работаете вместе, Да и Родион его лучший друг. Так что будем делать?
   Повелительница Снов склонила голову, отвечая:
– Готова получить взбучку, но мне очень не хотелось останавливать сон.
– Пока все успешно?
– Мы только начали. – честно призналась Виринея.
– Думаешь, у тебя хватит сил довести его до конца?
– Да.
– Ты в этом уверена?
– Ни один повелитель не может быть уверен в исходах своего творения, ведь люди не так безвольны, как они думают, потому я могу лишь предположить, что все получится.
– Даже переступая через кодекс?
– Отступая от него…, ради друзей. Властелин, позвольте мне помочь им, ведь мы понимаем,
что им некуда идти. Они тоже люди, пусть и не рожденные , надо дать им  шанс.
  Голубые глаза Властелина прищурились, сверля ее взглядом.
– Виринея, ну почему ты всегда сначала делаешь, и только потом спрашиваешь разрешение?
Только не говори, что начиная новый Сон, ты не знаешь, сколько сил тебе на это понадобится.
– Я очень стараюсь Властелин, потому  забегаю вперед, но вы правы, мне следовало сначала обсудить все с вами. – виновато отозвалась Виринея, ожидая приговора.
– Ну хорошо, я не стану останавливать твою работу…. – девушка не сдержала облегченного вздоха…, – Более того, чтобы не нарушать Кодекса Снов, придется дать вам разрешение на прохождение испытаний для получения Высшей Степени.
  Повелительница вытаращилась на него, не веря своим ушам.
– Ты готова?
– Конечно! – выпалила она.
– В таком случае  жду вас завтра на очередных испытаниях.
– Спасибо…. – тихо прошептала Виринея, широко и  счастливо улыбаясь.
 

   Предрассветное солнце осторожно заглядывало в пыльные окна, и играло на лицах спящих девушек своими нежными лучами.
– Рон, может, все расскажем и покончим с этим? – спросил Ким, глядя на Лену. Его взгляд скользил по спящему умиротворенному лицу, ставшему  уже таким близким.
– Я и сам бы хотел, но мы не можем. Скоро они сами все поймут и тогда….
  Молодой человек не договорил, так как в этот момент из под одеяла показалась обнаженная стройная нога Олеси. На гладкой коже бедра красовался свежий синяк.
Он скрипнул зубами от бессилия.
– Ага! Рад, что ты тоже не каменный! – полушутя воскликнул Ярослав, а потом уже совершенно серьезно добавил. – Признайтесь, мы слишком к ним привязались.
– Да, и я уже жалею, что мы втянули их в это. – покачал головой Сева, взглянув на Юлю. – Они ведь могут и не вернуться….
– Я даже думать не хочу об этом! – холодно отрезал Даниил. – Я просто не переживу, если Кате суждено будет погибнуть из-за меня! Может, остановимся, пока не поздно, выпустим их из деревни…
– Нет, колесо судьбы уже завертелось. Будем надеяться, все получится, и мы не пошлем любимых на верную смерть. Идемте, пока у них все складывается отлично. – произнес Родион, поворачиваясь.
  То, что он испытывал сейчас, доселе было ему незнакомо, так же как и братьям. Все чувства смешались, холодную уверенность предводителя теперь теснил страх. Не за себя, нет! За нее….
– Уж лучше бы они не были такими находчивыми, сильными и умными и не прошли этот тест
– Брось, Дани, все удастся!
   Молодые люди растворились в лучах утреннего солнца.

– Родион, да что с тобой!
 Виринеей не верила собственным ушам.
–  Нет, это уже ни в какие ворота не лезет! Только я получила официальное разрешение на действия, так вы уже идете напопятную!
   Молодой человек растерянно покачал головой:
– Виринея, ты же понимаешь, почему мы передумали…. – взмолился он. – Все это слишком опасно для них, они даже сами не понимают насколько….
 Девушка вскочила, огненной лавиной взметнулись медные кудри, когда она вскинула голову и заговорила:
– Рон, я предупреждала, что они могут и не вернуться из прошлого! Я говорила, что все происходящее слишком серьезно, чтобы относиться к этому так легкомысленно! Теперь не в моей власти это остановить.  Миргрез  позволил мне вмешаться в прошлое, чего я никогда не делала до этого, и взялась только из-за хорошего отношения к вам! А ты! Я тебе не игрушки изобретаю!
  Родион уронил голову на руки, таким она еще никогда его не видела: уничтоженным выбором…, между своей жизнью, своей судьбой и жизнью девушки.
Смягчившись, Повелительница Снов подошла к парню и, положив теплую руку ему на плечо, снова заговорила, но теперь в ее голосе не было злости:
– Слишком поздно. Ты сам знаешь, когда сон набирает обороты, наступает такой момент, когда я уже не строю его, не контролирую его развитие, а могу лишь направлять.
  Он судорожно кивнул.
– Но….
– Поздно. – Виринея неумолимо покачала головой. – Да и потом, почему ты так уверен в неудаче…. Она умна, изобретательна и, главное, напориста….
– Но они слишком молоды, Виринея! – крик шел из самых потайных уголков его души, а лицо исказила мука. – Ты же знаешь, нашим душам больше ста лет, за это время мы навидались такого…. Но они….
  Девушка покачала головой.
– Ты ошибаешься, если думаешь, что в человеческом мире ты знаешь больше их. Ну, перестань хмуриться, я не тянула тебя за язык. Ты сам пришел ко мне, и прошу, не добавляй мне лишней головной боли, когда уже все решено. Теперь я должна внимательно смотреть за ними….
  Молодой человек вскинул голову, его темные глаза как всегда сверкнули и прищурились, а это означало, что момент слабости прошел.
– Но мы же сможем им помочь?
– Рон, как договаривались, условия не изменились.
– Хорошо.
 Виринея осталась одна. Она устало провела рукой по экрану, он сразу послушно засветился, показывая то, что ему было мысленно приказано.
 
       Ардалион тихо вошел в комнату.
Подойдя к  креслу, он улыбнулся. Девушка крепко спала, уткнувшись носом в подлокотник своего рабочего кресла. Рыжие локоны рассыпались повсюду. Парень осторожно убрал их с ее лица, залюбовавшись ее красотой. Она сонно заморгала.
– Прости, что разбудил. – тихо и виновато прошептал он. – Спи.
– Ой! Я же не собиралась засыпать, наверное, сморило. – Виринея попыталась сесть, руку друга легла на ее плечо.
– Тебе надо отдохнуть.
– Нет, я в порядке, мне еще много надо додумать….
– Оставь, это может подождать и до завтра. – отмахнулся он и, вдруг подняв ее на руки, бодро пошел к выходу.
Девушка рассмеялась.
– Ардалион, что ты вытворяешь!?
– Я заканчиваю твой рабочий день, напарник! – весело ответил он, кивком головы отключая на
ходу экран. – По-другому тебя просто не вытащить отсюда. Я провожу тебя домой.
– С чего вдруг такая забота? – веселясь, хмыкнула она, смотря на приятное лицо друга.
Ардалион на секунду задумался, но потом все же решил признаться:
– Тебе пришлось сегодня выдержать непростой спор с Родионом. Ты правильно поступила, что не пошла напопятную, а, зная своего друга, думаю, это было не просто. Но мне, в правду сказать, совестно, что тебе пришлось расхлебывать это в одиночку. Меня так загрузили в эти дни Повелители, что я даже не могу тебе толком помочь….
  Виринея коснулась его щеки.
– Одно твое появление сразу добавляет мне уверенности и сил. Но, признаюсь, была бы не против, если бы ты посмотрел на этот случай вместе со мной, там слишком многое поставлено на карту.
– Знаю. – Ардалион вдохнул свежий ночной воздух, бережно ставя  девушку  на ноги. –  Обещаю, завтра займемся им вместе, даже если все Властелины и Магистры будут колотить в дверь нашего офиса  и требовать меня к себе. А на сегодня давай забудем об этом, ведь и Повелителям иногда нужно отдохнуть.
– Согласна. – подавив зевок, отозвалась девушка.
  

   Лена открыла глаза, довольно улыбнувшись, сонно потянулась и стала расталкивать остальных.
– Подъем, сони! Начинается новый день, а планов у нас на сегодня предостаточно! Ну просыпайтесь же!
   Девушки, зевая, зашевелились.
Я тоже открыла глаза. Было такое ощущение, что и не спала вовсе. Будто глаза закрыла, и тут же открыла. Повернувшись, я ойкнула от боли во всем теле. Эх. Городская жизнь делает из нас неженок. Один день с топором превращает нас в развалину. Подруги тоже стонали, Поднимаясь с кроватей.
– Как странно, я во сне видела Родиона. – призналась я, пряча  глупую  улыбку и сладостный вздох  в подушку.
– А что тут странного, это же очевидно, что мы все по ним очень скучаем, пора бы нам и самим себе в этом признаться. – весело ответила Юля, резво вскакивая с кровати, но тут же была вынуждена согнуться от боли в спине. – Ай! Как все болит!
Ольга завела руки за спину, разминая болящие мышцы.
– Ой-ой-ой, все так болит, прямо как после нашей первой тренировки по Кун-фу, да Олесь.
– Это точно, вот только давно это было. – я даже поморщилась, с трудом боком сползая с кровати, от колуна у меня разом болели спина, пресс и руки.
  Подруги расхохотались, смотря на мои усилия.
– Хватит ржать, помогли бы лучше инвалиду!
– Оль, подтолкни сестру сзади. – веселясь, посоветовала Юлька.
  Та, не долго думая, пихнула меня ногой в спину, сталкивая с кровати. Не успев и пикнуть, я оказалась на полу на четвереньках. Оттуда долетели ее слова:
– Спасибо, блин!
– Эй, Оль, вылезай из-под одеяла! – скомандовала Лена.
– Ну, еще чуть-чуть….
– Никаких чуть-чуть, вставай, не то мы с Катей сами тебя поднимем!
  Ольга показала язык подругам и спряталась под одеяло. Мы вчетвером прыгнули на кровать. Я еще надеялась отомстить ей за пинок. Последующие четверть часа мы, весело смеясь, возились среди подушек.
                                     
   Было еще только восемь, когда мы уже оделись и умылись.
А может и не восемь. Кто его знает. По крайней мере часы на моей руке показывали раннее утро, и за неимением другого времяисчисления, пришлось поверить привычному. Даже если оно изменилось, мы этого не заметили.
– С чего начнем?
– С завтрака, конечно. – невозмутимо ответила Оля.
– У нас нечего есть. – напомнила Катя.
И это было правдой, так как вчера вечером мы вылизали всю посуду, в которой была еда. Сутки голодовки сделали нас менее разборчивыми и притязательными. Вот только вчерашняя еда уже успела перевариться, и голод снова стучался в наши двери. Пока правда не очень настойчиво, но уже весьма ощутимо.
– Значит надо приготовить! У кого есть предложения?
Мой вопрос остался без ответа.
    Все молчали.
– Боже мой, все сейчас бы отдала бы за чашку кофе. – мечтательно произнесла Лена, закатив глаза, мысленно вдыхая любимый аромат.
– Все?! Даже девственность! – Ольга засмеялась, когда увидела округлившиеся глаза подруги. – Вот, вот! Будь осторожна в своих высказываниях!
– Да, ну тебя! Ольга, скажешь тоже!
– А я бы тоже выпила кофе. – поддержала я мечту подруги.
– Ха-ха! Вам не повезло, его тут у нас нет! – приплясывая, заключила Оля. – Очень правильно, что я его терпеть не могу.
– Так что мы будем есть? – вернула всех на землю Катя.
  Юля прищелкнула пальцами.
– Олесь, ты, кажется, обещала испечь хлеб.
– Помню, но без дрожжей я смогу это сделать только завтра, не раньше. Сегодня только приготовлю «закваску». – покачав головой, отозвалась я.
– Ладно, тогда сегодня готовить буду я. – сказала Юля. – Оль, идем на огород.
  Остальные сразу оживились, избежав почетной обязанности готовить.
– Отлично, вы тогда готовьте завтрак, а мы пока поищем нам одежду, я уже просто ненавижу свои любимые джинсы. – предложила Лена, направляясь к выходу.
   Мы с Катей догнали подругу почти у двери.
– Лесь, мне 44 размер! – вдогонку пошутила Ольга.
– Ага, может, еще и примерить захочешь! – засмеялась в ответ Катя.
Мы вышли на улицу.
  Юля с Олей с горем пополам растопили печь, и пошли на огород.
Вскоре обе несли в дом по кабачку. В амбаре они нашли муку и сахар в больших деревянных коробах, терку и большой противень.
  Юля как раз, срезав с кабачка шкурку и вынув сердцевину, терла его на самой мелкой терке, когда из чулана донесся Олин крик.
– Юль, Юль, бегом сюда, я кое-что нашла! 
 Девушка вытерла руки о передник и вышла в сени. Но на ее удивление в чулане никого не было.
– Ольга, что за шутки, где ты?!
 В этот момент светлая голова Оли вместе со свечой показалась над полом.
– Я нашла погреб.
– Ух ты, а как ты туда спустилась?
– Здесь лестница, только какая-то совсем старая. Осторожно, спускайся ко мне.
   Юля сначала встала на колени и предусмотрительно заглянула в темноту.
– Ну, Юль, чего ты ковыряешься, давай.
  Юля влезла в погреб.
При трепетном свете свечи они увидели длинные полки, позеленевшие от времени и сырости, на которых стояли несколько банок с чем-то белым. С трудом отковыряв крышки, они обнаружили, что это было топленое сало.
– Весьма пригодится.
Больше ничего интересного девушки не нашли и покинули сумрачный погреб. Уже во дворе Ольга наткнулась на какой-то сундук, больно стукнувшись ногой.
– Интересно, а что тут. – любознательная девушка открыла крышку. – Ой, да это же мед.
  Оля вертела в руках соты меда.
– Вот и завтрак, Юля!
– Великолепная находка, Оля!

   Вернувшись в дом, подруги принялись готовить лепешки из кабачка.
– Жаль, что у нас нет молока. – вздохнув, проговорила Юля, замешивая тесто.
– И что делать?
– Ничего, придется обойтись теплой водой и только.
  В это самое время мы с девчонками прочесывали соседние дома. Что мы искали? Да сами толком не знали. Но было даже интересно. Чувство такое, что мы невидимки, и можем разгуливать по чужим  домам, брать все что нам хочется. Конечно, это было лишь ощущение, но весьма специфическое. Во всяком случае, я испытывала его впервые. Этакая смесь чувства вины, и радости.

 Вскоре мы вернулись домой.
С охапками всякого тряпья  так и ввалились в дом. Из печки уже доносился приятный аромат, на столе стояла вазочка меда, а старый закопченный чайник, стоящий на краю печки, попыхивал из носика паром.
– Мы нашли погреб! – радостно сообщила Оля. – Прикиньте, тут еще и сало в банках было. Олесь,  как думаешь, оно съедобное?
– Ну, не в сыром виде, конечно, но что-то на нем пожарить, наверное, можно. Если оно не прогоркло, надо попробовать.
  Я повертела в руках огромную стеклянную банку. Почему-то даже  не удивилась, увидев на сале отпечатки чьих-то пальцев. Наверняка Ольга пробовала.
– Молодцы. Ой, а я нашла заварку! – воскликнула Катя, открыв буфет. – Смотрите!
 В ее руках были какие-то листья темного цвета.
– А может, это травка какая, покурили бы. – засмеялась Ольга, подбегая, и с интересом посмотрела на находку. – Нет, на марихуану не похоже.
– А ты то откуда знаешь? – подозрительно поинтересовалась я у младшей сестры.
 То же мне знаток!
– Откуда, откуда, да у нас в классе такое вытворяют! – отмахнулась девушка, и, подняв правую руку, клятвенно призналась. – Я не курила, честно!
  Катя принюхалась.
– Пахнут как чай, а там не знаю.
  Я взяла листья. Действительно, запах как у чая. Табаком, вроде, тоже не пахнет.
–  Ладно, заварим как чай, не думаю, что это смертельно, если конечно это не средство для мора крыс или тараканов….
– Хватит вам гадать, давайте за стол, у нас все готово.
 Юля достала из печки противень с румяными лепешками. 
– Всем приятного аппетита!
– Угу.
 Мы мигом расселись вокруг стола. Похватав прям руками горячие лепешки.
Я смотрела, как подруги за обе щеки уминали завтрак. Не знаю, как Юльке это удалось, но лепешки были восхитительными.
– Юлек, Оль, спасибо! Все так вкусно. – откинувшись к стене, довольно проговорила Лена. – Вот теперь можно приступать к работе.

  Весь этот день мы двигали мебель, расставляя ее по дому.
Теперь мы уже не стеснялись и спокойно ходили по чужим домам, выбирая все, что нравилось.
– По-моему, это воровство. – сокрушаясь, сказала Катя, вынося подмышкой яркий лоскут ткани.
– А, по-моему, нет. – отозвалась я, догоняя ее, и неся на плече стул. – Двери все открыты, мы же их не взламывали. Да и потом, тут все равно никого нет, да и дом тоже чужой. Так что какая собственно разница!
– И все равно, мне не по себе.
– Да перестань!
  Вскоре «наш» дом уже с трудом можно было узнать.
На окнах висели новые занавески, кровати и лавочки покрыты цветными плетеными покрывалами. В буфете красовалась чистая посуда, на столе старинная скатерть, без сомнения,  ручной работы, и, наконец, на подоконниках стояли вазы с полевыми цветами.
   Пообедав оставшимися лепешками с медом, мы наконец присели отдохнуть, рассматривая свою работу.
  В доме стало светло и уютно. На чисто вымытом полу лежали половики, кругом пахло свежестью. Большой стол теперь стоял у окна, кровати расставлены у стен, буфет стоял боком, словно отделяя кухню от комнаты.
– Вот теперь тут хочется жить. – произнесла Юля.
– Ага! Только еще сильнее хочется переодеться. – отозвалась Оля, почесав шею под мокрой футболкой.
– Точно, идем переодеваться.
  Девчонки разбросали на полу найденные нами вещи.
– Кто увидит самое маленькое, оставьте мне. – попросила я, вылезая из рубахи.
– Самую длинную юбку кидайте мне. – в свою очередь отозвалась Лена.
– А нам все сойдет. – засмеялась Ольга, толкая Юлю локтем.
И вот, наконец, подруги скинули надоевшие узкие джинсы, переодевшись в свободные льняные рубашки и плотные темно-зеленые юбки, доходившие до щиколоток.
– Колхоз на выезде! – засмеялась я, разглядывая подруг.
– Ой, а сама то! – Ольга повертелась перед зеркалом в толстой раме. Которое мы поставили к стене.
  Я продолжала хихикать.
– Так я и говорю, колхозницы! Все одинаковые! Жалко фотика нет, эх, я запечатлела бы нас на память.
   
   Солнце медленно сползало с неба, словно кто-то невидимый поймал его и теперь усердно тащил к себе вниз. Его розовые лучи проникали сквозь открытое окно в дом, легкий летний ветер играл с занавесками.
  Я уже даже начала привыкать к этой тишине. Она больше не резала так уши, как вчера. Да и сама деревенька уже не казалась такой зловещей, скорее наоборот, стала нам старым другом
– Олесь, ты что делаешь? – спросила Катя, подходя ко мне.
– «Закваску», смотри.
 Я насыпала в кастрюлю муки, налила воды, хорошо перемешала, закрыла сверху полотенцем и поставила на край печки.
– И это все?! – удивилась Юля, искоса глядя на нас.
– Ну, да. К завтрашнему вечеру я  испеку хлеб. – ответила я, моя руки. – Надо было бы еще с утра это сделать, но мы как-то совсем забегались.
– Жаль, что не сейчас, так есть хочется. – сказала Лена, прислушиваясь к недовольному голодному урчанию у себя в животе. – Может, начнем готовить ужин?
– Точно, а то еще похудеем тут.  – пошутила Оля.
– Да уж тебе бы не помешало. – подхватила я, похлопав сестру по аппетитной попке.
– Еще чего! Меня все очень даже устраивает. Это тебе не мешало бы мяса нарастить, а то скоро костями греметь начнешь. – поддразнила она в ответ.
 Конечно, это были лишь слова.
Я знаю, что есть такие девушки, которые вечно собой недовольны. Да таких большинство, скажете вы. И это будет правдой.  Только мы с девчонками не относились к этому подавляющему числу. Да, мы все были разными, со своими недостатками и достоинствами фигуры. Но нам было все равно.
Нет, правда! Если тебя не устраивает вес – идешь в спорт зал, следишь за питанием, и проблема решена. А больше. Что ты переделаешь? Ноги короткие. И что? Как их удлинить. Или ступни большие, и что дальше, отрезать их что ли. Мы такие какие есть, и кому не нравится, пусть ищут себе идеал. Это был наш принцип, который мы все безоговорочно разделяли.
   Сегодняшний ужин мы готовили все вместе.
  Впятером быстро нашинковали картофель с морковкой и поставили тушить в печь. В тяжелой чугунной сковородке растопили сало и обжарили ломтики кабачка.
К тому времени, когда окончательно стемнело, мы уже поужинали и убрали со стола.
– Что ж, теперь осталось дождаться полуночи и внимательно слушать. – опускаясь на лавочку, сказала Лена и, зевая, добавила. – Только вот спать так хочется.
– Да, денек выдался трудный. – согласилась Оля, устало потянувшись. – Может, не будем ждать этих … странных звуков?
 Ага. Ляжем спать и проснемся в кошмаре. Нет уж, это без меня. Промелькнуло в голове.
– Нет, будем! Ведь это единственный способ узнать, что здесь происходит. – непреклонно ответила я. – Да и потом, даже если вы уснете, то будет не очень приятно проснуться в аду.
  Подобная перспектива не порадовала никого.
– Народ, у меня есть предложение. Я думаю, кому-то стоит выйти на улицу, а остальным остаться в доме. Так мы больше узнаем. – предложила Юля.
– А это не плохая идея. – подхватила Катя. – Только вот кто пойдет?
Ну вот опять начинается. Кто пойдет, кто не пойдет?!
– Я иду. – сразу сказала я, предотвратив долгие споры.
– Я с тобой. – Лена встала, и вдвоем они направились к двери.
– Если что, зовите нас. – крикнула Юля, выглядывая на улицу.

   Было темно и тихо, когда мы вдвоем прошли по улице и остановились посередине деревни. Я был немного удивлена, что именно Ленка решила составить мне компанию. Но промолчала. В конце концов у нас у каждой есть свое мнение.
– Что-то мне не по себе. – прошептала Лена, подняв глаза на огромную луну над их головами.
  С улыбкой я взяла подругу за руку и крепко пожала.
Наверное, со стороны это смотрелось очень комично. Ведь Ленка была выше меня и шире в кости. Поэтому  тот факт, что я стараюсь ее подбодрить вызывал улыбку. Ленка посмотрела на меня сверху вниз. В ее голове бежали свои мысли.
Такая миниатюрная, ниже всех ростом, но смелая до крайности. От нее исходила такая спокойная выдержка, что Лена не удержалась и спросила:
– Олесь, тебе, что совсем не страшно?
 Странный вопрос. Если честно,  я об этом как-то и не думала даже. Да и когда тут думать. Я просто делала, что могла, и как умела. Я и сейчас на улицу вызвалась идти только потому, что знала наверняка, больше добровольцев все равно не будет. Вот и все. А страх…. Это вообще особенность психики, наверное, у кого-то его много, а кому-то он неведом совсем.
  Я неопределенно пожала плечами:
– Когда рядом есть человек, который боится чуть больше чем я, то я вообще теряю чувство страха. – призналась я. – Ни сердцебиения, ни потных ладоней, ни хаоса в голове. Наверное, это индивидуальные свойства характера, а может просто я фаталистка.
– Ты пофигистка! – потрясенно заключила Лена, по-прежнему сжимая теплую ладонь. – Но хорошо, что именно такая, без тебя мы бы напоминали толпу блеющих от страха овец!
 Я уже хотела состри о том, что мы больше напоминаем куриц, а не овец, но не успела.
Началось!
  
 Мы услышали конский топот.
Но на этот раз, мы не стали метаться, просто стояли и слушали.
Стало очевидно, что всадник направлялся к замку и очень спешил. Через несколько минут, за ним последовали еще несколько человек. А потом начался настоящий ад. Нестерпимо захотелось вернуться в дом. Там светло, там девчонки,  но мы продолжали стоять, слушая обрывки фраз, которые долетали до нас сквозь выстрелы, крики и разрушение домов.
… «Нет, вы не можете…, эта деревня принадлежит…» …
… «Кто вы, кто позволил разрушать Кесли…» …
… «Подождите!» …
… « Нам приказано расчистить место!» …
… «Убирайтесь, теперь здесь пройдет железная дорога…» …
… « Мы не позволим рушить нашу деревню! Убирайтесь!» …
   Вдруг все смолкло.
Мы переглянулись.
Чего уж скрывать, нас обеих трясло от ужаса. Мы спешно вернулись в дом.
Когда вошли, я мельком посмотрела на Ленку. Лучше бы я этого не делала.   Я словно увидела в ней свое отражение: наших лица были бледны как снег, на них читалось потрясение.
– Лен, Лесь, что случилось, вы почему такие бледные? – увидев бескровные застывшие маски, воскликнула Катя.
– Мы слышали такие ужасы. – выдохнула Лена, ее колени подогнулись и она опустилась на лавочку.
– Теперь ясно одно, кто-то приехал в деревню, чтобы разрушить ее и построить на ее месте железную дорогу. Но кто?! И почему владелец замка позволил это сделать? Вообще, все очень странно. Не могли же власти так просто рушить жилые деревни, чтобы построить дорогу. – закончила за нее я, мой голос дрожал. – Или могли?
  Я замолчала и вопросительно посмотрела на подруг.
– Мы слышали здесь почти то же. – заговорила Юля. – Жители были настроены воинственно. Многие были перепуганы, они умоляли подождать кого-то. Другие наоборот кидались за ружьями.  Во всяком случае в нашем доме жили не совсем ненормальные, они не собирались никого убивать. Но мы слышали крики со двора, призывающие хватать оружие. Зачем?
– Странно все это. – сказала Ольга. – Но сейчас, я думаю, нам стоит лечь спать, а завтра на свежую голову подумаем, что делать дальше.
– Согласна, наверное, это лучше всего. – кивнула я.
В голове царил полнейший бардак. Я понимала, что все равно ничего не смогу сейчас понять, потому лучше этого не делать. Пусть новости улягутся, а завтра будет проще.
 Почти не разговаривая, мы разделись, потушили свечи и улеглись в кровати, но каждую мучил один вопрос:
 « Почему именно мы оказались здесь, что произошло в этой мертвой деревне, и как мы связаны с ней?»

Глава 8.

 

Глава 8.

 Проснулись мы как обычно рано.
 Вот она прелесть отсутствия цивилизации. Никакого тебе телевизора и Интернета, в которых можно было зависнуть на целую ночь. Ложились мы рано, потому просыпались без будильника, совершенно отдохнувшие.
Почистив зубы, умывшись и одевшись, Юлька, Ленка, Ольга, Катя и я сели за пустой стол. Даже завтракать пока не хотелось.
– Мы вчера, действительно, что-то слышали, или мне все это приснилось? – спросила Оля, подперев руками подбородок и смотря в окно.
– Если честно, мне вообще все сном кажется. Я имею в виду все, что здесь происходит. – шутя отозвалась я.
– Да, но единственное, что возвращает в реальность, это голод. – подходя к печи, сказала Лена и вдруг воскликнула. – Лесь, что это?!
  Я вскочила и подбежала к ней.
– Что, что, в чем дело?!
– Смотри, у тебя в кастрюле что-то булькает, и пузырьки идут. – приподняв полотенце с кастрюли, Лена с интересом заглядывала туда.
– Ну, ты Лен, меня напугала!
 Я выдохнула и весело рассмеялась.
 Вот ведь может напугать. И чего так кричать по пустякам.
– Что ты смеешься?
– Я то думала, случилось что, а на счет кастрюли, там все как надо. – улыбаясь ответила я и, повернувшись к остальным, добавила. –  Давайте на огород за яблоками, у нас на завтрак яблочный пирог.
– Ура! Бегом, девчонки!
  Смеясь и толкаясь, подруги выбежали на улицу, а я принялась делать тесто, используя вместо дрожжей «закваску».
    Час спустя, мы сидели в ожидании пирога, великолепный манящий аромат которого уже плыл по комнате.
 Ольга пританцовывала около печки. То и дело пытаясь подглядеть румяный пирог, Лена резала овощи, а я месила тесто из ржаной муки, чтобы испечь черный хлеб.
– Девчонки, вам не кажется, что пока бы нам наведаться в замок. – неожиданно предложила Юля. – Я почему-то уверена, что именно там мы найдем ответы на все наши вопросы.
  Я даже остановилась. Предложение было правильное, но не самое приятное.
У меня самой давно мелькали подобные идеи, но высказывать я их не решалась, так как знала, что никто не пойдет туда. А одной шлепать в это  жутковатый дом совсем не хотелось. Значит, теперь нас двое, кто готов пойти. Это уже хорошо.
– Возможно, но идти туда жутковато.  А вдруг там  есть привидения. – сказала Катя, передернув плечами и убирая со лба упавшую прядь светлых курчавых волос.
– Это было бы даже лучше, нашли бы себе друзей среди них, было бы веселее! – шутя, отозвалась Лена. – Нам надо туда пойти, может, хоть там мы узнаем, кто и почему устроил бойню в этой деревне.
– Ага, и мне бы хотелось узнать, где мы вообще находимся. – вставила Ольга. – Я не люблю неизвестность, и мне надоело есть одни овощи!
  Подруги улыбнулись, и разом посмотрели на меня.
– Олеся, а ты как думаешь?
– Я «за» то, чтобы идти, но сначала мы поедим. Народ, к столу, у меня все готово.
   Из печи показался большой румяный пирог. Разрезав его и выложив на тарелки, я поставила на его место хлеб и присоединилась к подругам. Все ели с таким аппетитом, что даже не разговаривали. Куда там. Я сама уплетала так, будто ничего вкуснее в этой жизни не пробовала. Голод определенно положительно на нас сказывается. Стираются пристрастия и разборчивость. Даже самая нехитрая еда становится вкуснейшим блюдом.
– Да, вот теперь можно идти хоть к привидениям. – довольно проговорила Катя, отодвигая тарелку.
– « Поели, поспали, теперь можно и честь терять!» – процитировала радио Ольга, старательно облизывая сладкие пальцы.
– Оль! – я покачала головой.
– А что такого!?  Меня ведь никто не видит!
– А как же мы? – усмехнулась я.
 Ольга сделала невинное лицо и, разведя руками, ответила:
– Но вы же ни кто-нибудь!  
  Хлеб почти испекся. Я поставила его на край печки, затем в печи скрылся чугунок с овощами к обеду и только после этого мы с девчонками вышли на улицу.
 
    Подруги решительным шагом шли по дороге, с каждой минутой приближаясь к замку. Деревушка закончилась, а дорога плавно перешла в аллею, но  липы, стоящие дружным строем по обеим сторонам дороги, засохли. Ни одной зеленой веточки, ни листочка, это выглядело удручающе и зловеще.
– Ой, какой огромный замок…, или это не замок, Олесь, как  называется эта хибара? – Ольга вертела головой во все стороны, а ее звонкий голосок не умолкал ни на секунду.
– Оль, замки были в Средневековье, а это… просто большой дом. – пожала плечами я, с трепетом рассматривая открывающуюся картину.
Откуда мне знать, как он тут называется.
– Ничего себе домик…. – не  унималась сестра, но даже она смолкла, когда мы подошли ближе, только выдавив.. – Мне бы такой домик.
  Не смотря на то, что сейчас светило солнце, мы не слышали никаких звуков, все внутри онемело от непонятного ужаса, когда мы подошли к огромным железным воротам. Под напором они со скрежетом открылись, словно неохотно впуская в иной мир.
Катя, Лена, Юля, Оля и я многозначно переглянулись.
– Идем. – твердо сказала я делая первый шаг, и мы вошли на территорию поместья.
  Сад, раскинувшийся перед ними, без сомнения когда-то был прекрасен, но сейчас в нем все было мертво и бесцветно. Подруги старались не обращать на это внимания, ведь на душе и без того было тяжело. Они жались друг к другу, что я невольно усмехнулась. По какой-то необъяснимой причине, я всегда оказывалась впереди. Вот и теперь шла одна первой, слыша за спиной их шаги.
 
  Вид дома заставил нас остановиться, и мы безмолвно уставились на него. Этот огромны дом, построенный буквой «П», имел одновременно величественный и жалкий вид. Нет, он не был разрушен, просто пуст и мрачен, как и вся деревня у его подножья.
Стало совсем не по себе, но мы все же поднялись по широким ступенькам и открыли тяжелую, дубовую дверь.
 Даже мне очень захотелось повернуть назад, и быстренько сделать отсюда ноги. Да что толку. Опять сидеть в доме и гадать, что тут происходит. К тому же я чувствовала, как меня, не смотря на страх, тянет внутрь, словно я знала точно, что мы должны  войти. Шестое чувство, интуиция, я не знаю, что мной руководило, но это было весьма ощутимо.
  Мы вошли внутрь. 
Перед  нашим любопытным взором предстала огромных размеров комната. Высокие потолки были украшены лепниной, а в центре висела огромная балюстрада с сотнями свечей, сейчас старательно оплетенных паутиной. Комната имела вид прямоугольника. В  центре располагалась огромная деревянная лестница, по сторонам  обрамленная резными перилами и обращенная прямо ко входу.
  Почему-то сразу вспомнилась сцена из «Унесенных Ветром». Такая же лестница, как была в фильме.
По стенам были развешаны картины и зеркала в золоченых рамах, чередующие друг друга через каждый дверной проем.
– Ух, ты. Вот это комната. – выдохнула Ольга, высоко задрав голову и разглядывая потолок.
– Какая красота, просто дух захватывает…, ну, почему и тут так пусто? – произнесла Юля.
  Все эти слова эхом разнеслись по всей комнате и затерялись, улетая куда-то под потолок.
– Идемте дальше. – предложила Лена, – но куда, тут столько комнат.
 Да уж, есть от чего растеряться. Комнат много, но и у нас времени куча. Нам спешить некуда. Разделяться не хотелось, поэтому я предложила:
– Начнем с первого этажа, а уж потом осмотрим второй.
 Мы собрались вместе покучнее и направились дальше.
Время шло, мы разгуливали по чужому дому, толком не понимая, что вообще ищем. Просто глазели по сторонам, как в музее.
  Вскоре мы поняли, что весь замок разделен на четыре крыла, в каждом из которых была небольшая гостиная, чайная и множество жилых комнат на втором этаже. Все это соединяла в первую очередь огромных размеров столовая. Стены там были обтянуты гобеленами, описывающие разные эпизоды из жизни 18 века. На окнах висели тяжелые портьеры. Вдоль стен тянулись буфеты, заставленные дорогой посудой, а посередине находился поистине исполинских размеров обеденный стол, способный, наверное, вместить сотню человек.
– Да, обедая за таким столом, не докричишься до того, кто сидит на другой стороне. – заметила Лена.
– Теперь понятно, почему  разговаривать было принято только с рядом сидящим. – проговорила я. – Представьте если такая куча народа начнет орать во все горло разом. Да тут стекла по вылетают.
  К столовой прилегала кухня,  а в ней еще  пекарня, кладовая и прачечная. Мы заглянули с тайной надеждой в кладовую: к крюкам, вбитым в балки, должно быть, подвешивали окорока, может копченое мясо, но сейчас все было абсолютно пусто.  Огромные столы в кухне были покрыты толстым слоем пыли, что свидетельствовало, что ими очень давно не пользовались. В общем, съестного мы ничего не нашли и здесь.

Признаться, я надеялась, что хоть тут будет что-то из нормальной еды. Хоть пару баночек тушенки, что ли. Мы сейчас не привередливые. И это приняли бы с благодарностью.
 « Привет привидениям!» – написала я пальцем на столе, покидая столовую.

    Затем мы попали в помещение, которое показалась просто необъятным.  Пол здесь так же был паркетный, за то мебели почти никакой. Лишь позолоченные кушетки и стулья, обитые нежно-розовым бархатом, тянулись вдоль стен, насколько хватало глаз. На огромных окнах висели парчовые портьеры. Еще несколько шагов, и мы увидели белоснежные двери, ведущие на улицу на балкон, отделанный мрамором. Стены украшали фрески, а по потолку разбросаны великолепные люстры – настоящие произведения искусства.
– Слушайте, я чувствую себя как в музее. – прошептала Катя.
– Вот-вот, и у меня такое ощущение. – закивала Ольга. – Только немножко иначе, словно нас в этом музее забыли.
  Мы засмеялись и поспешили покинуть эту неуютную огромную комнату.
   За ней последовала другая.
Эта была намного меньше и более уютная. Все здесь было выполнено в приглушенных темно-бордовых тонах. Бархатные занавески, бархатная обивка мебели, резной столик из красного дерева, такие же полки с книгами, стоявшие у стен. Но что больше всего привлекало внимание – это камин.
 Я не удержалась и направилась к нему. Проведя рукой по гладкой каменной кладке, я мечтательно вздохнула и проговорила:
– Представьте, как здесь здорово, когда горит камин, свеча с трепетом освещает комнату, а на улице снег…. Зима, морозно, а в доме тепло….
 – Хватит мечтать, романтик! – прервала меня сестра. – Идем, а то я уже есть хочу.
 А дальше была новая гостиная, которую мы сразу назвали «голубой». Действительно, здесь все было в голубых тонах, начиная от самого темного и заканчивая нежной бирюзой неба. Мебель, портьеры, чайные сервизы в буфетах, даже ковры и гобелены на стенах были в тон.
– Как красиво. – вздохнула Юля. – Господи, неужели такое возможно! Вы только представьте все это великолепие таким, каким оно когда-то было.
– Лен, не сыпь соль на рану, у самой сердце разрывается, гладя на это запустение. – кивнула я.
  Дом действительно производил двоякое впечатление. С одной стороны вся эта роскошь была безумно красива. Но с другой, сейчас покрытая толстым слоем пыли. Она словно говорила, что это все только предметы. Вещи, которые становятся безжизненными и забытыми.
   Далее последовала библиотека или кабинет, мы не смогли точно понять. В комнате все было строго, полки с книгами, секретер, софа, рабочий стол и  несколько стульев у входа.
– Куда теперь? – спросила я, поднимая портьеру и выглядывая в окно.
Безумно захотелось выйти на улицу. Мне уже поднадоела эта сырость и холодные стены. Юлька прочитала мои мысли.
– Пойдем домой есть. – ответила она. – А то я уже просто падаю от новых впечатлений.
– Мне почему-то кажется, что это только начало. – заверила Катя. – Так что, действительно, лучше пообедать.
– Согласны.
   Мы снова прошли через все комнаты. Без сомнения, все вокруг было очень красиво. Но сейчас при свете дня, пробивающегося сквозь  пыльные окна, вся эта роскошь утратила должное очарование и великолепие.
 Вот если бы зажечь люстры, то дом бы уже не выглядел таким запустелым, холодным и одиноким….
  На обратном пути мы даже не разговаривали. Молча тащились по пыльной дороге, переваривая увиденное. На душе был неприятный осадок.
 Я  посмотрела на подруг.
 Да уж, забавное зрелище, мы сейчас представляем. В чужих юбках и рубашках непонятных размеров, в своих кроссовках…. , без косметики, без укладок. Боже мой, кто бы только это видел! Эх. Сейчас бы фотик! Я в очередной раз посокрушалась, что никто не додумался взять с собой это чудо техники.
     Тем временем мы вошли в свой дом.
Как ни странно, но уже как-то привыкли считать его своим домом, ведь только здесь нам было хорошо и уютно. На обед на столе оказались тушеные овощи и свежий хлеб.
– Что, опять туда пойдем?
 Спросила Ольга, ковыряя вилкой кабачок.
– А что нам остается, мы пока ничего нового не узнали. Только поглазели на дом изнутри, и никакого толка. – отозвалась я, глядя, как сестра перекладывает кабачок из своей тарелки в мою. – Эй, ты чего?
– Не хочу я кабачок. – буркнула она, взамен выловив из моей тарелки картошку. – У нас обмен.
– Ты бы хоть спросила, что ли! Ольга! Иди возьми кастрюлю, и вылавливай картошку там!
 Я отодвинула свою тарелку.
Девчонки со смехом за нами наблюдали.
– Олесь, а что ты хочешь найти? – спросила Катя.
  Хороший вопрос. Вот только ответа на него я не знала.
– Понятия не имею. – я пожала плечами, разводя руки в стороны. – Хоть что-нибудь, что бы натолкнуло нас на время. Мне бы хотелось узнать, где мы, и какой сейчас год.
– Тогда нам нужно искать газету, или письма на крайний случай. Там на них  бывают адреса. – заключила Ольга.
 Она стояла у печки, и, послушав моего совета, ковырялась вилкой в кастрюле.
– Оль, убью, если превратишь наше рагу в кашу, ей Богу!
 Не выдержав, рявкнула я ей.
 Она состроила мне рожицу, но вилку вынула.
 Послышался звонкий  Катин смех, к которому присоединились мы все.
  Настроение заметно улучшилось.
 Вкусная еда подкрепила  силы, вызвав новый прилив любопытства. И  нас снова непреодолимо потянуло в замок.

                         
*        *        *

– Девчата, идите-ка сюда! – громко позвала Оля, извлекая из ящика стола толстую черную тетрадь.
 Сейчас мы разбрелись по второму этажу.
Что мы искали?
  Этого толком не знал никто, но какое-то странное чувство заставляло нас проверять ящики шкафов и комодов.
 Я как раз стояла в соседней комнате, когда раздался оклик сестры .
 Мы с девчонками вбежали в  комнату. Она отличалась от всех остальных тем, что состояла из спальни и небольшого кабинета. Скорее всего, это и была комната хозяина дома.
– Оль, что-то нашла?
– Смотрите. 
 Она вытянула руки, показывая толстую тетрадь.
  Мы уставились на находку, и почему-то каждой в голову пришла мысль, что на этих  листах может быть разгадка всего. Ольга осторожно открыла первый лист.
– Господи, да ведь это дневник. – прошептала Катя, стоявшая ближе всех. – Я думаю, не стоит его читать, это ведь личное.
– Я тоже так считаю – кивнула я, ощутив неприятный холодок в животе.
Мне не хотелось читать не из этических соображений. Нет, куда уж сейчас думать о такте. Просто от этого предмета на меня повеяло таким холодом, что захотелось его выбросить и убежать из этого дома.
 Ленка с Юлей отступили на шаг.
А Оля все еще держала дневник в руках, невольно листая. Мелькали колонки цифр, вперемешку с исписанными листами. Вдруг она взвизгнула, а тетрадь выпала из ее дрожащих рук и с глухим стуком упала на пыльный пол.
– Ты что?!
– Что случилось?! Да в чем дело то?!
 Я подлетела к сестре. Вот так ведь и знала, что не надо было брать ее в руки. Мысленно обругала я себя.
  Ольга подняла на нас расширенные от ужаса глаза и тихо ответила:
– Там кровь….
– Хватит прикалываться! – ответила Юля недоверчиво.
Оля замотала головой.
– Нет, четно…. Олесь, посмотри, там и вправду кровь.
 Блин, ну почему сразу я?! Подумала я, но взяла в руки тетрадь. Своему шестому чувству пришлось приказать заткнуться и не высовываться со своими предупреждениями.
 Быстро перелистывая, я внимательно смотрела, боясь пропустить то, что так напугало сестру. Но напрасно, пропустить это было невозможно.  Неожиданно исписанные размашистым почерком  листы оборвались, а на последних страницах расплылись темные пятна крови.
 – Олесь, думаешь, это кровь? – недоверчиво спросила Катя.
 Ее красивое личико наморщилось, а синие глаза смотрели тревожно. Еще чуть-чуть, и ей сделается дурно.
– Без понятия, но очень похоже.
– Ты же в медицинском учишься!
– И что, я вам  суд мед эксперт, что ли! – я смотрела на странные пятна, все больше понимая, что Ольга права, и это, действительно чья-то кровь.
– И что это может значить? – подала голос Юлька. Ее лицо не намного отличалось от Катиного, то же выражение омерзения и страха.
– Может, все-таки стоит прочесть?  – предложила Лена.
– Да, думаю, да!  Лесь, читай вслух. – согласилась Катя, Оля с Юлей кивнули.
Я быстро нашла последнее число и начала читать, стараясь разобрать слова под следами крови:
– « 7 июля 1887, – я тут же запнулась, подняв глаза на подруг. Они молчали, только Ольга одними губами беззвучно повторила год, очевидно пытаясь осознать.
 Мысленно собравшись, я продолжила:
– Я чувствую, это моя последняя запись, как и последний день моей жизни. Но кто бы мог подумать, что во время моего отсутствия столько всего произойдет…. Сейчас мне остается лишь писать, так как часы мои сочтены, моя рана смертельна, но я хочу описать ад сегодняшнего дня. Почему?…. Да потому, что другого мне не осталось.
  Я въехал в Кесли в прекрасном расположении духа, но то, что я увидел…, саму смерть! Деревня была разрушена, замок горел, многие люди убиты. Не в добрый час я покинул свой дом, и сейчас жестоко расплачиваюсь за это. Через мои земли пройдет железная дорога, клянусь Богом, я хотел помешать! Но мешать чему?! Я прибыл слишком поздно! Может поэтому, и получил пулю при появлении…..  Какой же я хозяин, если не смог уберечь свои земли…. Если бы я был здесь, то поговорил бы с этими людьми, не дал бы своим людям схватиться за оружие….
   Почерк становился все неразборчивее, а пятна крови все чаще.
Быть может, кто-то найдет эту тетрадь и вспомнит о том,  что когда-то на этом месте стояла деревня, а я ухожу….»
  Я подняла глаза, в которых выступили слезы и, проглотив ком в горле, произнесла:
– Похоже, девчонки, мы в деревне Кесли в 1887 году, а по ночам слышим ничто иное, как ту кровавую бойню.
– Я ничего не понимаю! – вскричала Юля, схватившись за голову. – Какого хрена, мы здесь?! Как мы вообще связаны с 1887 годом, если живем в 1998?!
– Мистика какая-то. – согласилась Лена. – В голове не укладывается, как же мы сюда попали? И если он пишет, что замок горел…, мы же стоим в совершенно целом здании. Как такое возможно.
– Это нам и предстоит выяснить. – ответила я, бережно положив тетрадь на прежнее место. – Нам нужно вернуться домой и хорошенько все обсудить, наверняка мы что-то упустили из виду. Ведь всему происходящему должно быть какое-то объяснение, и мы найдем его.
– Хотелось бы верить. – бросила Оля, выходя в коридор. – Все это более чем странно. Мы попали в 1887 год в деревню, которая была стерта с лица земли. Но мы то живем сейчас не в разрушенной, а просто в пустой деревне! Ничего не понимаю! Может тут кругом трупы, а мы их не замечаем!
– Оль, перестань наводить на всех ужас. – отозвалась я, следуя за подругами к выходу. – Были бы тут трупы, они бы воняли.
– Идемте домой, там все обсудим, а то мне тут как-то не по себе. – призналась Катя, поежившись.
Мы все с ней согласились и вышли на улицу. Как же было приятно снова оказаться под приятными ласковыми лучами яркого солнца, ощутить ветерок после сырых мертвых стен. Словно вырвались из подземелья.
  Мы направились в деревню.

   Вдруг, ни с того, ни с сего, Оля, шедшая сейчас впереди, остановилась.
 Юля, не заметившая этого наткнулась на подругу, наступив ей на пятку.
Но Ольга этого даже не заметила.
 Щурясь на солнце, девушка приложила ко лбу ладонь, всматриваясь вдаль.
– Кто это? – сдавленно прошептала она, оборачиваясь к подругам.
  Теперь и наши взгляды были прикованы к пяти фигурам, приближавшимся к нам. У меня даже дыхание сбилось от неожиданности.
 Еще бы, увидеть первых живых людей в этой мертвой деревне. Не мудрено, что и я и подруги лишились дара речи.
По походке, и сложению, мы сразу узнали молодых людей.
Застыв на месте, мы всматривались в них, щурясь на солнце.
Сердца радостно затрепетали, но было в них что-то пугающе незнакомое…. Вскоре мы поняли, что именно.

                         Продолжение следует……….
                                                                             Ждите выхода книги.