Трилогия Ариадна. Борьба за власть (или цена борьбы).Книга 3

Модераторы: Валерия Ильященко, ЮльчиК, Елена

Аватара пользователя
Маруся
Сообщения: 992
Зарегистрирован: Вт фев 01, 2011 12:33 pm
Откуда: Ульяновск

Трилогия Ариадна. Борьба за власть (или цена борьбы).Книга 3

Сообщение Маруся » Пн янв 21, 2013 10:17 pm

Не знаю интересно ли еще она, но я снова взялась за написание этой книги и хочу ее закончить.

Часть I
Пролог.
Большой замок, находящийся недалеко от Лондона, в месте, недоступному человеку, смотрелся необычайно мрачно. Темное время суток придавало ему какое-то зловещее очертание. Большая круглая комната, находящаяся на седьмом этаже замка, была освещена лишь слабым светом камина. В кресле, напротив него, сидела молодая девушка и бессмысленно смотрела на огонь. В руке она вертела кольцо из белого золота с золотым цветком на вершине, в центре которого была маленькая выемка. Девушка уже не первый раз держала в своих руках это кольцо, способное подчинить себе весь мир. Ей было известно о тех дополнительных свойствах, которым оно обладает и она прекрасно понимала, что в скором времени оно снова исчезнет из ее рук, как было всегда. Но в этот раз она не была так огорчена этим странным явлением, как раньше. Дар предвиденья всех вариантов будущего дал ей надежду на то, что кольцо Власти вернется к ней намного раньше того времени, чем она ожидала этого раньше.
В течение нескольких десятков тысячелетий она планировала захват мира, пытаясь завершить дело своего отца. Раз за разом претворяла эти планы в жизнь и каждый раз ее надежды рушились, в основном из-за того, что многое зависело от решений других людей. Но в этот раз все будет по-другому. В этот раз она ни за что не проиграет. Уж слишком много времени было потрачено на то, чтоб ее план сработал.
Прошлые неудачи сделали ее намного умнее, научили терпению. Никогда раньше она не была настолько близка к победе, как сейчас. В этот раз многое зависело от нее, и лишь некоторые моменты были возложены на плече других.
Огромные сводчатые двери распахнулись и Фаре пришлось оторваться от огня, который всегда ее так завораживал.
В комнату вошли двое. Точнее один вел под руку связанного человека с мешком на голове. Она знали их обоих, и ждала с нетерпением. Не высокий светловолосый парень лет семнадцати, со смазливой внешностью, но лицом полностью лишенным каких либо эмоций был ее лучшим творением. Она вспомнила, как создавала его, лишив самостоятельности…

Шесть тысяч триста восемьдесят четыре года назад на свете жил человек по имени Решаль. Красивый парень из бедной деревеньки. Умный, трудолюбивый и смелый, его обожали девушки, ему завидовали парни, а он пользовался этим. Его жизнь была прекрасна. Он мог получить все, что может пожелать обычный деревенский парень, но со временем, его сердце захватила жажда денег. Решаль понимал, что ему никогда не стать королем и не получить мешок денег. Он пытался заработать их, но те копейки, что платили ему за работу, его совершенно не удовлетворяли. Тогда он отправился на поиски клада.
Он ушел из своей родной деревни, решив вернуться только тогда, когда разбогатеет. Решаль скитался по лесам и городам, нашел много увлекательного и интересного для себя. Но однажды, он понял, что ему не хватит жизни, чтобы отыскать клад, даже не зная где искать, а если и отыщет, будет ли он достаточно молод, чтобы воплотить свои мечты в реальность?
Отказавшись от своей затеи, Решаль отправился домой. По дороге ему попалась речка, такая быстрая, что сбивала человека с ног, даже когда он лишь вступал в нее. Он увидел, что в реке кто-то есть и, не думая не мгновения, бросился спасать человека. Это оказалась молодая девушка с черными, как ночь глазами и волосами. Она сказала, что у нее есть Сила и что за свое спасение она готова исполнить семь его желаний. Когда он спросил ее, почему семь, она ответила:
- Семь мое любимое число. Но не торопись загадывать их, ибо о своих желаниях можно в последствие пожалеть.
Решаль загадал лишь одно желание:
- Нескончаемый запас денег.
Спасенная девушка выполнила его просьбу и попросила позвать, если он захочет еще чего-нибудь пожелать.
- Только скажи: «Фара» и я приду.
Затем ее тело словно заволокло черным дымом, и она исчезла.
Решаль стал самым богатым человеком на земле. Он не в чем себе не отказывал и в течение двух лет стал очень уважаемым человеком, но деньги перестали приносить ему радость. У него появилась жажда, которую он никак не мог утолить и сколько бы денег не тратил на всевозможные напитки, она не ослабевала. Но это не сильно волновало его.
В город, в котором он поселился, пришла оспа. Она распространилась со скоростью света и поразила Решаля. Он очень быстро понял, что умирает и тогда позвал ее. Она появилась, как только ее имя сорвалось с его губ.
- Чего ты желаешь мой спаситель? – ласково спросила Фара.
- Жить, - только и смог ответить он.
Девушка подошла к нему, лежащему в своей кровати в агонии, покрывшемуся сыпью. Она положила руку ему на голову и, улыбнувшись, произнесла всего два слова:
- Так живи.
После этого она пропала. Решаль поправился на следующий день. Сначала, после ухода Фары он ничего не почувствовал, но когда проснулся утром, то понял что выздоровел. Лишь слабый красноватый отблеск, появившийся в его глазах, указывал на болезнь. Он покинул город и стал жить в другом. Вскоре, он понял что изменился.
Однажды в него попала молния. Решаль чувствовал, как его тело заполнил огонь, как он сжег все его внутренности и как его тело разорвало на части. Он подумал что умирает, но когда открыл глаза, ничего не было. Он остался жив.
С тех пор с ним стали происходить странные вещи. Он много раз умирал, но жизнь его продолжалась. Единственное, что он чувствовал – страшную невыносимую боль. Он не хотел ее больше чувствовать и во второй раз позвал Фару.
Как и прежде, она выполнила его просьбу. Его кожа стала так крепка, что ее невозможно было повредить. Однако Решаль заметил, что с каждым своим желанием, перестает быть собой. Перестав чувствовать боль, он понял, что его сердце перестало биться и что воздух ему был больше не нужен. Он пообещал себе, что больше не будет просить ее выполнить его желания.
Спустя много лет, Решаль состарился. К тому времени его жена и дети уже умерли. Он сам ждал смерти, но не мог умереть. Тогда, он нарушил клятву и снова позвал ее. Он попросил ее об освобождении. Он захотел смерти, но Фара лишь рассмеялась:
- Смерть не принесет тебе покоя. Жизнь после смерти не такая, как люди думают. Она полна мучений. Ты просил меня избавить тебя от нее однажды, и я выполнила ее. А я не привыкла забирать назад свои дары. Единственное что я в твоей ситуации могу сделать – вернуть тебе молодость и избавить от страданий. Но это будут еще два желания.
Решаль согласился. Помолодев и забыв о своем желании умереть, он заметил, что люди стали его сторониться. Он изменился настолько, что перестал быть собой. Его глаза словно были наполнены кровью, жажда, который он испытывал раньше, усилилась настолько, что он стал постепенно сходить с ума, а когда он выходил на солнечный свет, то его кожа просвечивала. Он перестал выходить на улицу. Замкнулся и ушел в себя.
Тогда, Фара сама пришла к нему.
- Что ты со мной сделала? – спросил ее Решаль.
Фара усмехнулась:
- Я лишь исполняла твои желания.
- Я не хотел становиться монстром.
- За все в этой жизни приходится платить. Твоя плата – полное подчинение мне.
- Никогда!
- Как ты себя чувствуешь? – внезапно спросила она. – Пить не хочется.
Решаль сглотнул. В горле у него давно пересохло.
- Я могу дать то, что утолит твою жажду, но сначала, ты должен пожелать этого.
- Что со мной тогда будет?
- Ты должен будешь служить мне. Вечно исполнять мои желания и получать свою жалкую награду. Жажда никогда не будет тебя мучить.
Решаль настолько уже сошел с ума от жажды, что не смог отказаться.
Фара исчезла, а перед Решалем возникла девушка. Его разум заполонила пелена. Что происходило дальше, он не мог потом вспомнить, но когда сознание вернулось, он увидел, что бедная девушка разорвана на части, а его руки и рот в крови. Жажда отступила, на ее место пришли страх и отчаяние. Но ничего сделать он уже не мог.
Он стал подчиняться Фаре и выполнять ее приказы, но совесть с каждый днем все больше его гнобила. Прошло много времени, когда он снова пришел к Фаре со своим последнем желанием.
- И чего же ты хочешь? – спросила она, насмехаясь.
- Я знаю, что после моей просьбы, ты снова что-то сделаешь со мной, - начал он. – Я не знаю всех твоих планов и помогаю, потому что у меня нет другого выбора. Я понимаю, что сам лишил себя всего, но у меня осталось последнее желание и я не стану его просто терять.
- Я хочу ничего не чувствовать.
Фара удивленно вскинула брови:
- Странное желание. Объясни конкретно.
- Я не хочу чувствовать муки совести, страх, безысходность… все то, что я чувствую с тех пор, как служу тебе. Я хочу, чтобы мои мучения кончились.
Фара улыбнулась.
- Хорошо. Я лишу тебя этого. А раз так, я хочу, чтоб ты знал, для чего создан.
Мой отец был настоящим Создателем этого Мира, но вероломный завистник сверг его и изгнал в такую тьму, куда не может попасть никто и не сможет оттуда выбраться. С тех пор я пытаюсь вернуть себе право на Власть, а ты мне в этом поможешь.
- Как может один человек… или то, чем ты меня сделала, изменить то, что устанавливалось веками?
- Одна песчинка может склонить чашу весов на свою сторону. Но ты прав, один ты не сможешь это сделать, поэтому, я сделаю так, что люди, чью жизнь ты забираешь, смогут стать такими как ты. Это и будет плата за твое спокойствие…
Решаль получил все, что хотел и служит Фаре совершенно не беспокоясь о том, сколько его служба приносит горя другим.


Он остановил своего пленника в центре комнаты и снял с него мешок. Фара поднялась и встала напротив парня. Его глаза светились алым светом ненависти, но заметив, кто стоит напротив него, парень задрожал и попытался отодвинуться. Решаль не позволил ему это сделать.
- Ты пытался уйти от своей судьбы, - улыбнулась Фара, глядя на плененного вампира. – Но это никому не удавалось еще никогда. Ты сослужишь мне службу, хочешь ты этого или нет…
Руку, в которой она зажимала кольцо, обожгло. Фара сжала ее в кулак, но слишком поздно. Кольцо исчезло.
- Время пришло, - обратилась она к Решалю.
Тот повернулся к пленнику и в его глазах мелькнуло давно забытое чувство сострадания.
Глава 1. Союзники.
Мой палец на мгновение сковало. Я дернула руку и почувствовала, что на нем что-то осталось. Когда я подняла ее к глазам, моему удивлению не было конца. На указательном пальце появилось Кольцо Власти.
Я бездумно смотрела на него, не в состоянии понять что произошло. Минуту назад, я жалела, что потеряла его и хотела вернуть. Думала, как снова почувствую его на своей руке, как вдруг оно вернулось. Так не бывает!
В дверь постучались. Это Дилан. Пора спускаться вниз для выяснения ситуации. Надо будет спросить об этом странном явление у Элеи или Элайера.
Я поднялась и вышла в коридор. Дилан ждал меня, прислонившись к стене напротив моей двери.
Он выглядел необычайно уставшим. По крайней мере, настолько, насколько может устать вампир. Черные волосы стояли дыбом, под янтарными глазами пролегли глубокие синяки. Но он был прекрасен как всегда.
Я подошла к нему и заключила его лицо в свои руки.
- Все будет хорошо, - попыталась я его приободрить.
Он прижался щекой к моей руке и прикрыл глаза.
- Почему нам не дадут просто наслаждаться жизнью? – спросил он. Его львиный голос, казалось, потерял ту силу, которая была в нем прежде.
- Такова наша судьба. Наслаждаться жизнью могут лишь люди, которым в равной степени везет в жизни и не везет. Если тебе дано большее, чем другим людям, ты не можешь жить как обычный человек. Прости, что втянула тебя в это.
- Нет, - покачал головой Дилан, обхватывая мою руку. – Никогда не вини себя в том, что случилось со мной. Я сам этого хотел. Ты тут не при чем.
Я улыбнулась и прижалась к нему. Как бы мне хотелось, чтобы все это было так.
- Нам пора спускаться вниз, - сказал он мне в макушку.
Я вздохнула и мы, взявшись за руки, пошли в гостиную. Элея и Элайер дали нам сутки для того, чтоб мы пришли в себя и закончили свои дела. Проходя по коридору, я заметила невысокую девушку с пепельно-русыми пушистыми волосами, доходящими до лопаток. Кира стояла возле выхода к нам спиной, разговаривая с парнем лет двадцати. Костя – безошибочно определила я. Сделав вид, что не заметили их, мы свернули в гостиную. Я старалась не вмешиваться в дела своей дочери.
Все уже были в сборе.
Дориан сидел в кресле, держа между ног Меч Арея и бесцельно вертя его в руках. Нина разместилась на полу, соединив ступни ног и покусывая ногти на руках. Ее голубые волосы чуть светились, демонстрируя ее отрешенность. Бывшей Дочери Ночи было хуже всего. Еще вчера мы похоронили ее возлюбленного. Триандр о чем то разговаривал с Алекс и Дивией, богиней леса, возле окна. Его крылья были раскрыты и занимали половину стены. Элея и Элайер замерли возле камина подобно двум золотым статуям, глядя друг на друга и общаясь без слов. Они были невероятно похожи. Даже если не брать во внимание золотой цвет их кожи, одинаковый цвет глаз и идентичные золотые обручи на их головах (у Элеи ужи и изящнее, у Элайера более тяжелый и мужественный), увидев их вместе, сразу можно понять, что они брат и сестра.
Мы с Диланом разместились на диване. Кира разобралась с Костей и присоединилась к нам. Она как всегда была в очках, боясь, что может ненароком убить кого-то взглядом.
Как только она заняла свое место рядом со мной, Элея и Элайер оторвались друг от друга и повернулись к нам. Все разговоры вмиг прекратились.
- Чтож, - произнес Элайер. – Думаю, теперь мы можем начать. Вы много пережили за прошедшие несколько дней. Кому повезло меньше, кому то больше. Вы смогли уничтожить Дочерей Ночи, но есть более опасный враг, с которым нам предстоит бороться. Нам предстоит не легкая задача. От наших действий будет зависеть судьба всего Мира.
Но сначала, я хочу поздравить тебя Ариадна, - парень повернулся ко мне. - И поблагодарить.
- Меня? За что?
- Ты смогла сохранить Кольцо, до недавнего времени, ни разу не позволив ему попасть в руки Фары, что еще никто до тебя не делал. И, как я вижу, ты смогла вернуть его не из-за страха перед тем, что будешь наказана за его потерю, а из-за того, что правда хотела его вернуть…
- Кстати, а как оно вернулось? – спросила я. – В смысле… почему?
- Хранитель обладает способностью призвать Кольцо, когда оно будет потеряно, но лишь раз. Ты не теряла его до того дня и ни разу не пользовалась Призыванием. Предыдущие Хранители были более беспечны и лишались его намного быстрее тебя. Они не были настоящими Хранителями, кем являешься ты. Мы очень долго искали тебя…
- Как только Кольцо попадает в руки врага, - принялась объяснять Элея, - Элайер сразу узнает об этом и когда Хранитель призывает его, он тоже это чувствует. Но очень часто, как владелец Кольца (не Наследник или Хозяин, а владелец) он забирает его себе и берет на себя временные обязанности Хранителя, пока мы не найдем нового.
- Зачем? – спросил Дилан. – Ведь они его возвращают.
- Те, кто теряет его по собственной глупости, - ответил Элайер, - дарят своим подружкам, доверяют непроверенным людям, а потом лишь бояться быть наказанными за это – не могут защищать Кольцо. Они снова потеряют его, и тогда, вернуть его будет уже невозможно.
- Значит, ты и сейчас заберешь его? – спросила я, сжав кулак.
Элайер это заметил.
- Да! Но не по тем причинам, по которым я забирал его у остальных. Как только вернется возможность, я отдам его тебе.
- Тогда зачем забирать? – спросила Кира, опередив меня.
- Фара создала армию вампиров, - взяла слово Элея.- Что бы победить ее, нам придется создать свою…
- У Фары на это ушло не меньше шести тысяч лет, - перебил ее Дориан. – Сколько вы будете создавать свою? Вечность?
Кайлина улыбнулась:
- Как бы ни комично это звучало, но у нас есть не больше семи дней, чтобы создать ее.
- Класс! – вплеснул руками Триандр. – Значит, у Фары были тысячелетия, а может и больше, чтобы сотворить свою армию, а у нас всего семь дней. Просто прекрасно!
- К сожалению, мы думали, что дело не примет такой оборот, как это было раньше, - возразил Элайер.- Был лишь один шанс из миллиона, что все пойдет именно так.
- Но шанс, же был! Чего вы не предвидели такого поворота? Вы же дети Создателя и не должны были исключать ни одной возможности.
- Мы ее не исключали, - ответила Элея. – Мы готовились ко всем возможным развитием, но прошлая неудача нас сильно подломила и мы немного отчаялись. Пока я восстанавливала силы после битвы с Хеллой, Элайер создал вас и вы стали возвращать нам надежду. Мы снова принялись создавать людей (не так как вас), которые могут помочь нам, если понадобится. Но проблема заключается в том, что все они давно умерли.
- Что ж вы их как нас не наградили? – спросил Дориан. – Сделали бы, чтоб они не смогли умереть, пока последний вампир не исчезнет.
- Это невозможно, - сказал Элайер. – Создание существ подобных вам отнимает много сил и времени. На Дочерей Ночи мы потратили целое столетие, а у них было всего две Силы. Вы отняли у нас почти три столетья… я не жалею о том что создал вас, но как вы наверное помните, выглядел я после этого не очень хорошо. К тому же, мы не предполагали что в этот раз наша, а вернее ваша, битва растянется на тысячелетия. Обычно все случалось намного быстрее.
- Обычно? – спросила Нина.
- Ну, вы же не думали что первые люди, выставленные на борьбу против Фары? – недоверчиво усмехнулся Элайер.
- Вообще-то да, думали, - призналась Алекс.
Мы все сидели, молча, скорее подтверждая ее слова. Элайер был очень удивлен, хотя для человека, который прожил столько лет на свете, это было, наверное, неочевидно, но лично для меня эта новость была неприятна. Я чувствовала себя так, будто мне плюнули в душу.
- Вы должны понять одну вещь, - прервала молчание Элея. – Борьба, в которую вы ввязались, идет уже столько веков, что даже страшно произносить такое число. Но в отличие от предыдущих сражений, мы еще, ни разу не были так близки к проигрышу.
Все наши предыдущие творения не обладали теми Силами, что есть у вас, но и наш враг был не так силен. Мы никогда не сталкивались с невозможностью уничтожить творение Фары. Раньше мы просто делали свою работу. Но теперь мы не можем полностью овладеть ситуацией, и вынуждены объединиться с теми, кто по Силе слабее нас.
Что бы победить Фару на этот раз, нам потребуется ваша помощь.
Мы пытались справиться с ее армией сами, но, увы, оказались бессильны. Она сумела достаточно обеспечить защиту своим чудищам и укрепить свою силу.
- И как мы должны вам помочь? – не выдержала Кира. – Ты говоришь, что мы слабее вас. Как тот, кто слабее может победить? Нас всего – она быстро пересчитала присутствующих – Десять человек. Если Деметра отпустит Лону – будет одиннадцать, но даже тогда нас слишком мало, чтобы победить целую армию вампиров.
- Порой один маленький комар может уничтожить целую корову, - не согласился Элайер. – Но ты права – десять-одиннадцать человек с сотнями не справятся. У нас есть те, кто сможет и согласен нам помочь, но с ними не так просто связаться и убедить их, что они действительно необходимы.
- Они сильные? – спросила я.
- Очень, - улыбнулась Элея. – Они способны на то, что не всегда можем мы.
- Кто может быть сильнее детей Создателя? – недоверчиво фыркнула Дивия.
Элея перевела на нее светящиеся глаза:
- Савериты!
Глаза богини леса стали похожи на два больших блюда, челюсть отвисла – она шокировано хватала ртом воздух. На меня эти слова не произвели такого впечатления, и я огляделась – на лицах моей семьи и друзей было такое же недоумение, как у меня.
- Кто такие Савериты? – первым не выдержал Дилан.
- Создатели и жители других Миров, - ответила Дивия, все еще с круглыми глазами. – Они никогда не принимали участия в проблемах нашего мира. С чего вы взяли, что они согласятся сейчас?
- Потому что Фара не остановится на нашем Мире, - ответил Элайер. – Почувствовав свою силу и свои возможности, она решит захватить и остальные. Неважно сколько времени ей понадобится для осуществления своих планов, но если она победит в одном – сможет и в других. Мало кто из Саверитов решит рисковать своим Миром. Но нам придется убедить их в том, что опасность реальна и что их Мир под угрозой.
- Будет не просто их в этом убедить, - с небольшим страхом произнесла богиня.
- А никто и не сказал, что это будет просто, - грустно улыбнулась Элея. – Поэтому нам и нужна ваша помощь. Миров много и за столь короткий срок, мы с братом не успеем обойти их все, включая наш и собрать достаточно союзников.
- Даже с нами всеми это будет невозможно сделать, - не согласилась Дивия. – Миров тысячи, если не миллионы, а нас всего десять человек, включая вас.
- Мы не собираемся посещать их все, - покачала головой Элея. – Даже если бы у нас было достаточно времени, мы бы потратили на создание армии не один миллион лет. Поэтому, мы возьмем только шесть самых главных…
- А Фара не может сделать тоже самое? – спросила я. – Вдруг она уже привела Саверитов и они на ее стороне.
- Это исключено, - ответил Элайер. – Для Фары и тварей, которых она создала, вход в другие миры недоступен. Пока.
- Почему? – удивилась Кира.
- Когда ее отец Боалтер был изгнан из нашего мира, при этом присутствовали Савериты всех существующих тогда Миров. Они поклялись никогда не вставать на сторону Фары или тех, кто следует ее пути и не допускать ее проход во все Миры, кроме того в котором она родилась. К несчастью, это оказался наш Мир.
- Столько веков прошло, - не согласилась я. – За это время многое могло измениться. Да и тех, кто дал ту клятву, тоже может и не быть.
- Клятва была принесена на священной земле, где зародилось первое зерно самого первого Мира, - пояснила Элея. – Эта клятва не исчезает никогда, а кара за ее нарушение столь жестока, что ни один из принесших клятву или их потомков не смеет ослушаться, как бы ему это не нравилось.
- Звучит убедительно, - кивнула Алекс.
- Клятвы не всегда работают вечно, - вырвалось у меня.
Я сразу вспомнила два случая: стрела Самиры – пронзающая мою грудь и три волка загрызенные мной и Диланом.
- Я знаю, о чем ты сейчас подумала Ариадна, - кивнул Элайер. – Но твоя клятва и клятва Самиры не столь ужасны и непоколебимы. Ты возобновила свою клятву Дивии, а насчет той, что дала мне – это не в счет. Не ты, не я не знали, что Самира станет твоим врагом. Так что…
- Я бы не причинила ей вреда, если бы она не пыталась первая меня убить, - в свою защиту отозвалась я.
- Никто из нас тебя не осуждает, - успокаивающе глядя на меня, сказал Триандр.
Я улыбнулась ему и обрадовалась, что не могу покраснеть. Я понимала, что он все еще любит меня и что хочет, чтоб мы были вместе, но я уже не чувствовала к нему того что чувствовала раньше, да и те чувства, которые у меня к нему когда-то были, не сравнимы с тем, что я испытываю к Дилану. И как бы мне не хотелось не причинять ему боль, я не могу изменить свои чувства, да и не хочу.
Дилан нежно обнял меня и я прижалась к его груди, делая вид, что не заметила гневного взгляда Триандра, который он обратил на Дилана в момент, когда его рука коснулась моего плеча.
- Какие именно Миры вы хотите попросить о помощи? – вернулась к теме разговора Дивия.
- Мы возьмем шесть Миров, - отозвалась Элея. – В том числе и наш. Мы с Элайером отправимся в Мир Богов. Нужно попытаться вернуть их в родные места. Никого из вас они слушать не будут, так что этим Миром займемся мы. Остальные Миры будут распределены между всеми вами в зависимости от преобладающих у вас способностей.
- Для начала, нам потребуется вскрыть в вас последнюю Силу, - подхватил Элайер. – Многие из вас уже сами открыли ее в себе, но многие еще даже не подозревают о том, в чем она заключается и как ею владеть. Мы поможем вам.
- Какую именно силу вы хотите вскрыть? – насторожилась Нина, не добро, глядя на детей Создателя.
- Я уже однажды обожглась, открыв в вас Скрытую Силу, - поняла ее мысли Элея. – Второй раз ошибаться ни я, не Элайер не хотим Наина. Конечно же, мы вскроем Силу Духа.
- Но ты говорила, что очень важно найти ее самому.
- Верно. И все вы давно бы уже нашли в себе эту Силу, но не у кого из вас не было желания ее отыскивать. Поэтому нам придется вмешаться в это, прежде чем распределять Миры между вами.
- Я так понимаю, - прервала я, – наш Мир достается нам с Диланом. Ведь в другие Миры вампирам нельзя.
Элайер и Элея переглянулись.
- Как мы уже сказали, - первый начал Элайер. – Тварям Фары не пробраться в другие Миры, это правда…
- Но дело в том, что ты – Ариадна – наше творение, - подхватила Элея. - Мы так же не можем уничтожить вампира. И не могли превратить его в человека…
- Фара превосходный алхимик и в совокупности с ее способностями – она может сотворить вещи, которые мы не в состоянии понять сразу и на это уходят годы. В течение прошедших тысячелетий мы пытались выявить, как она смогла сотворить своих кровососов…
- Долгое время мы не могли выяснить ничего, кроме того, что Фара вскрывала в своих чудовищах лишь Скрытую Силу. Но мы не сдавались…
Их объяснения были странными. Они так быстро подхватывали фразы друг друга, что сразу стало понятно, они долгое время не расставались друг с другом и всегда действовали сообща.
- По недавно проведенным нами экспериментам, - продолжал Элайер. - Мы нашли способ истребить всех кровососов одним ударом. Стоит только найти самого первого в Мире вампира и уничтожить его…
- И Самиру…
- Но Самира тоже наше творение. А мы не привыкли уничтожать тех, кому когда-то доверяли и стали изучать, как можно обратить процесс вспять…
- Мы нашли способ добиться этого…
Тут я подскочила. Возможность перестать быть монстром затмила мой разум.
- Вы сможете это сделать? – недослушав, спросила я.
- Мы проверили свою теорию на обычном вампире, - кивнула Элея. – И нам удалось превратить его в человека.
- Но мы не знаем, сможем ли сделать из тебя человека, - закончил Элайер. – И прежде чем ты начнешь кипятиться, позволь объяснить…
- Я не стану кипятиться, - трясясь от возбуждения, начала я. – Мне не нужны объяснения. Я хочу, чтоб вы немедленно попробовали обратить меня.
- Это может тебя убить, - попыталась все же объяснить Элея.
- А мне плевать! Вы уже однажды спасли меня, превратив в это гнусное отродье…
- Рия, - попытался успокоить меня Дилан.
- Нет! - не желала слушать его я. – Мне осточертело быть той, кем я являюсь последние триста лет. Мне невыносима эта проклятая жажда. Я хочу жить как все другие люди! Есть обычную еду! Спать по ночам, а не думать, как убить время! Чувствовать тепло и холод! Слышать биения собственного сердца! Видеть, как меняется цвет моей кожи под солнечными лучами, а не пропускать их сквозь себя и навсегда избавиться от этого дурацкого цвета глаз!
Выговорившись, я опустилась на диван, обхватила голову руками и закрыла глаза. Я не могла и не хотела отказываться от такой возможности. Хоть я и приспособилась к жизни вампира, как и Дилан, но я никогда не теряла надежду, что однажды снова смогу почувствовать дуновение ветра, шелест травы под ногами и влажность утренней росы так, как ее чувствуют люди. И сейчас, так близко к тому, чтобы получить все это, мне говорят о какой-то опасности!
- Я понимаю, что ты чувствуешь Ариадна, - сочувственно сказала Элея.
- Это вряд ли, - буркнула я. – Боги не становятся вампирами.
- Нет, не становятся, - подтвердила дочь Создателя. – Но я тоже умирала и была возрождена.
Я подняла на нее взгляд.
- Когда Хелла напала на меня, я была не готова к этому, - принялась рассказывать она. – Меня трудно застать врасплох, но у нее это получилось. Она высосала из меня душу, оставив лишь ту маленькую крупицу, которая никогда не умирает. Мне потребовалось не одно тысячелетие, чтобы восстановиться и хоть я выгляжу теперь, как и раньше, вся сила моя еще не вернулась и уже никогда не вернется. Теперь, я ничем не лучше обычной богини, такой как Дивия. Лишь мое рождение имеет еще свою силу и те, с кем я наравне, продолжают чтить меня выше себя. А так, я уже не существую. Я лишь пустая оболочка Элеи – дочери Создателя, сотворившей Дочерей Ночи, которая бросила все свои Силы, чтобы победить Фару. Я совершила страшную ошибку, не подумала о последствиях, потерпела поражение и… была наказана за это.
Я смотрела прямо на нее и видела как с каждым словом ее все больше била дрожь, как из ее глаз потекли огромный слезы. Я слышала, как на последних словах сорвался ее голос.
Элайер резко подошел к сестре, обхватил руками ее лицо и заставил смотреть ему в глаза. Благодаря своей способности: видеть то, что не видно другим – я смогла увидеть, как золотистое сияние, которое Элайер внезапно стал излучать, окутало его всего, загородив мне обзор. Оно медленно колыхалось длинными язычками чистейшего золотого пламени, тянулось к Элеи, окутывая и ее тоже, пока и ее я не потеряла из виду.
Когда Элайер отошел от сестры, сияние разделилось на две части: у Элайера оно стало чуть слабее и его очертания теперь можно было разглядеть, у Кайлины сияла лишь небольшая точка на груди, размером с пятирублевую монету. Когда сияние втянулось внутрь детей Создателя, все мы увидели что Элея стоит неподвижно с закрытыми глазами. Она была словно статуя, выполненная умелыми руками выдающегося скульптора и только мирно вздымающаяся грудь, говорила о том, что перед нами живая девушка.
- Что ты сделал? – поинтересовалась Кира.
Элайер повернулся к ней, вид у него был слегка истощенный, осунувшимся, но лицо также как и прежде было лишено эмоций, а голос был также тверд. Его ответ меня поразил и взволновал:
- Отдал ей частичку своей души. Той души, которой она лишилась. Когда Элея не чувствует ее, ее охватывает отчаяние и в страхе она может натворить массу бед.
К сожалению, я не смогу проделывать это вечно. Хелла никогда не оставляла человеку шанс. Не будь Элея моей сестрой – ее бы давно уже не было. Та часть души, которую я каждые несколько столетий отдаю ей, со временем погибает. Сестра всегда была сильнее меня и ее душа была сильнее и моя в ее теле погибает быстрее, чем та же самая часть внутри меня успевает восстанавливаться. Пока восстановиться та часть моей души, я успеваю трижды отдать ей еще крупицу. В конечном счете, мы можем умереть оба, если я не сумею остановиться.
Его внешность уже восстановилась, но я понимала, что это лишь внешние качество. Кайлина продолжала стоять с закрытыми глазами.
- И долго она будет в таком состоянии? – спросила я.
- Еще пару минут, - ответил Элайер. – Нужно время, чтобы Элея прочувствовала свою душу. Она сильнее, чем сама думает, но прошу, впредь не затрагивай при ней эту тему. Для нее это тяжело.
Я кивнула. Мне уже самой было стыдно, что я вообще подняла ее. Несколько минут мы сидели в полной тишине. Наконец Элея, облегченно вздохнула и открыла глаза.
- Мы попытаемся избавить тебя от вампирской личины, но за последствия мы не ручаемся, - улыбнувшись, сказала она.
Я вновь кивнула и поднялась:
- Когда преступим?
- Сейчас, - ответил Элайер.

Аватара пользователя
Валерия Ильященко
Сообщения: 2611
Зарегистрирован: Вт окт 26, 2010 8:44 pm

Re: Трилогия Ариадна. Борьба за власть (или цена борьбы).Кни

Сообщение Валерия Ильященко » Вт янв 22, 2013 9:30 am

С возвращением!Я уж думала не увижу тут тебя)))
Ты все-таки решила продолжить писать)Надеюсь не передумаешь.

Мне так жалко Элею.Да и ее брата.только натерпелись.
Не знаю, променять бессмертие на смертность, это надо подумать конечно.НЕ думаю, что это так здорово понимать, что умрешь когда-нибудь.
И почему всегда злодеи сильней добра.Нечестно ведь)))))Жду продолжения)

Аватара пользователя
Маруся
Сообщения: 992
Зарегистрирован: Вт фев 01, 2011 12:33 pm
Откуда: Ульяновск

Re: Трилогия Ариадна. Борьба за власть (или цена борьбы).Кни

Сообщение Маруся » Вт янв 22, 2013 10:38 pm

Валерия Ильященко писал(а):С возвращением!Я уж думала не увижу тут тебя)))
Ох, Лер, я и сама не думала что вернусь. Клуб уже к сожалению не тот, что был прежде. Хотя я и соскучилась я по нему.
Ты все-таки решила продолжить писать)Надеюсь не передумаешь.
Нет, не передумаю. У меня начато несколько книг, а выкладывать их желания нет. Какой смысл добавлять новые книги, если они никому не нужны? Ариадну-то выкладывать стала только потому что есть люди которые прочли первые две книги и им надеюсь интересно узнать, чем же все закончится.
Не знаю, променять бессмертие на смертность, это надо подумать конечно.НЕ думаю, что это так здорово понимать, что умрешь когда-нибудь.
А мне кажется, что если у тебя есть возможность спасти любимого человека от смерти, хоть на какое-то время - это нужно сделать.
И почему всегда злодеи сильней добра.Нечестно ведь))))
) Зато добро всегда хитрее и в большинстве случаев побеждает.

Аватара пользователя
Маруся
Сообщения: 992
Зарегистрирован: Вт фев 01, 2011 12:33 pm
Откуда: Ульяновск

Re: Трилогия Ариадна. Борьба за власть (или цена борьбы).Кни

Сообщение Маруся » Пт янв 25, 2013 7:14 pm

Глава 2. Возвращение к истокам.

- Сейчас?!!!
Все мое тело наполнилось страхом и нестерпимым желанием.
Сейчас, - мысленно повторила я.
Я хотела снова стать человеком, но не предполагала, что это будет так скоро. Кто знает, как я буду ощущать себя, после того, как снова стану собой…
А была ли я последние пять с лишним тысяч лет вообще собой?
Такого вопроса у меня раньше не возникало. Я верила, что Дааргон моя жизнь. Единственное что имеет для меня смысл, но став вампиром я многое переосмыслила в своей жизни.
Глядя на всю свою новую семью, я знала, что именно они и моя новоприобретенная Сила смогли мне дать более полное понятие жизни. Даже Дориан, к которому я всегда относилась лишь как к брату и редко слушала, что он думает. Будь на его месте я, когда-то и, увидев обращенным, таким, какой он впервые за триста лет увидел меня, я бы без колебаний убила его, веря в то, что тем самым даровала ему свободу. Он помог мне понять, что в жизни есть вещи по важнее убийства вампиров.
Нина, на чью долю выпало больше страданий, чем может выдержать человек. Большую часть своей человеческой жизни, проведя в рабстве, немая, она не сломалась, не сдалась, выжила, но озлобилась. Из-за этого чуть не погиб весь мир. Нина во время пришла в себя, но потеряла свою самую главную Силу. Благодаря ей, я знаю что, чтобы не случилась и как бы сильно ты не запуталась в жизни, выход всегда можно найти.
Триандр. Тот, кого я любила когда-то, который почти умер более двух тысячелетий назад, но выжил. Он и сейчас восстанавливает свое тело. Кира, моя дочь. Никогда не теряла надежду на то, что я жива, хотя ее все убеждали в обратном.
Ну и, конечно же, Дилан. Любовь всей моей жизни. Его вера в то, что мы будем вместе вечно, передалась и мне и даже сорванная свадьба не смогла уничтожить нашу веру.
Каждый член моей семьи чему-то меня научил. Чему-то новому и раньше мне не знакомому.
Сейчас, - снова пронеслось у меня в голове.
Чувство страха было для меня чем-то новым и необычным. Я знала, что боюсь не я, а монстр у меня внутри, ведь совсем скоро он погибнет, а этого ему ой как не хочется.
- Что-то не так? – удивился Элайер.
Мой вопрос заставил его насторожиться.
- Нет, просто не ожидала, что вы так быстро согласитесь. Последнее время чтобы чего-то добиться приходится ждать чуть ли не вечность.
- Мы не гарантируем, что все получится, - предупредила Элея. – Раньше, подобных тебе, мы не пытались пере обратить.
- Должно получиться. - Уверенно заявила я.
- Постойте, - встрял в наш разговор Дилан. – Вы хотите превратить Рию в человека?
- Нет, - ответил Элайер. – Мы попытаемся снова сделать ее Дааргонкой.
Но я знала, что Дилана волновала совсем не то, кем я буду.
- Не беспокойся, - сказала я, чуть крепче сжимая его руку. – Ты не останешься этим существом. Ведь так?
Я снова посмотрела на брата и сестру. Оба кивнули.
- Значит я снова стану человеком? – в его голосе была непонятная мне обреченность.
Это меня удивило. На его месте я бы прыгала от радости.
- Почему это тебя огорчает? – не удержалась я. – Ты сможешь увидеть маму, Лару. Разве это не счастье?
- Да, - согласился он. – Не спорю, плюсов в этом много, но… А как же мы?
Я сразу поняла, о чем речь. Дилан боится, что различия между нами, которые снова возникнут, затруднят нашу мечту – быть вместе вечно.
- Не совсем все так, как вы себе представляете, - прервала ход моих мыслей Элея. Я перевела взгляд на нее. – Да, мы не можем позволить Дилану оставаться в наших рядах в качестве вампира…
- Но и человеком он будет бесполезен, - снова подхватил Элайер.
- Вы хотите, чтобы он остался в стороне? – удивилась я.
- Нет! – в один голос ответили они.
- Ничего у вас не выйдет, - одновременно с ними, взвился Дилан. Но услышав ответ сразу успокоился.
- Нас и так слишком мало, чтоб делать еще меньше, - сказала Элея.
- Мы собираемся сделать из тебя члена Дааргона, - пояснил Элайер.
- Как? – пожал плечами Триандр. – У нас всего семь дней, а вы говорили, что для этого требуется не меньше трехсот лет.
- С помощью Киры, - ответила Элея.
- Меня?!!! – удивилась девушка. – Что я могу?
- Когда ты была меленькой, - улыбнулась ей Элея. – Я старалась не слишком баловать тебя и давала одну шоколадную конфету в день, но ты ухитрялась съедать целую тонну.
У меня округлились глаза.
Элея обратилась уже ко всем:
- Дети, рожденные от союза людей с открытыми Силами, приобретают свои Силы с самого рождения и они порой совершенно не имеют ничего общего с Силами родителей. Так сложилось, что Кимера обладает не только взглядом медузы, левитацией и трансформацией предметов, что является аналогом Сил Ариадны, Триандра и Дориана, которые она уже в совершенстве контролирует, - она посмотрела на Киру. - Тебе не нужно носить очки, чтобы не поранить кого-нибудь. Ты всегда умела превосходно владеть собой. И к этим твоим качествам добавляется еще несколько, – и она снова обратилась ко всем. - Ее никогда не обманывает интуиция (а это большая редкость) и хроногенезом…
- Чем? – перебила ее Кира.
- Властью над временем, - пояснил Элайер. – Ты можешь быть в одном и том же месте несколько раз подряд. Учитывая твой возраст и физические изменения, ты ничего не теряешь, перемещаясь в нем. Но ты можешь идти только назад. В смысле, ты можешь перемещаться лишь в том промежутке времени, который уже прошел. Нам понадобиться твоя помощь, чтобы переместиться назад на триста двадцать семь лет. Чтоб мы смогли наверстать то время, которое уже было упущено…
- Но я никогда не пользовалась этой силой и не знаю, как ею управлять…
- Я закрыла ее, - ответила Элея. – Временно, чтоб ты не натворила глупостей пока еще слишком молода.
- Но она развивалась вместе с тобой, - подхватил Элайер. – И если снова открыть ее, ты тут же почувствуешь что и как нужно делать.
- Значит, - перебила их Нина. – Мы можем отправиться в любой день, в любую минуту времени в прошлое и предотвратить совершение ошибки, которую мы совершили.
Элайер посмотрел на нее так, словно она значила для него меньше, чем песчинка во Вселенной.
- Мы не сможем вернуть Макса, - жестоко ответил он. – Прошлое изменять запрещено. Как бы нам этого не хотелось.
Я понимала, что он имеет в виду. Как бы не было сильно желание Нины вернуть себе Макса, его желание вернуть сестру было намного сильнее. И если он не может позволить себе такой роскоши, значит, не может никто. Я не могла обвинить его в том, что он просто не хочет, так как в подобном случае, он бы непременно воспользовался этим сам.
Тем временем Элея подошла к Кире и положила ей руку на плечо. Моя дочь тяжело вздохнула, словно собираясь нырнуть под воду, и я поняла, что она крепко зажмурилась. От руки Элеи, прижатой уже к ее спине, исходил слабый золотистый свет, но больше ничего не происходило. Когда она отошла от Киры, девушка выдохнула и… сняла очки. Ее глаза задорно блестели, а ее улыбка была настолько счастливой, что я невольно сама заулыбалась.
- Я помню, - радостно произнесла она. – Я крала конфеты из своих рук в прошлые дни и ела их, когда хотела, а ты часто смотрела на меня так будто я самое диковинное существо на земле.
- Так оно и есть, - отозвалась Элея. – Я еще не видела того, кто мог такое совершить.
Кира еще сильнее повеселела, но тут же улыбка сползла с ее лица.
- Вот только я не знаю, как переместиться на тот срок, что вы задали, - сказала она. – Я никогда не уходила в прошлое так далеко.
- Я знаю, как это делается, - отозвался Элайер. – Если ты не возражаешь против небольшого вмешательства в твое сознание.
Кира покраснела.
- Если ты затронешь только тот период моей жизни, где я еще умела перемещаться.
Элайер улыбнулся.
- Твои тайны останутся при тебе, обещаю.
Кира кивнула.
И вновь долгое ожидание, рассеянное свечение Элайера и отрешенный взгляд Киры. Все утро напоминало мне поцарапанную пластинку, которая все время повторяется, вот только некоторые персонажи меняются.
Когда все кончилось, Элайер попросил листок и ручку (правда, он назвал ее пером). Алекс протянула ему блокнот, лежащий до этого на столике, а Дориан отдал «Паркер», который всегда носил с собой после того как стал директором заправки. Сын Создателя быстро что-то написал на листке и протянул его Кире.
- Понимаешь, что это значит? – спросил он.
Я заглянула в листок, который она держала в руках. Там были написаны какие-то числа, знаки и иероглифы. Не было ни одного понятного мне символа.
- Да, - к моему удивлению ответила Кира. – Если я правильно понимаю: первое – место и время, куда я должна буду вас переместить, второе – куда переместиться и третье – сегодняшний день.
- Верно,- кивнул Элайер. – Сможешь все сделать правильно?
- Как дважды два.
- Тогда за дело.
Элайер взял Киру за руку, а она вцепилась в мою руку. Прежде чем я успела вздохнуть, меня, словно закружило в каком-то водовороте из красок, которые составляли нашу гостиную. Все чувства пропали, и кресло куда-то исчезло. Но не успела я что-то понять, как приземлилась мягким местом на твердую землю. Вокруг было пусто и темно. Над головой простиралось усеянное мириадами звезд небо, невдалеке раздавался шум прибоя. Пару раз моргнув, я поняла, что нахожусь на скале посреди огромного моря и океана. Брызги долетали до меня справой стороны. Повернув голову, я увидела, что сижу на самом краю каменного берега, на высоте не меньше семи метров над водой и бешенные гигантские волны разбиваются об отвесную скалу.
Я повернулась. Дилан удивленно разглядывал местность, продолжая держать руку на моем плече. Элайер и Кира стояли в нескольких шагах от нас.
- Тебе нужно будет вернуться за Элеей, - говорил моей дочери сын Создателя. – Работа пройдет быстрее, если мы будем заниматься ей вместе.
Девушка кивнула и повернулась к нам.
- Как ощущения? – спросила она, глядя на нас своими зелеными глазами, полными нетерпения. – Я думала, что будет хуже, ведь не пользовалась этим сотни лет, причем в прямом смысле этого слова. Оказалось все не так страшно. Вы нормально себя чувствуете?
- Как обычно, - ответил Дилан, сжимая и разжимая кулаки.
Кира облегченно вздохнула.
- Я скоро вернусь, не скучайте.
Она исчезла так быстро, что я едва успела заметить, как ее тело расплывается, словно сдуваемое ветром. Я была удивлена. Кира так быстро привыкла пользоваться своей силой, что этому можно было только позавидовать. И, к своему удивлению, я поняла, что горжусь ей. Это было странное чувство. Каждому из нас когда-то приходилось тратить не меньше нескольких лет, прежде чем мы начинали полностью контролировать свои способности.
- Добро пожаловать на необитаемый остров смертников, - обратился к нам Элайер, когда моя дочь растаяла.
Он протянул мне руку, помогая подняться.
- Куда? – спросила я.
- Небольшой остров, затерянный в тихом океане. Все корабли, попавшие в эту опасную зону, исчезают или терпят крушения. Тут очень мощное магнитное поле, но причина не в этом. Здесь когда-то состоялась битва моего отца с отцом Фары. Для простых людей это просто аномальная зона, но ты Ариадна, несомненно, чувствуешь мощь этого крохотного куска земли.
И я действительно чувствовала. Что-то очень мощное витало в воздухе. Что-то, давящие на меня. Я повернулась к Дилану. Он, по всей видимости, такого дискомфорта не чувствовал. Да и меня это не сильно волновало. Больше меня интересовал другой вопрос.
- Ты сказал, что Кира не может перемещаться вперед во времени, - обратилась я к Элайеру. – как же она тогда отправится назад и приведет Элею?
- Видимо ты меня не совсем поняла, - ответил он. – Кира может переместиться как назад, так и вперед, но лишь на тот период времени, который уже прошел. Она не может увидеть будущее и отправиться в тот день когда… например мы встретимся с Фарой, но она может вернуться в тот момент, из которого исчезла и тот момент, который она пропустила, путешествуя в другом времени. Понимаешь?
Я кивнула, хотя не была полностью в этом уверена. Элайер не стал объяснять дальше.
- Нужно приступать.
Он повернулся к Дилану, который все это время разглядывал берег и не проронил ни слова. Я заинтересованно посмотрела на моего любимого. Когда из меня делали Дааргонку, я не видела, что происходило с другими и со мной, и мне было безумно интересно.
Когда их взгляды встретились, глаза Дилана расширились и замерли, глядя в одну точку. Я примерно знала, что он видит и чувствует, но внешне это никак не проявлялось.
- Что с ним происходит? – раздался за моей спиной голос, и я обернулась.
Кира изумленно глядела на, вытаращившего глаза, Дилана. Оказывается, они с Элеей уже вернулись.
- Не забивай себе голову ненужными мыслями солнце, - обратилась к ней девушка, положив руку на плечо. – Тебе нужно отправляться дальше, у нас не так много времени.
Кира кивнула.
- Скоро увидимся, - снова попрощалась она и я кивнула в ответ.
Как только Элея убрала руку с ее плеча, она пропала также как и в первый раз. Элея подошла ко мне и я почувствовала что начинаю нервничать.
- Я постараюсь сделать все, что в моих силах, - обратилась она ко мне ласково. – Но прошу, не расстраивайся, если ничего не выйдет. У нас будет время найти другой способ.
Я кивнула и, решительно выдохнув, приготовилась потонуть в изумрудных глазах, что и случилось.
Все происходило так, как я и представляла. Вся моя одежда исчезла, и, как и впервые, ощутив это мне было неловко, но в этот раз я уже знала, что дергаться бесполезно, да и в этот раз все было по-другому, ведь меня меняла девушка. Мои руки отяжелели, ноги стали ватными, а по телу прокатилось легкое покалывание. Меня оторвало от пола, глаза защипало. Я уже проходила через это прежде и ничему не удивлялась. Вскоре должна была прийти невыносимая боль и я старалась морально подготовиться к этому, но у меня не вышла.
Те ощущения, которые, как я помнила, были раньше, не могли сравниться с тем, что я почувствовала на этот раз. Меня, словно облили кислотой, и все внутренности свернулись в тугой узел. Впервые за сотни лет меня замутило, голова закружилась и жажда усилилась настолько, что если б могла двигаться осушила бы не один город. В этот момент монстр, которого я постоянно скрывала внутри себя, полностью завладел мной, и я уже не видела зеленых глаз. Я уже не помнила, что должна себя контролировать, не помнила, что перестала питаться человеческой кровью, что стала другой. Я беззащитно висела в воздухе, не в силах пошевелиться, но внутри меня происходила ожесточенная борьба. Монстр обладал невероятной силой. Он бился внутри моей головы, и я полностью была в его власти. Я была с ним единым целым и уже не понимала что происходит, но не хотела, чтобы это продолжалось.
- Ариадна, - вторгся в мой разум женский голос. – Ты должна вспомнить кто ты на самом деле. Не поддавайся ему иначе я ничем не смогу помочь, и ты навсегда останешься вампиром.
Ну и что?! Что в этом плохого?! Я самая сильное существо на свете! Я бессмертна! Меня невозможно убить!.. И кровь так прекрасна!!! Так сладка на вкус!!! Кровь предает мне сил и помогает жить!!! Я хочу крови! Крови!! Крови!!!...
Я вспомнила вкус человеческой крови на языке, это забытое чувство наслаждения, такое приятное что ни с чем несравнимо. Я вспомнила тот момент, когда последний раз пила человеческую кровь и…
«Что будет с моими детьми?»
Эта фраза, всплывшая в моей памяти, посреди этого огненного вихря жажды подействовала на меня как холодный душ.
Дети всегда были для меня самым святым существом на земле, и я поняла, что мое чувство голода превратило их жизнь в ад. В этот момент я вспомнила, кто я и для чего терплю все это. Монстр внутри моей головы продолжал реветь и требовать крови, но я уже не была с ним едина и не хотела слушать его безумные речи. Я, как за спасательный круг вцепилась в воспоминания о той боли, что я доставила Карен, когда ненароком превратила ее в вампира. Если бы я могла все исправить…
Я продолжала думать об ошибках, которые совершила и моя сущность становилась мне все более и более противной. Я чувствовала, как слабеет монстр внутри меня, как изумрудные глаза наливаются светом. Я вспомнила, как потратила всю свою жизнь, борясь с вампирами, защищая обычных людей, и как ненавидела себя за то, кем стала. Я прокручивала в своей голове все ту боль, что они принесли мне снова и снова и не отрываясь, смотрела в яркие глаза, стараясь не обращать внимания на адскую боль.
Вскоре, рев чудовища внутри меня превратился в затравленный скулеж, а боль начала угасать. На место боли приходило тепло. Начиная от середины груди, оно растекалось по всему телу и через несколько минут, а может больше, я почувствовала, как мое тело обдувает приятный легкий ветерок. Я улыбнулась. Завывания прекратились, монстр был побежден, и я поняла, что медленно опускаюсь. Что-то незримое опустило меня на прохладный камень и яркий зеленый свет погас.
Я лежала, не шелохнувшись, боясь открыть глаза. А вдруг мне все это показалось и я осталась все той же несносной вампиршей, которой каждую минуту приходиться бороться с огнем и безумным монстром живущем внутри меня.
Я осторожно открыла один глаза и тут же распахнула оба. Мое зрение стало прежним. Хоть оно и уступала вампирскому, но я была несказанно счастлива, увидеть голубое небо над головой именно таким. Я почувствовала, как радостно забилось мое сердце, как легкие наполняются свежим воздухом, принося с собой облегчение, как ноют мышцы из-за долгого времени, проведенного без движения, и как неприятно впиваются в кожу мелкие камушки, попавшиеся мне под спиной.
Я почувствовала, как из моих глаз покатились слезы, а в животе приятно заурчало от голода. Обычного человеческого голода!
В поле моего зрения попала Элея. Она смотрела на меня со смешенным чувством радости и печали.
- Ты это сделала, - прошептала я, в горле у меня пересохло.
Элея покачала головой.
- Нет, ты это сделала. Если бы не твое желание перестать быть вампиром, мне бы не удалось тебя изменить. Ты долго сопротивлялась.
Я попыталась подняться и… мне тут же сделалось не хорошо. Я лежала у края обрыва и мне не пришлось вставать. Повиснув на краю, я опустошила желудок и почувствовала вкус крови во рту. Отвратительный вкус крови!
- Это нормально, - постаралась тут же успокоить меня Элея. – Лишняя кровь тебе теперь не нужна и скоро ты вернешься к нормальной жизни. Правда вместе с потерей жажды ты лишилась и многих других вампирских качеств.
- Плевать, - произнесла я, вытирая рот рукой. – Не думаю, что лишилась очень многого.
- Как знать, - неопределенно пожала плечами Элея. – Наш прошлый эксперимент нас так костерил, что я с трудом сдержалась, чтоб не вправить ему мозги.
Я вспомнила про Дилана и обвела остров взглядом. Он висел в воздухе в нескольких метрах от меня… полностью обнаженный, рядом с Элайером. У меня отвисла челюсть. Значит, я была такой же, когда со мной «работали» и это мне не показалось…
Я отвернулась и почувствовала, как краснею.
Вот без этого я бы точно обошлась, - думала я, пытаясь вернуть своему лицу его обычный здоровый цвет. – Ох, как жаль, что нельзя выбирать те ощущения, которые тебе хочется иметь, а которые нет. Но лучше я буду краснеть при каждом неприличном слове, чем буду бесчувственной кровосоской. – Я про себя усмехнулась. – Ну, надо же, как легко ко мне вернулись старые словечки.
Элея, наблюдая за моей реакцией усмехнулась.
- Ты можешь не волноваться насчет Элайера. Он у меня с рождения все равно, что монах.
Я удивленно сдвинула брови.
- Его не интересуют ни женщины, не уж тем более мужчины, - пояснила она.
- А ты часом не монахиня? – решила пошутить я.
Элея перевела взгляд на обнаженного Дилана и в ее глазах загорелось маленькое любопытство. Я почувствовала, что начинаю закипать и постаралась выглядеть, как можно спокойнее, пока Богиня поедала глазами моего жениха, но руки все-таки сжались в кулаки.
Ее любопытство длилось не больше минуты, а затем интерес в ее глазах погас.
- Скажем так, - начала она, поворачиваясь ко мне лицом. – Все, кому еще не перевалило за пору тысячелетий для меня все равно, что дети. Хотя иногда поглазеть на привлекательного парня приятно, но я не падка на мужчин. И если тебе интересно, Дилан для меня все равно, что младенец и мне он не интересен.
Чего тогда пялилась на него целых тридцать семь секунд? – раздраженно подумала я.
Элея звонка рассмеялась и я растерялась.
- Прости Ариадна, - через некоторое время сказала она. – Я не хотела тебя обижать. Я и не думала, что ты так к этому отнесешься. И кстати прошло всего тридцать четыре секунды.
Я снова покраснела. Нина однажды рассказала мне что Элея, как и я в некотором роде, умеет читать мысли и почему я совершенно об этом забыла?
- Твоя память тоже становиться человеческой и некоторая информация из нее выветривается. Скоро останется только самое важное и дорогое для тебя.
Я моментально начала вспоминать те моменты, которые были для меня наиболее важными и, с радостью поняла, что ни одно из них не исчезло.
- Тебе пора возвращаться, - вырвала меня из воспоминаний Элея и кивнула на что-то позади меня.
Я обернулась. К нам неспешно шла Кира.
Когда она увидела меня, ее глаза расширились от удивления, а рот открылся.
- Рия? – выдохнула она. – Тебя прям, не узнать.
Я улыбнулась и пошла ей на встречу.
- Прости, я задержалась, немного не туда переместилась в первый раз, - все еще удивленно произнесла она.
Я обняла ее и с радостью почувствовала тепло исходящее от нее. Тепло, которое не чувствовала уже больше трехсот лет.
- Что я пропустила? – спросила я. – Как долго меня не было?
Кира удивленно вскинула брови:
- Я оставила тебя здесь не больше десяти минут назад.
- Твое возвращение отняло у меня не больше двадцати лет, - сказала Элея, прежде чем я успела что-нибудь спросить. – Кира пропустила этот промежуток времени, чтобы не скучать здесь понапрасну, - затем она посмотрела на мою дочь. – Отправь ее назад в наше время и сразу переходи к следующему промежутку. Мы будем ждать тебя здесь же, но не ошибись в пространстве. В наше время на этом месте практически ничего не осталось и ты можешь оказаться под водой.
Кира послушно кивнула и взяла меня за руку. Меня поражало то, как безоговорочно она слушается Элею и, хотя я понимала, почему это происходит, все равно становилось не по себе.
В этот раз ощущения от перемещения были более неприятными, хотя фактически ничего не изменилось. Когда мои босые ноги ударились о твердую землю и острый камень впился мне в ногу, я практически не обратила на это внимания. Голова начала кружиться и если бы меня не стошнило раньше, непременно вывернуло бы здесь.
Когда мне стало лучше, я огляделась и обнаружила, что стою в нашем дворе, около автоматических ворот.
- Отсюда тебе придется добираться пешком, - виновато сказала Кира. – Я еще не совсем хорошо ориентируюсь в пространстве…
- Ничего, я с радостью прогуляюсь, - ответила я.
- Отдохни пока и поешь, - посоветовала она, и я почувствовала, как у меня заурчало в животе – такое приятное чувство! – Я вернусь к последнему моменту, уж не знаю, сколько времени я на все это уже затратила, так что обо мне пока не думай. Осваивайся.
Я кивнула и Кира снова растаяла.
Глубоко вздохнув, я повернулась к своему дому. Первое что я собиралась сделать – найти в доме самое большое зеркало и понять, как выгляжу, только потом опустошу холодильник и… а потом посмотрим.
Интересно, а сколько времени я отсутствовала? – подумала я, глядя как солнце клонится к закату.

Аватара пользователя
Валерия Ильященко
Сообщения: 2611
Зарегистрирован: Вт окт 26, 2010 8:44 pm

Re: Трилогия Ариадна. Борьба за власть (или цена борьбы).Кни

Сообщение Валерия Ильященко » Пт янв 25, 2013 7:47 pm

Я рада, что обращение прошло хорошо. Правда не совсем поняла с этим временем. Сколько прошло и почему они перемещаются по нему, обращая Рию И Дилана.
Не знаю, хорошо ли это, что она больше не вампир.Все таки возможностей)Но я помню твои слова, что тебе больше не хочется писать о вампирах)В общем,жду продолжения

Аватара пользователя
Маруся
Сообщения: 992
Зарегистрирован: Вт фев 01, 2011 12:33 pm
Откуда: Ульяновск

Re: Трилогия Ариадна. Борьба за власть (или цена борьбы).Кни

Сообщение Маруся » Пт янв 25, 2013 8:48 pm

Валерия Ильященко писал(а):Я рада, что обращение прошло хорошо. Правда не совсем поняла с этим временем. Сколько прошло и почему они перемещаются по нему, обращая Рию И Дилана.
Они переместились назад на триста с лишним лет, потому что именно столько времени нужно, чтобы Дилан мог стать Дааргонцем. Рию отправили назад, как только она перестала быть вампиром, а с Диланом еще работают.
Не знаю, хорошо ли это, что она больше не вампир.Все таки возможностей)
У Дааргонцев свои возможности и не сказала бы что они уж очень много потеряли.
Но я помню твои слова, что тебе больше не хочется писать о вампирах)
Не совсем так. Я не хочу чтоб ОНИ были вампирами причем такими, а так я все еще о них пишу. :)

Аватара пользователя
Маруся
Сообщения: 992
Зарегистрирован: Вт фев 01, 2011 12:33 pm
Откуда: Ульяновск

Re: Трилогия Ариадна. Борьба за власть (или цена борьбы).Кни

Сообщение Маруся » Ср фев 20, 2013 5:46 pm

Глава 3. Чувствуешь – значит живешь.

Двигаясь в сторону дома, я наслаждалась такими простыми для обычного человека ощущениями и такими приятными для меня. На улице был уже ноябрь месяц и мне было холодно. Так не привычно было видеть мурашки, бегущие по кожи, и клубочки пара, вырывающиеся изо рта. Голые ступни оледенели и меня начало трясти от холода, но я была этому рада. Но очень скоро радость прошла, и мне уже очень хотела одного - поскорее попасть в дом, там теплее. Зубы у меня начали стучать, а мороз пробрал до костей. Я вдруг представила, с каким удивлением на меня на свадьбе смотрели гости, когда я шла по лесу практически голая.
Я попыталась вспомнить, как были одеты гости, но они в тот момент были для меня настолько не важны, что теперь я с трудом могла припомнить, одел ли кто-нибудь из них куртку? Вместо этого я вспомнила, что Алекс весь день перед свадьбой долго колдовала с погодой, да и Деметра вряд ли стерпела такое поведение природы в ее присутствие, а значит, скорее всего, день был не по сезону теплой. Больше размышлять я не могла. Сегодня было ужасно холодно и я не сомневалась что в скором времени выпадет снег. А дома сейчас так тепло…
На полдороге к дому я уже просто бежала, непрерывно стуча зубами. Уже на подходе я увидела, как открывается дверь и из-за нее показалась беловолосая голова Дориана. Когда он заметил меня, то тут же выскочил мне на встречу с теплым пуховиком в руках.
- С возвращением сестренка, - на ходу произнес он, и принялся закутывать меня в теплую ткань.
Я благодарно втянула в себя воздух и почувствовала, как меня закидывают на плечо.
- А-а! – вырвалось из меня. – П-поставь…
- Не пробовала дома хотя бы тапочки носить? – перебил меня братец. – Ноги тебе еще пригодятся.
Я попыталась вырваться, но не тут-то было. В моей… новой жизни я снова была физически слабее Дориана. Побрыкавшись несколько секунд, мне ничего не оставалось делать, как повиснуть у него на плече, словно мешок с картошкой.
Когда он вошел в дом и меня обдало горячей волной, я снова попыталась выбраться из его хватки. В коридоре весело зеркало во всю стену длиной. Но мои попытки опять были проигнорированы. Я хотела снова попросить его опустить меня на землю, но как только открыла рот, клацанье возобновилось, и я снова стиснула зубы.
- А-а-а! – снова заорала я, когда Дориан кульком швырнул меня на диван в гостиной.
Чувство падения и щекочущее ощущение внутри я тоже вспоминала заново, но были и новые чувства…
Как только я оказалась на мягком диване, Нина укрыла меня теплым пледом. Я сбросила пуховик и, решив, что не сдвинусь с места, пока не согреюсь, закуталась в мягкий плед как в кокон. Но меня мучал нерешенный вопрос. Поняв, что полностью все выговорить не смогу, я понадеялась на женскую догадливость.
- З-зеркал-ло! – попросила я, глядя в упор на Нину.
Облокотившаяся на спинку дивана, Дивия рассмеялась.
- Продрогла до костей, а думает только о том, не испортился ли макияж, - прокомментировала она.
Нина грустно улыбнулась и куда-то исчезла. Алекс не было видно, но поскольку зубы у меня все еще стучали, я не хотела ничего спрашивать, хотя вопросов у меня была масса. Впрочем, не у меня одной.
- Где ты была? – спросил Триандр, садясь у меня в ногах. – Что произошло? Как…
- Обожди Трир, - остановил его Дориан. – Дай ей сначала прийти в себя. Не видишь, она синяя как лед, а для человека, который за триста лет уже и забыл что такое холод это не очень-то приятно… наверно.
Он вопросительно посмотрел на меня. Я закивала в ответ, продолжая дрожать, хотя мне уже стало теплее.
- Вот, - Дивия протянула мне березовую чашку, над которой поднимался дымок, сотворенную прямо из воздуха, как она поступала всегда. – Это поможет тебе согреться.
С трудом вытащив руки из-под одеяла, я взяла чашку и с радостью сделала большой глоток. Как только приятный жасминовый чай обжег горло, я напряглась. С жаждой, с которой я боролась раньше, это было не сравнить, однако от постоянного самоконтроля было не так просто избавиться.
- Как долго меня не было? – спросила я, как только поняла, что могу говорить связно. – Что тут происходило?
- Рассказывать в принципе нечего, - пожал плечами Дориан. – Вы исчезли всего пару часов…
- Лучше ты расскажи, что случилось? – снова спросил Триандр.
Я знала, что он переживает из-за Киры и постоянно прислушивалась, не хлопнет ли входная дверь. Но я мало что могла рассказать, вспоминать этот момент сейчас мне не хотелось, да и голова была забита совсем другими мыслями. Оказалось не так-то просто думать о нескольких вещах одновременно. Будучи вампиром, мне это удавалось с легкостью, но теперь…
Я затрясла головой.
- Я все расскажу, только дайте мне немного времени. Хотя вряд ли у меня получиться вас удивить…
В нос ударил приятный запах жареного мяса. В животе снова заурчало и радостно забилось сердце. Я повернулась в сторону двери, ведущий на кухню как раз в тот момент, когда из нее появился большой поднос, полностью уставленный тарелками. Следом за ним, с пустыми руками шла Нина.
- Надеюсь, ты голодная, - сказала она спокойно и я сглотнула. – Так я и думала. Я не знала, что ты любишь, поэтому взяла всего понемногу, но может тебе хочется чего-нибудь конкретного?
- Всего, сразу и побольше, - ответила я, совершенно забыв, что просила у нее совершенно другое.
Поднос приземлился на столик, возле дивана. «Всего понемногу» оказалось: тарелка борща, два салата, картофельное пюре, запеченное в духовке мясо, жареная рыба, маринованные грибы, кусок торта, два вида хлеба, овощное рагу, мороженное и фрукты. Я глазами поедала блюда, большинство из предложенного я не пробовала ни разу в жизни и не знала с чего начать.
Определившись, я накинулась на еду. Минут двадцать раздавался только стук приборов по тарелки. Все обитатели в это время разбрелись по залу. Дориан расположился в кресле с «Онегиным» в руках; Дивия принялась изготавливать и точить новые стрелы для своего лука, который, после того как вернула себе, не выпускала из рук; Триандр отскабливал деревянную стружку со своего плеча – практически каждый день он еще на миллиметр восстанавливал свою кожу. Нина решила усовершенствовать свой телекинез, поэтому пустила летать по гостиной разные небольшие предметы, попутно рассказывая мне, что тут произошло и вскоре у нас над головами летало не меньше пятнадцати вещей, что не могло не удивить. Оказалось, Александра отправилась на работу, чтобы взять отпуск. Все время мои мысли занимала тревога за Дилана и Киру. Что с ними сейчас происходит? Когда они вернуться? Измениться ли внешне Дилан? Ведь многие из нас стали другими после преображения.
Когда я согрелась, насытилась и, с наслаждением откинулась на спинку дивана, ужасный грохот донесся с кухни, за которым последовали приглушенный виноватый голос. Предметы, летающие по залу, мгновенно попадали, я обвила присутствующих взглядом и первой рванула к двери.
Но не успела я выйти в коридор, как в проеме появился первый человек. Он был около двух метров ростом и широк в плечах – практически полностью загораживая проход – черные как смола волосы доставали до переносицы. Парень встряхнул головой и я увидела невероятно красивые ярко-синие глаза. Такие, я видела только раз в жизни и думала, что уже не увижу, никогда.
Он остался собой. Не знаю, почему меня это волновало, но я вздохнула с облегчением, увидев его таким же.
Заметив меня, парень улыбнулся.
- Кажется, нам понадобиться новый стол, - сказал Дилан и медленно пошел ко мне.
Я стояла как вкопанная, в голове ни с того ни с сего всплыл наш давний разговор в Триандром. «… я, очень давно, в тебя влюблен Ариадна, — произнес Триандр больше трех тысячелетий назад. — С тех пор как начал смотреть на мир другими глазами…». А что если Дилан, увидев мир, по-новому перестал любить меня как прежде?.. Или совсем… Меня пробрала дрожь. Я и сама изменилась, а Дилан не видел меня другой, вдруг теперь я стала для него не такой привлекательной как раньше…
С каждым шагом Дилана, мое сердце начинало биться все быстрее, а ноги задрожали. Он не отрывал от меня взгляда, а я боялась смотреть в его глаза, боясь увидеть там то, что разорвет мне сердце. Он обхватил мое лицо руками и приподнял его.
- Ты в порядке? – спросил он.
И тут я почувствовала, как в мою голову пробирается его голос и встретила его взгляд. Все мои страхи пропали. Это было нечто невероятно прекрасное! Таких чистых и ярких мыслей я не слышала никогда прежде - даже у Дилана – и все они говорили о том, что он любит меня, что он рад меня видеть. А его глаза… такие глубокие, полные нежности и тепла! Глаза, в которых я в то же мгновение утонула.
Краем сознания я поняла, что слышу и других в комнате, чего раньше не могла, но их мысли, по сравнению с ревущем потоком моего любимого, были просто журчащим ручейком.
Обхватив его за талию, я улыбнулась.
- В полном, теперь, когда ты рядом, - ответила я и прижалась к его груди.
В этот момент я была несказанно счастлива только от того, что прижимаюсь к нему, а он обнимает меня. Большего мне на тот момент было не нужно.
- Ты совсем не изменился, - прошептала я, не беря во внимание его отросшие волосы.
Дилан рассмеялся.
- А вот ты, кажется, стала ниже ростом, - произнес он. – Наверное, вампиризм делает девушек выше.
Я отодвинулась и заглянула ему в лицо. Действительно, оказалось, что Дилан вырос примерно на десять-пятнадцать сантиметров и он раздался в плечах, отчего рубашка порвалась и местами весела лохмотьями.
«Странно, - автоматически заметила я. – В первый раз, с нашими вещами ничего подобного не произошло, только оружие покрылось ржавчиной…»
- Придется поменять гардероб, - улыбнулась я. - Из своих прежних вещей ты уже вырос.
Дилан улыбнулся в ответ и прижался губами к моим. Это было нечто необыкновенное. Его губы были мягкими и настойчивыми, и я испытывала невероятное наслаждения, целуя его в ответ. У меня подогнулись ноги и мне стоило не малых трудов заставить себя стоять прямо.
- Думаю, шоппинг в ближайшее время нам не светит, - продолжал светиться он, слегка от меня отстранившись. – Дориан, не поделишься рубашкой?
Мой брат отложил книгу и оценивающе оглядел Дилана.
- Боюсь, если ты попытаешься влезть в мою рубашку, шоппинг понадобиться не только тебе, - ответил он. – Уж больно ты поправился друг. Попроси Триандра, у вас размер должен почти совпадать.
Дилан немного помрачнел и оглядел Триандра. Тот стоял у окна, делая вид, что его очень заинтересовало то, что происходит на улице. Напряжение в нем выдавали лишь крылья, недовольно вздрогнув при словах Дориана.
- Как дети, - чуть слышно произнесла Кира.
Я повернулась к ней. Моя дочь стащила с дивана покрывало и, прищурившись, совсем как Алекс, зажала его в руках. Через секунду покрывало стало осыпаться и менять свою форму. Она добавила к кучке ложку, что была на столе и через десять минут, протянула Дилану необычную толстовку с металлическими пуговицами и слегка грубоватые на вид штаны.
- Потом подыщем тебе что-нибудь поудобнее и получше, - сказала она.
- Спасибо, - произнес немного шокированный Дилан – он еще ни разу не видел, как Кира пользуется своей силой. Отпустив меня, он пошел переодеваться.
Только тогда я обратила внимание, что моя дочь выглядит бледной и уставшей. Она словно внезапно стала старше лет на пять, а под глазами появились едва заметные синяки. Заметив, что я смотрю на нее, Кира улыбнулась.
- Со мной все хорошо, - сказала она, прежде чем я успела открыть рот. – Просто эти прыжки во времени чертовски изматывающая штука. И кстати, стол нам точно нужен новый, на тот мы… немного неудачно приземлились.
- Где Элея и Элайер? – спросила Дивия, когда Кира плюхнулась на диван.
- Они остались в том времени, - ответила Кира, беря со стола яблоко. – Сказали, что им нужно время, чтоб восстановить силы. Они скоро будут.
Скоро – оказалось далеко не так быстро как мы рассчитывали. Боясь пропустить что-то важное, мы все оставались в гостиной и стали ждать. Кира быстро уснула, свернувшись на диване (видимо перемещение отняло у нее очень много сил). Дориан отложил Пушкина и они с Алекс засели за недавно купленные шахматы. Не придумав себе занятие, Триандр просто наблюдал за их игрой. Дивия снова принялась точить свои стрелы. Нина залезла в интернет, ее волосы были цвета морской волны, что говорило о том, что мыслями она была далеко. Я не удержалась и проникла в ее сознание и, как и предполагала, увидела в ее мыслях лицо Макса, отчего мне стало не по себе. Макс умер вчера и было вполне естественно, что Нина тоскует по своему возлюбленному. Я постыдилась своей несдержанности.
Мы с Диланом расположились на втором диване. Он нашел по телевизору футбол, а я, положив голову ему на колени, просто наслаждалась своими ощущениями.
Это было так странно – снова чувствовать. Вампиры конечно тоже что-то чувствуют, но им никогда не получить такого наслаждения от таких простых ощущений. Их чувства слишком… ограничены. Я попыталась сравнить то, что чувствовала раньше с тем, что теперь: дуновение теплого ветерка было для меня огненным жаром, не причинявшим вреда, а снег теплым покрывалом; солнце не согревало, мороз был не страшен, дождь не раздражал, а кровь, хоть и была самой желанной вещью в моей жизни, никогда не приносила такого удовольствия как кусок сочного прожаренного мяса. Многого мне не хватало, пока я была одной из них, даже тех ощущений, которые были неприятны. В моем обращение были, конечно, свои плюсы – отрицать это было бы глупо, - но чем больше я об этом думала, тем яснее понимала, что в здравом уме никогда бы не променяла из-за них свою смертную жизнь на бессмертие.
Я усмехнулась своим мыслям. Последнее утверждение, по моему мнению, прозвучало очень странно для той, кто прожила на свете больше пяти тысячелетий. Но Элайер предупреждал нас о том, что наше бессмертие закончится и мы проживем обычную человеческую жизнь, как только последний вампир на земле будет уничтожен. А значит, когда-нибудь, я все равно умру.
Удивительно, но смерть меня совсем не пугала. Все умирают, кто-то раньше, кто-то позже, это исход жизни, ее цель к которой мы стремимся вне зависимости от того, хотим мы этого или нет и избежать ее не удастся. Единственное что мы можем сделать – это попытаться совершить что-нибудь такое, что сможет миру стать хотя бы чуточку лучше.
Мое внимание привлекли странные святящиеся огоньки. Я обвела комнату взглядом, пытаясь найти источник, но его не было. И только посмотрев на Дилана, я вспомнила, что уже видела их раньше. Огоньки, словно в вальсе, кружились у него в голове, а его взгляд был устремлен куда-то в пространство. Тоже самое с ним происходило в те дни, когда, как позже выяснилось, он беспокоился о своих родных. И лицо в те дни у него было такое же каменное.
Решив вернуть его себе, я легонько стукнула его по носу. Он вздрогнул от неожиданности и посмотрел на меня. Огоньки внутри него вмиг погасли.
- С ними все хорошо, - сказала я, принимая вертикальное положение. – Ты скоро сможешь спокойно с ними видеться. Теперь их жизни ни что не угрожает.
Дилан улыбнулся и прижал меня к себе:
- Кроме полчища, жаждущих поработить мир, вампиров, во главе с Фарой и Самирой. А если им повезет то и нас перебить.
- А разве когда-то было иначе?
И тут в воздухе появилось напряжение. Вся комната залилась светом, цвета стали ярче, дом вздрогнул и в единственным пустом до этого кресле, материализовалась Элея. Через минуту за ее спиной встал Элайер, спустившийся со второго этажа (я старалась не думать, как сейчас выглядит крыша нашего дома, после того как на нее приземлился Золотой Дракон). Все разговоры и игры прекратились, Кира проснулась и всеми силами старалась скрыть зевоту, а Дивия отложила в сторону свой лук и стрелы.
- Итак, - произнесла Элея, когда мы все приготовились. Я чувствовала, что атмосфера в комнате была странной, но ничего не замечала и это заставило меня насторожиться. – Мы сделали все, что в наших силах, чтобы вы могли противостоять Фаре и не погибнуть, прежде чем встретитесь с ее армией.
- Теперь все зависит от вас, - снова подхватил Элайер. – Советуем вам хорошенько отдохнуть этой ночью. Завтра вам придется…
- Завтра? – удивленно перебила я. – Мы будем ждать утра, пока Фара набирает силу?
Боги посмотрели на меня с возмущением, особенно Дивия.
- Вы с Диланом только что возродились Ариадна, - ответила мне Элея. – Нужно время чтобы привыкнуть снова, быть человеком. Мы…
- Я уже привыкла. Зачем зря терять время на отдых, пока мы можем и должны бороться?
- За тем, что эта ночь может стать последней спокойной ночью в вашей жизни, - резко сказал Элайер. – Если вы конечно переживете следующую неделю.
Под пристальным взглядом Бога я замолчала. Все члены моей семьи смотрели на меня насторожено. Я понимала, что разговаривать в таком тоне с Богами было не правильно и опасно, но новость о том, что нам придется, бездействовать еще целую ночь, лишила меня способности здраво мыслить.
Элайер оторвал от меня взгляд и снова обратился ко всем:
- Постарайтесь сегодня завершить все свои дела и подготовиться к тому, что вас ждет. Пятерым из вас предстоит отправиться в другие Миры и постараться привести нам в помощь всех кого сможете убедить пересечь границу. Дивия! – услышав свое имя, богиня выпрямилась. – Мне бы хотелось обсудить с тобой кое-какие моменты вашего путешествия. Не пригласишь нас к себе?
- Конечно, - ответила она, спрыгивая с подоконника и указывая на выход. – После вас.
Брат с сестрой вышли из гостиной. Дивия с грустью посмотрела им вслед.
- Вот так всегда. Вам предоставили спокойную ночь, а нам, богам, отдых не положен, - пожаловалась она, скосив на меня взгляд. – До утра.
И она вышла вслед за ними.
После ухода Богов мы еще некоторое время сидели в полной тишине. Никто из нас никогда не бывал за пределами нашего Мира и мне было ужасно интересно, как выглядят другие и куда мы с Диланом отправимся? И что нас там ждет?
Первой, затянувшуюся тишину нарушала Нина. Она поднялась и направилась к лестнице.
- Ты куда? – удивленно спросил ее Дориан.
Она обернулась, ее голос был напряжен:
- Решила последовать совету Элайера и закончить неотложные дела. Чего и вам советую.
После этого она ушла. Я знала, что это всего лишь предлог, и что она просто хочет побыть одна. Это был огромный минус моей способности читать мысли.
- Мы, наверное, тоже пойдем, - сказал Дилан, слегка прижав меня к себе, будто спрашивая разрешения.
Я кивнула и мы вместе пошли наверх.
- Ну и день сегодня выдался, - произнес он, когда мы поднимались по лестнице.
Я улыбнулась:
- Это точно. Если учесть что ты за этот день прожил не меньше двух сотен лет, можно сказать что времена выдались непростые.
Дилан усмехнулся:
– Ну и каково это для тебя? Снова стать человеком?
- Тот же самый вопрос я хотела задать тебе.
- Ну, мне то вспоминать было проще. Я и не забывал почти ничего, хотя сейчас кажется не чувствую себя так же как раньше.
- Это действие преображение, - пояснила я, останавливаясь у дверей своей комнаты. – Открытия твоей души делает тебя чуть более чувствительным, чем пока она была закрыта.
- Да, Элайер мне все объяснил. Это что-то типа того как воспринимает окружающий мир провод, после того как его оголяют.
Я усмехнулась. – Похоже на то.
Он провел ладонью по моей щеке и я почувствовала как стремительно понеслось вперед мое сердце.
- Когда мы познакомились и я решил стать вампиром, я не понимал, чего мне это будет стоить, - произнес Дилан, пристально разглядывая меня. – Я знал о жажде, но это не было для меня огромным недостатком. Так мне казалось. У вампиров много своих преимуществ, но пока я был таким как они, мне не хватало вот таких моментов.
Он провел тыльной стороной ладони по моей щеке, я с наслаждением прикрыла глаза.
- Теперь я знаю что жить – значит чувствовать и что жить я только начинаю.
- Как и я, - ответила я.
Дилан коснулся пальцем кончика моего носа и улыбнулся, отчего на левой щеке у него появилась ямочка.
- У тебя веснушки, - произнес он. – Раньше я их не замечал. Наверно потому что их и сейчас почти не видно.
Мои брови сами собой взлетели вверх. Я и забыла о том, что конопатая, пока Дилан не сказал мне об этом. Мне никогда не нравились мои веснушки и я до смерти не любила когда кто-то обращал на них внимания.
- Впервые вижу, как ты краснеешь, - продолжал улыбаться Дилан. – Этого мне тоже не хватало. Ты такая смешная.
Я легонько ткнула его пальцем в живот и он крякнул.
- И этого, - продолжал он улыбаться.
Дилан прижал меня к себе и я почувствовала себе очень хрупкой и слабой в его сильных руках, ощущение было непередаваемо приятным. Он приподнял меня над полом и поцеловал. Я почувствовала, что просто таю в его объятьях, что мне в жизни не нужно ничего и никого кроме него и…
Дилан опустил меня на землю и отодвинулся.
- Ты, наверное, устала, - произнес он, глядя себе под ноги. – Я пойду к себе, дам тебе время отдохнуть. Завтра у нас тяжелый день.
Я с силой стиснула зубы.
Он что издевается надо мной? Сначала взбудоражил, а теперь собирается уйти? Ну, уж нет.
- А знаешь что, Дилан, - он поднял на меня свои хитрые глаза. – Есть еще кое-что, что мне хотелось бы почувствовать.
Я толкнула спиной дверь своей комнаты и втянула его внутрь.

Аватара пользователя
Валерия Ильященко
Сообщения: 2611
Зарегистрирован: Вт окт 26, 2010 8:44 pm

Re: Трилогия Ариадна. Борьба за власть (или цена борьбы).Кни

Сообщение Валерия Ильященко » Чт фев 21, 2013 6:03 pm

Все-таки не знаю.Для меня бессмертие как-то лучше.не чувствуешь холод,не потеишь,не надо спать.свех сильный.Да у обычной жизни тоже есть плюсы.Надеюсь у ребят все получится.)))

Аватара пользователя
Маруся
Сообщения: 992
Зарегистрирован: Вт фев 01, 2011 12:33 pm
Откуда: Ульяновск

Re: Трилогия Ариадна. Борьба за власть (или цена борьбы).Кни

Сообщение Маруся » Вт апр 09, 2013 9:56 pm

Глава 4. Последняя ночь.

Дилан Сандерс.
Рия быстро уснула. А я все смотрел на нее, подперев голову рукой. Так странно было видеть ее спящей. Она казалась такой беззащитной, свернувшись калачиком и смешно выпятив нижнюю губу. Она была так прекрасна.
Я до сих пор не мог поверить, что она меня любит и что позавчера почти стала моей женой.
Я откинулся на подушку и посмотрел в потолок.
Если бы три года назад мне кто-то сказал что моя жизнь так круто измениться, я бы подумал, что этот человек спятил. Быть вампиром оказалось не так круто, как мне когда-то казалось. Постоянно мучащая жажда убивала, и те преимущества, которые я получил, обратившись, совсем не приносили радости. Лица убитых мной людей постоянно всплывали у меня перед глазами. К счастью это случилось лишь однажды, но мое тогдашнее состояние совершенно не оправдывает зверское уничтожение молодой пары. Да, в тот день я был не в себе, загипнотизированный Сиреной, но это не уменьшает моей вины за содеянное.
Единственным моментом, который радовал меня в становление вампиром, было то, что я мог прожить вечно вместе с Ники…
Прошло уже два года с тех пор, как Ариадна вспомнила свое настоящее имя, но я не мог отделаться от привычки думать о ней как о Николь…
Теперь все изменилось. Больше не нужно бороться с жаждой и скрываться от людей. Интересно, а у нас когда-нибудь получится пожить по-человечески? У Рии и Триандра есть дочь, а могут ли у нас быть дети? Я никогда раньше не задумывался об этом, наверно потому что вампиры не могут иметь детей, но сейчас эта мысль зародилась в моей голове и я вдруг понял, что наполняюсь радостью…
Перед глазами появились серебристые блики и я зажмурился. Это дурацкое мерцание появлялось все чаще и в самый неподходящий момент. Я не знал, что это и как к ним относиться. Они не раз заставляли меня глубоко задуматься о том, что они означают. Вначале мне казалось, что это как-то связанно с тем, кем я стал и думал расспросить об этом Ариадну, но в последний момент меня что-то останавливало и она сама никогда не поднимала этой темы. Я понял, что это лишь мое личное только после того, как она спросила меня о том, что меня беспокоит. Она видела эти блики, я в этом уверен. Тот, кто проникает в чужой разум, не может не обратить на них внимания. Я соврал ей, впервые в жизни, мне не хотелось чтобы это беспокоило еще и ее.
Блики не сильно меня беспокоили и не причиняли никакого вреда, хотя видеть их было неприятно, я решил не обращать на них внимания. Через пару минут они исчезли.
Элайер сказал, что завтра я буду знать на что способен, как и все члены Дааргона. Меня съедало любопытство. Может я смогу менять свою внешность как Дориан? Или понимать язык зверей как Александра? Или круче, буду убивать врагов взглядом… хах… лучше никому моим врагом не становиться. А может, я тоже смогу читать чужие мысли и буду знать точно, кто и что обо мне думает. Буду угадывать, о чем она мечтает и исполнять все ее желания.
Последней моей мыслью, перед тем как я уснул, было – у Рии скоро день рожденье, нужно поломать голову над тем, что ей подарить…

Дориан.
Проводив Триандра и Киру, мы с Алекс разбрелись по своим комнатам. Закрыв за собой дверь, я, наконец, смог спокойно вздохнуть.
Я давно не ощущал столько напряжения исходившего от людей, который я не мог поглотить, а такое происходит только в тех случаях, когда страх подавляется или же его перекрывали другие, более сильные чувства. И я знал, от кого исходит самый мощный поток, перекрывающий все остальные эмоции.
Нина!
Я знал ее уже полутора века. Она была мне верным другом. Всегда сильная, всегда готовая прийти на помощь. Я впервые видел ее в таком ужасном состоянии. Впервые чувствовал ее боль, как и другие эмоции находящихся рядом со мной людей и я первый раз в жизни пожалел о том, что не могу забрать ее боль так же, как часто поступал со страхом.
Подойдя к кровати, я снял пояс с Мечом Арея – единственной вещью, которая может уничтожить вампира, без помощи магии – и, положив его рядом с подушкой, лег на кровать, бессмысленно глядя в потолок.
Любовь – это самое страшное испытание, которое может выпасть на долю человека. Настоящей она бывает очень редко, а счастливой еще реже. В большинстве своих случаев она приносит только боль. За всю свою жизнь я видел много людей, которые думали, что любили друг друга и часто наблюдал, как их любовь перерастает в отвращение, как обожание в их глазах сменяется пустотой.
Я никогда еще не любил и раньше часто просил людей объяснить мне, что такое любовь, но ни один не смог помочь мне понять, почему это чувство сводит людей с ума? Почему они готовы страдать вместо того, чтобы просто жить и радоваться жизни? Я всегда считал влюбленных людей мазохистами. Но никогда я не смогу причислить к этим людям свою сестру, а уж тем более Нину.
Наверное, это странно, но я очень долгое время не думал о том, что Нина может влюбиться, да и как девушку увидел ее совсем недавно. Она всегда была для меня товарищем, таким как Галатея, Алекс или Рия и я ни разу в жизни не задумывался о том, что она всего лишь девушка, которая иногда может быть слабой и беззащитной.
И если учесть недавно вскрывшиеся подробности ее прошлой жизни, об этом никто и не мог задуматься уже очень давно. Если бы я сам не видел, как она преобразилась на острове, никогда бы в жизни не поверил, что Нина много веков назад была одной из опаснейших женщин Мира. Что она, вместе с сестрами, наводила страх на людей, кровососов и даже на богов! Я много раз видел на что она способна, но такое… Эта сторона ее натуры открылась мне лишь на днях и я увидел совсем не демона, какой она хотела тогда показаться.
Нина была девушкой, нуждающейся в поддержке и заботе, которой часто нужна помощь, мечтающая о любви и – возможно – замужестве. Именно такой я теперь видел ее. И хотел стать человеком, который сможет дать ей все это. Я хотел быть рядом с ней когда ей это нужно.
Именно поэтому я нервничал по поводу завтрашнего дня. Дети Создателя сказали что распределят нас по шести Мирам, включая наш собственный, значит в каждой группе будет по два человека. Другие Миры могут таить в себе множества опасностей, а в положении Нины это будет более рискованно чем для любого из нас. Элайер и Элея должны это учесть и отправить ее собирать союзников в прошлом нашего Мира. Для нее это будет самым безопасным вариантом. К сожалению в таком случае я скорее всего не смогу отправиться с ней – я непроизвольно стиснул зубы – С ней будет Кира, а она сумеет постоять за них обеих в случае необходимости. К тому же, в этом Мире меньше опасностей, чем может повстречаться нам в другом.
Я принялся размышлять, кто с кем может отправиться?
Составить еще две пары было совсем не трудно.
Ариадна и Дилан – одна из немногих встречавшихся мне пар, у которых любовь была чистой искренней и счастливой. За прошедшие два года я ни разу не видел чтобы они расставались дольше чем на несколько часов.
Третьей парой без сомнений будут Элайер и Элея. Более очевидной пары и представить было нельзя.
Оставались только я Триандр и Александра. Ах, ну еще и Дивия – богиня лесов и зверей. Я очень надеялся, что не попаду в пару с последней. Не знаю был ли причиной ее суровый нрав или странное поведение, но эта женщина мне никогда не нравилась. Я никак не мог раньше понять как она может обожать животных и запрещать охотиться на них, но в тоже время спокойно расхаживать по лесу в шапке из медвежьей головы, причем все давно догадывались что именно Дивия его и убила. И еще одна странность, которая совсем не располагала меня к ней – от богини никогда не пахло страхом.
Может отсутствие страха – особенность богов, но мне всегда казалось что каждое существо должно чего-то бояться, даже высшее из них.
Как бы то ни было я всем сердцем надеялся, что она не отправится со мной и заранее пожалел того, кому повезет меньше.

Триандр.
Я успокоился только когда попал домой. Руки уже не сжимались в кулаки и зубы я мог разжать спокойно. Никогда в жизни я еще не чувствовал себя таким бессильным и униженным. Этого сопляка сделали таким же как мы и это выводило меня из себя! Они считали, что это поможет нам справится с Фарой и кровососами, но этот мальчишка еще из пеленок не вырос. Сомневаюсь, что он хоть раз дрался с настоящем вампиром. Да его на части порвут при первой же возможности.
Я так и не смог понять что Ариа в нем нашла? Он по страшному меня бесил и я не мог понять почему? Единственное, что я знал наверняка, так это то, что моя ненависть никак не связана с тем, что он собирается жениться на Ариадне. Она ясно дала понять мне что относится ко мне не больше чем к брату и что между нами быть ничего не может. И хоть я разрывался на части, когда видел с каким восторгом она смотрит на Дилана и светиться от счастья, я не мог заставить ее полюбить меня вновь. По правде сказать, я даже начал сомневаться, что она когда-то любила меня по-настоящему.
Когда-то она была моей и я не обращал внимания на то, как она смотрит на меня. Мне казалось это мелочью. Ариа была со мной, отвечала мне взаимностью и это было для меня настоящим счастьем. О большем я и не просил.
А потом я пережил ее смерть.
Меня передернуло.
Когда Алекс сообщила нам с дочерью об этом, я словно попал в ад. По другому я это назвать не могу. А теперь, после стольких лет, что я считал ее мертвой, видеть ее снова, да еще и такой… необыкновенно счастливой! Большего мне для счастья не нужно.
Будильник на моих ручных часах запищал. Подошло время «вкусняшки».
Я прошел на кухню и принялся готовить чашку с горячим удобрением, пытаясь не кривиться. Эту гадость приходилось пить постоянно, а вкус у нее лучше не становился и привыкнуть к нему было не возможно. Но я хотел жить, а без этого… чая мне было не выжить, так что приходилось переступать через себя.
С того дня как я похитил Ариадну и хотел убить(меня снова передернуло), нам не удалось поговорить наедине. Я рассчитывал что следующая неделя подарит мне такую возможность. Она сильный член нашей семьи и в няньки Дилану в такой ответственной задачи не годиться. Думаю его отправят… куда-нибудь в более безопасный мир, где не придется его защищать каждые две минуты. Будь моя воля, я бы вообще оставил его на скамейке запасных или послал бы их вместе Кирой к каким-нибудь ангелам, которых будет не трудно убедить. Но у нее уже есть задача, а в нашем прошлом не так уж безопасно, значит ему там делать нечего… Да и кто он такой, чтоб я ломал голову о том, куда он пойдет?
Выбросив этого молокососа из моих мыслей, я глубоко вздохнул и налег на стакан, стараясь не принюхиваться к тому, что пью.

Кимера.
Закинув Триандра домой, я выехала на шоссе и понеслась по городу, не обращая внимания на дорожные знаки. Одна из прелестей этого города – после девяти часов вечера жизнь здесь будто вымирает. Только во дворах и возле магазинов еще можно было встретить подвыпившие кампании состоящие в основном из молодежи, по дорогом ездили всего две-три машины – идеальное время для того чтобы спокойно подумать, не загоняя себя в маленькое пространство квартиры.
Мотор звучал, как зверь и я не смогла не улыбнуться. Не зря потратила несколько лет на подробное изучение каждой детали автомобиля. Глядя на мой автомобиль никто и не догадывается что раньше он был обычной грудой железа да выброшенным на помойку диваном и ничуть не отличался от оригинала. Единственное что я поменяла – сделала посадку повыше и уменьшила расход топлива и теперь могла заправляться раз в два-три дня.
Я ехала разгоняясь все сильнее, направляясь к выезду из города. Дороги там не ахти, зато вероятность встретить гаишников уменьшается в несколько раз. А мне нужно было подумать.
Сегодняшний день был богат на события. Я была так рада узнать природу этим непонятным знакам, ежесекундно мелькающим в уголке моего глаза. Для меня когда-то было большим удивлением то, что кроме меня никто их не видит, а когда я рисовала их, люди часто считали это просто картинками или хорошо развитой фантазией. Со временем я стала пытаться их не замечать, но проблема заключалась в том, что это их постоянное движение создавало впечатление идущего рядом человека и иногда я машинально поворачивала голову чтобы посмотреть кто это. Знаки сменялись каждые пару секунд, ни разу не повторялись и каким-то чудом я запомнила каждый из них, хотя те, что Элайер написал на листке были мне неизвестны, кроме последнего, который возвращал нас назад.
Было очень странно вдруг узнать, что знаки, с которыми я живу всю жизнь и в которых не видела никакого смысла, оказались координатами определенного времени и места, в которое я могла переместиться когда захочу. Это была невероятно редкая способность и… ужасно неприятная. Ощущения после перемещения были такие, будто тебя обсыпали землей, вышибив все силы. Они быстро восстанавливались, но я уже поняла, что частые прыжки замедляют этот процесс. Хотя мне хотелось верить, что все эти минусы только из-за недостатка опыта.
Но большим удивлением для меня было преображении Рии и Дилана. Так странно было видеть их без желтых глаз и мраморной кожи, которая иногда превращала их в каменные статуи. Теперь они выглядели как обычные люди. Я правда сомневалась что от этого они многое выиграли. Отец всегда учил меня ненавидеть вампиров и я действительно ненавидела их. Человеческая жизнь была для меня неприкосновенно и существо, безжалостно отнимающее ее ради удовольствия и насыщения, не имело право ходить по этой земле и должно было разделить судьбу своих жертв. Но Ариадна и Дилан не питались людьми и спокойно сосуществовали с ними. И я была бы полной дурой, если бы не видела плюсы, которые они потеряли. Я прекрасно понимаю почему Рия не хотела оставаться вампиром, но у меня в голове не укладывается, почему она не подождала до того момента, когда вампиры будут уничтожены? У нас было бы больше шансов если бы среди нас были те, кто не уступает противнику по силе.
Не то чтоб я считала Дааргонцев слабыми, просто видела на что способны вампиры и что можем мы. За последние сто лет, мы с Триандром смогли уничтожить не больше ста двадцати вампиров. Это при том, что подавляющее большинство из них встретились с моим взглядом медузы, как я это назвала. Наши враги становятся сильнее и хитрее и подкрасться к ним и рубануть мечом бога - как по рассказам отца раньше часто поступал Дориан – уже явно не достаточно.
Я глубоко вздохнула.
Если через неделю состоится битва, мы должны уничтожить всех вампиров сразу, не позабыв о Самире.
Как бы не трагична была ее история, мне ее было, совсем не жаль. Она предала свою семью. Тех, кто долгое время помогал ей и защищал. Она должна будет умереть!
Не сбавляя скорости, я развернула машину на сто восемьдесят градусов и поехала обратно в город. Завтра мне предстояло снова отправляться в прошлое, а значит нужно как следует отдохнуть на последок. Я мечтательно улыбнулась и вытащила свой сотовый.
Очень надеюсь, что Триандр и Ариадна не узнают о моем способе отдохнуть.
Трубку взяли после второго гудка.
- Алло, - донесся с того конца, перекрикивая музыку, женский голос.
- Акси, как насчет того, чтобы оттянуться не по-детски? – спросила я.
- Запросто Кируль, - обрадовалась Аксения. – Я начала без тебя, так что тебе придется догонять. Мы с девчонками в «Пауке», подкатывай.
- Нет Акси, это не серьезно. Я заберу тебя через сорок минут, будь готова… И девок можешь захватить, если они конечно не против моего общества.
- Глупости не говори! Мои девчонки не менее чокнутые чем ты или я, так что фифам типа Ники лучше держаться от нас сегодня подальше. Итак! Насколько я поняла у тебя есть предложение поинтереснее скучной тусы в самом модном клубе города? – голос подруги затрясся от нетерпения.
Я покачала головой. Аксения была невыносима. Именно это мне в ней и нравилось.
- Ты не слышала, в «Апполоне» сегодня самое зажигательное шоу этого века. Какие-то нереально крутые стриптизеры из Польши приехали. Гарантирую, вечер будет незабываемым.
Я практически оглохла от радостного крика.

Наина.
Было уже за полночь, когда я смогла собраться с мыслями. Остальные уж давно спали и только я бездумно лежала глядя на балдахин. Так странно было чувствовать себя опустошенной. Словно Хелла вынула из меня душу, но в тоже время я понимала что в моей жизни не все так плохо. Я старалась себя в этом убедить и то что внутри меня росло маленькое чудо – маленькая частичка его – помогало мне чувствовать себя лучше.
Еще позавчера я считала эту маленькую неожиданность ужасной. Точнее ужасно не вовремя случившейся. А теперь не знаю, что бы было со мной, если бы этого не случилось. Смогла ли я справиться со смертью Макса, если бы не знала о существовании маленькой частицы его, растущей внутри меня?
Думая об этом я понимала, как глупо поступила, влюбившись в человека. Я прожила на свете больше шести тысячелетий и как глупый ребенок попалась в жестокую ловушку купидона. Я часто с завистью смотрела на влюбленные парочки и понимала что такая роскошь не для меня. К тому же, после всего что я пережила до встречи с Элеей отбило у меня желание близких отношений на очень долгое время. Поэтому я никогда не думала что смогу полюбить по-настоящему.
Но Макс был не похож ни на кого, кто прежде мне встречался. Именно поэтому я и подпустила его к себе ближе, чем следовало и в очередной раз убедилась, что ничего хорошего из этого не выйдет. Будто мне было мало прежних страданий!
Но я не могла не признать что заслужила это. Хотя бы за то, что скрывала свою истинную жизнь, если можно было это так назвать. Но как бы воспринимали меня Дааргонцы, если бы знали правду?
Вспомнив взгляд Ариадны, после того как я рассказала ей свою историю, я снова почувствовала угрызения совести. Она поверила мне. Поверила, хотя вторая часть истории была шита белыми нитками. И Комар поверил, хотя не мог не узнать меня…
Я думала, что расправившись с Хеллой и Мирой, я искуплю свою вину перед миром. Что этого будет достаточно чтобы меня перестали терзать муки совести и я смогла бы спокойно жить дальше. И мне действительно стало легче на какое-то мгновение. На то короткое мгновение пока не появилась Фара.
Я все еще не могу понять, почему ни Фара, ни Элайер с Элеей не раскрыли меня? Для Фары это было бы выгодно потому что Дааргонцы навсегда потеряли бы ко мне доверие. А детей Создателя я уже предала однажды и по моему мнению они были обязаны предупредить остальных о том, на что я способна.
Но они все молчали.
Неужели Элея продолжает верить в меня? После всего что я сделала? Или у нее просто нет выхода? На карту поставлено существование Мира и человечества в целом и доверять таким как я с их стороны не разумно. Единственное, что приходит мне в голову в этой ситуации, они хотят держать меня к себе поближе, чтобы в случае если я снова поверю Фаре, можно было легко от меня избавиться, а может просто ждут удобного момента? А может дожидаются пока я не рожу? А что если они и мое дитя посчитают опасным.
При мысли об этом я закипела.
Нет, я не позволю им уничтожить его! Я не позволю им отнять у меня последнюю частичку своей души!
Я произвольно положила руку на свой живот, хотя понимала, что на таком маленьком сроки почувствовать его будет невозможно.
Какие бы планы они не строили, ничего у них не выйдет! Мне хватит сил и жизненного опыта, чтобы защитить себя и своего ребенка!
Комнату постепенно начал заполнять запах паленой ткани и я почувствовала как разгорячилась моя голова. Приняв вертикальное положение, я обернулась. В центре подушки зияла дыра, формой напоминающая мою голову с волосами, с обугленными краями, продолжающими дымиться. Быстро затушив почти возникший костерок, я открыла окно и, обхватив голову руками, стала с жадностью вдыхать свежий ночной воздух, приводя свои мысли в порядок.
Я чувствовала себя полной идиоткой. Мне было стыдно от того что я так плохо подумала о детях Создателя. За прошедшие триста лет у них была масса возможностей меня уничтожить. Я бы не стала сопротивляться и с честью приняла бы смерть так как понимала что действительно этого заслуживаю.
Как я могла позволить себе пустить ход своих мыслей в этом направлении? Неужели я справилась с отвратительной стороной своей натуры не так хорошо как думала? Неужели мне все-таки суждено стать ужасом человечества, прежней Наиной, жаждущей только мести и благоговения? Что бы сказал Макс, если бы узнал меня с этой стороны? Любил бы он меня так же, если бы видел перед собой не обычную девушку или смелую Дааргонку, а мстительную и жадную женщину, совершенно равнодушную к страданиям других и готовую пойти на все, чтобы добиться своей цели?
Нет! Я бы не позволила такой женщине находиться рядом с ним. И мой сын не должен никогда находиться рядом с такой женщиной.
Я решительно выдохнула.
А значит, мне следует уделить больше времени на себя. Я искореню эту тварь, чего бы мне это не стоило!
Интересно, а Рия также боролась со своими инстинктами, когда была вампиром? – вдруг вспомнила я.
***
Две фигуры, закутавшись в красные плащи сидели в роскошных креслах на небольшой круглой платформе под самым небосводом. Прикрытые сверху магическим облаком, они не боялись быть замечены со спутника, а самолеты на такую высоту не поднимались.
Девушка с золотистой кожей неотрывно смотрела на большую каменную чашу, стоящую в центре платформы. Внутри нее, как в водовороте двигалась серовато-прозрачная жидкость, над которой поднимался дымок, а на ее поверхности мелькали образы людей. Девушка не шевелилась и даже не моргала, наблюдая как ворочается в кровати молодой парень, как снимает с пояса меч другой или как на бешенной скорости мчится по дороги девушка. Она не подала признака жизни, даже когда задымилась подушка под головой у девушки с голубыми волосами. Элея застыла статуей в своем кресле, казалась она даже не дышала.
Сидящей напротив нее Элайер старался ничем не выдать свое беспокойство, но нервно водил большим пальцем по нижней губе. Еще никогда они не были так близки к поражению. Наблюдая за сестрой он пытался понять, когда они совершили ошибку, которая подвела их так близко к пропасти и не находил ответа. Его раздражало что из-за клятвы, данной им когда-то, он не мог сам закончить войну, которая началась за долго до его рождения. Но еще больше его раздражало то, что он ничего не мог сделать чтобы помочь Элеи.
Элайер вынудил ее жить и постоянно бороться с Фарой и ее твореньями, это был не ее выбор и это заставляло его ненавидеть себя. Он понимал что без ее мудрости и терпения, Мир давно бы уже принадлежал Фаре и все чего они когда-либо добились было бы напрасно. Но чувство вины не оставляло его даже в те минуты, когда она была счастлива.
Элея наконец закрыла глаза и, опустив голову на спинку кресла, медленно выдохнула. После того как она лишилась своей души, работа, которую она прежде выполняла с легкостью, давалась ей с огромным трудом.
- Готово, - устало произнесла она на Первом языке. – Этой ночью каждый из них увидеть сон, в котором ему откроется что и как он может делать.
Она немного сожалела о том, что им с братом пришлось обмануть Дааргонцев. Врать Элея не любила, и делала это с большой неохотой. Эта ночь нужна была им с Элайером, чтобы завершить раскрытие их душ и подумать о том, что же делать дальше.
- Ты не хуже меня понимаешь что этого будет недостаточно, - бесстрастно сказал Элайер. – Даже если раскрыть душу каждого человека, даже призвав на помощь Саверитов и уничтожив всех вампиров, победу нам не одержать пока жива Фара.
- Нет, - отозвалась Элея, потирая виски. – Не одержать. Однако это может помочь нам вернуть равновесие, которое мы потеряли. Это лучше чем позволить ей победить.
- И что потом? – спросил он поднимаясь. – Снова небольшая передышка и новое сражение, в котором единственное что мы можем сделать, это не дать преимуществу перейти на ее сторону. А что если мы не будем готовы с самого начала, как случилось в этот раз? Что если этот раз будет для нас последним?
Элайер сложил руки на спинке своего кресла и встретил удивленный и усталый взгляд сестры. Только наедине с ним она могла позволить себе такую слабость. Им не нужно было убеждать всех в том, что они не только одинаково выглядят, но и думают. Им не приходилось следить за словами, чтобы сохранить среди богов
- Ты хочешь сдаться? – не веря своим ушам спросила она.
- Нет конечно, - возразил Элайер. Он опустил голову на руки и шумно выдохнул. – Просто я устал сражаться.
Элея грустно улыбнулась. Уже долгое время брат выполнял большую часть ее работы. Она понимала что он измотан намного больше ее и чувствовала стыд из-за того, что показала ему свое истинное состояние. Если бы она могла продержаться дольше…
Поднявшись, она встала за его спиной и положила руку ему на плечо.
- Таммаеэль просила нас уберечь этот мир, - грустно сказала она. – Я знаю, что задача у нас сейчас настолько сложная, что приходиться работать на пределе возможностей, но мы не можем все бросить сейчас. Подумай, Элайер, сколько тысячелетий идет эта война?..
- Такой цифры нет в природе, - буркнул он в ответ.
- А сколько мы защищаем этот Мир? – ответа не последовало. – Уверенна, ждать нам осталось не долго. Создатель должен возродиться и я не хочу, чтобы нас запомнили как Хранителей, не справившихся со своей задачей.
Элайер не поднял головы, но Элея хорошо его знала, чтобы понять что он нахмурился. В голове вновь возник вопрос, по поводу которого они спорили уже несколько веков. Почувствовав ее напряжение, Элайер поднял на нее взгляд и его брови сошлись на переносице.
- Не начинай, - строго сказал он. – Мы это уже обсуждали.
- Я знаю, но… Мне все равно кажется что скрывать от них правду не правильно. Если бы они знали что одному из них придется сделать выбор…
- Мы знали правду, Элея.
Она замолчала, чувствуя себя виноватой. Элайеру трубно было вспоминать те давние времена и она как никто другой это понимала.
- Это знание губительно для них, - продолжил он. – Рассказав им все сейчас, мы лишим их способности холодного мышления. Каждый из них все время будут думать о том, как они поступят, если выбирать придется именно ему. И при этом понимать, что вокруг тебя – твоя семья: твои братья и сестры, возлюбленная и твои дети. Поверь мне, страшнее пытки не придумаешь.
Элея удивленно выдохнула. В голосе брата она услышала то, чего никогда не ожидала от него.
- Тебе их жаль, - догадалась она.
Элайер снова опустил голову на руки, пряча свой взгляд.
- Не совсем, - через какое-то время сказал он. – С одной стороны, я хочу чтобы им пришлось сделать выбор.
Он замолчал. Элея не торопила его, понимая как сложно найти правильные слова в подобной ситуации.
- Но с другой я знаю что их ждет дальше, и не могу не сочувствовать им.
Элайер резко выпрямился.
- На жалость у нас нет времени. Мы еще не выровняли баланс, для того чтобы заглядывать в будущее. Ты уже решила кто и куда отправиться?
Элея улыбнулась. Таким она больше привыкла видеть своего брата.
- Да, их мысли вполне предсказуемы, однако некоторые вещи меня действительно поразили. Например Наина действительно влюбилась в того мальчика…
- Ты хочешь чтобы помимо просьбы о помощи, они еще и решили свои проблемы? – удивился Элайер.
- Это плохо?
- Нет, просто разумно ли…
- Они обычные люди братик, - перебила Элея. - Не все в их жизни война. Им нужно разобраться в своих переживаниях и научиться видеть что-то помимо своих, желания других. Если они не научаться думать не только о себе, никогда не одержат победу над Фарой и ее отродьями.
Элайер на минуту задумался. Для него, уже достаточно долгое время, не существовало ничего важнее сражения. Не выпускать Фару за пределы стабильности, было невероятно сложной задачей и его мелкие потребности со временем исчезли. Но их Создания в какой-то степени действительно были обычными людьми, и их мысли и чувства были направлены и на другие цели.
- Да, ты права, - наконец сказал он.
Элея улыбнулась, радуясь, что смогла показать ему иной взгляд на жизнь.
Они понимала друг друга с полуслова, однако восприятие одной и той же вещи у были для них совершенно различны и это не редко становилось поводом для споров. Однако если одному из них удавалось убедить другого в своей правоте, а не просто вынуждать принять свою сторону, результат превосходил все ожидания и Элея надеялась, что этот случай не будет исключением.
***
Фара открыла глаза. Настроение у нее было прекрасным и ничто не могло его испортить.
Она наслаждалась жалкими потугами Элайера и Элеи помешать ей. Скольких она уже уничтожила пока длилась эта война? Сколькие сбежали, поджав хвосты, когда поняли что им не справиться с ней? С одной стороны, Фару восхищала их сила и выносливость. Еще никто не мог противостоять ей так долго, но их глупая вера в то, что они смогут удержать ее и в этот раз страшно ее забавляла.
Два щенка, вообразившие себя доберманами, решили, что смогут победить льва, - подумала Фара и усмехнулась, представив эту картину.
Осталось еще немного времени и она сможет занять свое законное место – во главе всего живого и вернет те порядки, которые первоначально были установлены ее отцом…
Слабый стук в окно прервал ее грезы. Фара недовольно обернулась. На подоконнике, со стороны улицы, сидел большой белый ворон – еще одно ее давнее творение. Подойдя к окну, она впустила птицу в комнату. Ворон, описав круг под самым потолком, опустилась на деревянный круглый столик возле любимого кресла Фары. Ее маленькое тельце было перехвачено двумя ремешками, к одному из них был крепко привязан конверт.
Взмахнув пальцем, Фара разрезала нитки - при этом слегка поранив птицу, но даже не обратила на это внимания – и, воспользовавшись потоками воздуха, приказала письму придти к ней в руки. Ворон тут же улетел, словно боялся что его заставят выполнить новый приказ, но Фара продолжала делать вид, что никакой птицы не видела. Она вскрыла конверт и взглянула на письмо:
«Дракоша вылупился из яйца, но крылья не расправил и глаза не открыл еще ни один его брат. Поутру они прозреют и узрят все тропы, где Савериты будут их ждать. И если они не выпадут из гнезда сегодня, научатся не только летать, но и дышать огнем».
Рука Фары дрогнула.
Савериты!
Нет, не возможно! Они не станут им помогать.
Фара закрыла глаза и мысленно полетела вперед, погружаясь все дальше в будущее, до того дня, когда состоится их битва. Просматривая каждый вариант будущего, она постепенно бледнела.
- Нет! – выдохнула она.
Возможности ее победы сократились вдвое, а варианты будущего увеличились в разы.
Она перескакивала с одного на другое, пытаясь понять как это произошло, ведь еще несколько часов назад ничто не угрожало ее победе. Элайер и Элея не могли решить обратиться к Саверитам спонтанно. Как же это произошло? Что заставило так много хороших выходов исчезнуть?
Фара попыталась отыскать то будущее, которое ей нравилось больше всего, но оно исчезло, как и многие другие. Резко открыв глаза, она снова прочла письмо
Дракоша вылупился из яйца…
У Дааргона пополнение. Ну конечно!
Она снова вернулась к вариантам. Во всех них была одна и та же картина – Ариадна и Дилан больше не были похожи на ее творения. Больше не было у них тех необычных золотых глаз и бледной мраморности кожи, так любимой ею. Они не были вампирами, но и обычными людьми не были тоже.
Как такое могло случиться?
Но больше всего ее поразило не это. Увидев глаза парня, ее сердце бешено забилось от страха.
Синие!
Какой же силой обладает душа этого человечка, если взгляд его души невозможно закрыть без помощи яда?
Но не эта мелочь заставила Фару испугаться. Видение, которого давно ее не тревожило. Оно заканчивалось темнотой – что означало смерть. И последнее, что она, в том видении, смогла увидеть перед смертью – полные ненависти синие глаза.
Вздрогнув, Фара заставила себя вернуться в настоящее. Ее руки судорожно тряслись, она часто дышала, пытаясь привести мысли в порядок. Она уже видела когда-то эти синие глаза, означающие ее смерть, и тогда, не желая принять свою смерть в будущем, она изменила человека, который мог стать причиной ее смерти. Фара сделала его вампиром, наполнив его глаза кровью, чтобы никогда больше они не были синими, чем отсрочила видение своей смерти, что не могло ее не радовать.
До этого дня смерть никогда больше ей не угрожала и Фара не думала о том, что может когда-нибудь умереть. И сейчас, она была просто поражена увиденным.
Смерть снова подошла к ней в плотную! Да и от чего?! От руки жалкого человечка, который еще из пеленок не вырос! Умереть из-за того, что позволила ему подойти к себе слишком близко!
Ну, уж этому не бывать никогда!
- Самира! – гневно бросила она, обернувшись к двери.
Вампирша появилась спустя одно мгновение. Когда она вошла в гостиную, Фара уже взяла себя в руки, хотя бы внешне.
Самира поклонилась.
- Есть еще какие-нибудь поручения, - спросила она, - или ты, наконец, решила позволить мне убить эту высокомерную мочалку?
- Ты должна уничтожить Дилана Сандерса, возлюбленного Хранителя Кольца, - быстро и строго произнесла Фара.
Глаза Самиры расширились от удивления.
- С чего это вдруг ты решила уничтожить его?! – Самира, возмущенно скрестила руки на груди. - Насколько я помню, в прошлый раз ты настаивала на совершенно обратном.
- Необходимость оставлять его в живых отпала! – она сделала голос мягче и попыталась мило улыбнуться, хотя это стоило ей большого труда. - К тому же, разве тебе не хочется заставить Ариадну страдать?
Услышав имя своего злейшего врага, Самира скрипнула зубами.
- Смерть для нее слишком легкое наказание, ты так не считаешь?
- Ее смерть не была бы такой легкой, как в прошлый раз, - ответила Самира. – Я бы об этом позаботилась, уж поверь.
- Ты дважды пыталась ее убить и дважды потерпела поражение, - напомнила Фара.
- Во второй раз у меня все бы получилось, если бы Лимнес не вмешался.
Фара притворно рассмеялась. В данный момент ей было далеко не до смеха.
- Ты говоришь как ребенок, Самира. Лимнес не вмешался бы в вашу драку, если бы не стало очевидным то, что она может затянуться на несколько столетий.
Самира отвернулась, поджав губы.
- Дилан - более легкая мишень для тебя, - продолжала Фара. – У него нет того опыта в сражениях что у Ариадны и Сил у него сейчас нет. Его смерть причинит ей намного больше боли, нежели ее собственная. Я думала, ты будешь рада такой возможности. Но если ты не хочешь или считаешь, что не справишься…
- Не пытайся мной манипулировать Фара, - огрызнулась Самира, посмотрев на нее в упор. – Я этого терпеть не могу.
Дочь порока стиснула зубы от злости. Гнев пришел на место страха. В последнее время, Самира стала чересчур наблюдательной по ее мнению, но Фара так же понимала, что ее предложение было слишком явным.
- Прости, - сказала она, с трудом разжав челюсть. – Я не хотела тебя обижать. Мне не следовало…
- Да не следовало, - кивнула Самира, не сводя с Фары свирепого взгляда. – Я не одна из твоих подобострастных кровососов, которые взахлеб слушают каждое твое слово. И хотя ты изменила меня, за что я вечно буду тебе благодарна, становиться твоей марионеткой я не собираюсь.
Развернувшись, она направилась к выходу.
- Ты займешься Сандерсом? – спросила Фара, с трудом сдерживая гнев.
Самира обернулась.
- Сделаю все что смогу. Фара.
Она вежливо поклонилась – что по мнению Фары выглядело как издевательство - и вышла вон. Фара окутала комнату пеленой глухоты и запустила в дверь огромной вазой IV века.
- Девчонка совсем страх потеряла, - зло зашипела она.
Если бы Самира не была частью ее победы во множествах видений, она бы давно от нее избавилась. Но пока ее приходилось терпеть от нее подобные выходки, которые стали происходить все чаще. Если бы она знала, что твориться у нее в голове, то непременно попыталась бы вправить мозги этой высочке.
В очередной раз Фара порадовалась тому, что Самира о ее шпионе не знает ничего и принялась готовить план по вмешательству в будущее, которого еще не было прежде и, который гарантировал ей победу.

Самира.

Выйдя от Фары, я призадумалась. С чего это вдруг она решила избавиться от этого молокососа? Ведь два года назад она приказала мне оставить его в живых.
Было очевидно, что решение она приняла спонтанно. А это было так не свойственно для нее. Да еще и этот бешеный стук сердца, и дрожащий голос, который она так пыталась скрыть, будто вампиры не могли слышать малейшее изменение в живом существе. Неужели она была напугана?!
Безумие! Напугать Фару было невозможно. Эта холодная расчетливая стерва никогда и ничего не боялась. Дар предвидения позволял ей видеть опасности, которые подстерегали ее за углом и обходить их стороной. Однако, что-то же заставило ее занервничать.
Легкий шорох плаща донесся д о моих ушей прежде, чем его обладатель появился в поле моего зрения. Я не обратила бы на это внимания, если бы в замке кроме нас с Фарой не находился только один вампир, который мог свободно перемещаться по верхним этажам.
Решаль вышел из двери в нескольких метрах от меня.
- Самира, не могла бы ты зайти ко мне ненадолго, - попросил он бесстрастным голосом.
Я с трудом сдержалась, чтобы не скривиться. Этот человек по-настоящему раздражал меня по одной простой причине – он был единственным, кто не боялся Фару и с чьим мнением она считалась. Решаль был создателем всех тех вампиров, которые сейчас гуляли по Земле. Он был первым вампиром на земле, что несомненно давало ему определенные преимущества.
Превозмогая недовольства, я шагнула в комнату вслед за ним. Зайдя в его комнату, в глаза сразу бросилось обилие синего бархата и золотого шитья. Решаль еще в своей человеческой жизни любил роскошь, а став бессмертным она стала неотъемлемой частью его жизни. Я была в этой комнате впервые и, к своему удивлению, поняла, что она мне нравится.
Решаль расположился в одном из находящихся в комнате кресел и гостеприимно указал на второй.
- Я слышал ваш разговор с Фарой, - прямо заявил он, когда я села.
Не нужно было видеть будущее, чтобы предугадать каким будет продолжение. Решаль был верным псом Фары и, как и любая преданная собачонка, начинал тявкать как только замечает что с его хозяйкой плохо обращаются. Я не хотела выслушивать нотацию о том, что не имею права так себя вести и что пожалею, если еще раз позволю себе разговаривать с Фарой в подобном тоне. Я собиралась заставить его молчать, посоветовать не лезть в чужие дела, встать и уйти. Однако его следующие слова заставили меня остаться.
- Если ты так ненавидишь ее, зачем тогда служишь ей?
Я застыла. Никогда не задавала себе подобного вопроса. Я знала Фару уже больше четырех тысячелетий, три из которых провела в ином облике. Поначалу мы просто общались, пока в один прекрасный день я не поняла что ее просьбы, стали приказами, которые я беспрекословно выполняла. Хотя, может быть, мне только казалось, что это были просьбы. Даже понимая все это, я продолжала делать вид, что все остается по-прежнему.
Фара считала, что я смирилась со своей долей или просто смирилась со своей участью. Но она ошибалась. Позволять кому-то управлять мной, подмять под себя, сделать меня своей марионеткой – эти слова не про меня. Я никому не позволяла так со мной обращаться и терпела только по тому, что так было нужно. У меня были свои причины вести эту игру.
- А ты почему? – спросила я, пытаясь уйти от ответа.
Он улыбнулся своей бесцветной улыбкой. – У меня нет выхода. Исполнив свои жалкие мечты, я сам надел на себя ошейник и вручил ей поводок. Ты же совсем другое дело…
- У меня свои причины, - озвучила я свою мысль.
- Они есть у каждого из нас. Я бы хотел узнать твою.
Его колючий взгляд впился в меня словно клинок меча. Я не раз удивлялась, как Решаль, напрочь лишенный каких-либо эмоций, мог влиять на самых стойких и сильных вампиров. Когда он начинал смотреть на тебя вот так, внутри сразу появлялось чувство, будто ты сделал что-то отвратительное, что начинало грызть тебя изнутри, тебя охватывал панический ужас и ты начинал говорить, сам не понимая что делаешь. Но я прожила на свете достаточно долго, чтобы легко сбросить это наваждение не позволила своим эмоциям развязать мне язык.
- Все чего-то хотят, - воспользовалась я его способом беседы, пытаясь говорить ровно, хотя его любопытство стало выводить меня из себя. – Почему тебя это так интересует?
- Потому что я хочу знать, можно ли тебе доверять, - ответил Решаль.
И снова он вывел меня из колеи.
Он что, только что признался мне, что собрался восстать против Фары?! Или мне это только кажется?!
Эта фраза заставила меня взглянуть на него другими глазами. Передо мной сидел уже не бесчувственное бревно, которому наскучила жизнь, и не безжалостный убийца Фары, готовый выполнить любой, даже самый мерзкий ее приказ, и не надменный петух упивающийся своей избранностью , гроза вампиров и ужас смертных. Сейчас передо мной сидел тот, кому настолько была ненавистна его судьба, что он был готов на все, чтобы ее изменить. Таким, отбросив свое предвзятое впечатление о нем, Решаль предстал передо мной теперь. И мне почему-то казалось, что именно это его настоящее лицо.
Вспомнив об отменном слухе Фары, я невольно заозиралась.
- Она не может слышать меня здесь, - сказал Решаль, поняв ход моих мыслей. – Я давно принял меры, чтобы не быть у нее на виду все время. Эта единственная комната в мире, закрытая от ее «всевидящего ока».
Он улыбнулся, словно вспомнил смешную шутку, но глаза его по-прежнему оставались равнодушными.
- Ты что-то задумал? – спросила я.
- Ты не ответила на мой вопрос.
Я сжала губы.
- Ты не доверяешь мне, с чего ты решил, что я могу доверять тебе?
- С того, что у нас есть нечто общее. В отличие от других вампиров, ты, Самира, создана ею лично, также как я. И ты служишь ей не потому что считаешь это правильным. А еще потому что я единственный, кому она доверяет, так как считает что я не могу пойти против нее.
- А ты можешь? – недоверчиво усмехнулась я.
- Фара отняла у меня жизнь и свободу, представив все так, будто я сам этого хотел. Я потратил много времени, чтобы отвести от себя подозрения и научиться бороться с ней. Я уже близок к тому, чтобы сбросить ее оковы, но мне нужен тот, кто сможет помочь мне, если я оступлюсь.
- И ты решил, что я могу тебе в этом помочь, - подвела я итог.
- Ты могла бы ей стать, - кивнул он. – Но я заранее хочу тебя предупредить, если данный разговор выйдет за пределы этой комнаты, тебе не прожить и часа.
- Было довольно глупо раскрываться передо мной, Решаль. Раз ты так боишься разоблачения…
- Страх давно не овладевал моей душой, Самира.
Он продолжал буравить меня взглядом, словно пытался заставить чувствовать то, что и другие в его присутствие, но я успешно боролась с этим наваждением, отвечая ему тем же. В конце концов меня вампиры боялись не меньше. Хотя среди них уже не было тех, кто помнил что когда-то я была одной из Дааргонцев.
Спустя двадцать минут молчаливого сражения глазами, Решаль отвалился на спинку кресла.
- Мои причины тебе теперь известны, - сказал он. - Но я до сих пор не услышал ни слова о твоих.
- Ты не единственный, кого она лишила жизни, - уклончиво ответила я. – Я по-прежнему тебе не доверяю, и не собираюсь раскрывать душу. Но вот что я скажу - Фара зациклилась на цели захвата Власти. Она не замечает того, что происходит вокруг, пока это не становиться очевидным и даже свой дар предвиденья ей не помогает. Чем ближе дата ее победы, тем опрометчивее она поступает и тем меньше у меня шансов добиться своего. Я помогу, если твой план меня устроит и ничего не скажу Фаре о тебе, если же не устроит. Но ты должен мне пообещать кое-что.
Я замолчала, ожидая ответа, но его не последовало.
- Ты дашь мне сделать то, что задумала я, если твой замысел удастся.
- Это будет зависеть от того, не навредит ли мне твоя задумка, - ушел он от ответа.
- Без согласия, как бы ни был твой план хорош, я не буду принимать в этом участия.
Решаль сложил пальцы домиком и, поднеся их к губам, на минуту задумался.
- Согласен, - через какое-то время сказал он, одними губами улыбнувшись.
Я откинулась на спинку своего кресла. Вот так, всего за час, человек которого я ненавидела всем сердцем, стал для меня союзником. Чтож, посмотрим что из этого получится.

Аватара пользователя
Олеся
Сообщения: 953
Зарегистрирован: Вс авг 16, 2009 11:39 pm
Откуда: Москва

Re: Трилогия Ариадна. Борьба за власть (или цена борьбы).Кни

Сообщение Олеся » Вт апр 09, 2013 10:09 pm

Марина, наконец-то я смогла посидеть и почитать:)))
Безумно приятно, что меня никто не дергал и не кричал каждые пять минут, так что я прочитала эти главы на одном дыхании.
Не люблю писать коммменты не прочитав, а вот сейчас с удовольствием могу описать ощущения: Прекрасно! написано очень интересно, в меру интригующе и драматично! Очень ярко представляется все, что происходит, особенно меня впечатлило превращение обратно в человека. Написано так, будто ты сама через это прошла. ;)
Герои все разные и очень характерные, т.е не одинаковые ( со своими тараканами что ли), это здорово.Еще раз скажу, что слог у тебя очень легкий, глаз радуется, когда читаешь, и ни на чем не запинается, что очень важно. В общем, вполне можно издаваться, выглядит как зрелое произведение ( ну, начало произведения)
Что сказать, жду продолжения со всеми вместе. Думаю, после спокойной счастливой ночки ты им всем задашь жару:))))

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 9 гостей